Новости дня

13 декабря, среда



















12 декабря, вторник


























Кокаиновый Чехов

0

В «Табакерке» сыграли премьеру «Чайки». Молодой режиссер Константин Богомолов шокировал публику: Нина Заречная нюхает кокаин и снимает перед Треплевым исподнее.

Декорации на сцене напоминали квартиру из фильма «Шумный день», по которой с шашкой бегал молодой Олег Табаков. Перевернутая мещанская мебель, вокруг которой носится девочка в советской школьной форме. Это Маша (Яна Сексте). Она наливает себе рюмку водки, залпом выпивает и закуривает сигарету. Действие «Чайки», по замыслу Богомолова, происходит в наши дни, но текст при этом – чеховский. Аркадину играет Марина Зудина. Ее возлюбленного Тригорина – Константин Хабенский. Олегу Табакову досталась роль доктора Дорна.

Любовный треугольник Заречная – Тригорин – Аркадина в спектакле показан не столь целомудренно, как мы привыкли. Поцелуи настоящие, объятия страстные. «Ну противно смотреть», – делает замечание целующимся Аркадиной и Тригорину Дорн. Зал понимающе смеется. Но это лишь режиссерский разбег. Дальше – больше. Тригорин соблазняет юную Нину Заречную, однако в данном прочтении инициатива исходит от девушки. К слову, Нина в этой «Чайке» не рафинированная селянка, мечтающая о карьере актрисы, а деревенская девушка в теле. И эту пышногрудую красотку с подведенными на манер Софи Лорен глазами Тригорин заваливает прямо на столе, чем вводит в ступор зрителей.

Но это еще цветочки, ягодки начинаются во втором акте, когда Нина приходит в дом к Треплеву, изрядно побитая жизнью, садится за стол и строит дорожку из кокаина. От увиденной интерпретации зал буквально ахает. Затем Заречная под кайфом ложится на стол перед Треплевым, задирает юбку и снимает трусы. Кажется, было слышно, как в этот момент Чехов перевернулся в гробу.

Сам Антон Павлович считал «Чайку» комедией, но, как показывает практика, большинство предпочитают свое прочтение. При этом актерского мастерства и знания материала никто не отменял. Тому подтверждение – игра Олега Табакова. Его Дорн позволяет зрителю поверить, что на сцене все-таки «Чайка».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания