12:30, 19 Ноября 2011 Версия для печати

Дима Билан чудом остался жив

После смерти легендарного продюсера Юрия Айзеншписа мало кто верил в счастливую звезду его последнего проекта. Но Дима Билан сделал невозможное – он не только стал лидером российского шоу бизнеса, но и покорил главный музыкальный конкурс Европы. Незаметно обаятельный мальчик в кепочке превратился в большого артиста. В конце этого года Дима отметит 30-летний юбилей, а на неделе в продажу поступит его авторская книга «Хроники. От хулигана до мечтателя». Чем не повод дать интервью «Желтой газете»?

– Дима, расскажи, с чего вдруг ты решил взяться за мемуары?

– Сразу хочу сказать, что не подгадывал книжку к своему 30-летию. Это получилось само собой. Просто столько накопилось разной информации обо мне, и часто неправдивой, что захотелось внести ясность.

– Как восприняли твое произведение коллеги по шоу бизнесу, друзья?

– Яна Рудковская, у которой уже есть опыт написания книги, поддерживала меня, давала советы. И была безумно рада, когда все удачно закончилось. Поклонники сказали: наконец-то! А некоторые коллеги отнеслись настороженно: мало ли что я там вспомнил (смеется).

– Есть мнение, что у артиста не может быть настоящих друзей.

– Я так не считаю. Моя жизнь немыслима без друзей. А студенческая дружба остается с нами всегда. Катя и Юля – мои закадычные подруги, с которыми мы учились на одном курсе, переписывали друг у друга лекции, вместе предавались мечтам о музыкальной карьере, делились любовными переживаниями.

Мой хороший приятель Серега Широков сейчас работает на канале «Россия» режиссером. С ним мы жили в одной общаге, вместе стояли в очереди в душ и варили суп из пакетиков в одной большой кастрюле.

Когда мы с Яной планировали Евровидение, то я, не раздумывая, позвал Юлю и Катю на бэк-вокал, чтобы в нашей команде были только свои люди из шоу бизнеса, всей душой болеющие за дело. До этого я никогда не работал с друзьями. Хорошо, что мы знали друг друга целую вечность, иначе переругались бы насмерть – до того велико было нервное напряжение. Конечно, мы ссорились, и по-крупному тоже. После конкурса с Юлей разругались так, что не разговаривали потом два месяца. К счастью, помирились. Раньше после таких стычек я пугался: «Неужели это все?» Нет, друзьями не разбрасываются. Ведь через десять лет никто не вспомнит даже сути ссоры. Конечно, сейчас мы меньше видимся, но все равно остаемся близкими людьми.

– После такой победы, наверное, трудно соответствовать заявленной планке?

– Это так. Все ждут от меня каких-то новых подвигов. Но нельзя всегда стремиться кому-то что-то доказывать. Сейчас мне хочется просто жить, любить, творить, радовать поклонников новыми песнями. Недавно я выпустил шестой альбом – «Мечтатели». А 24 ноября в Москве состоится мой большой сольный концерт с Венским симфоническим оркестром под руководством Эдвина Мартона, где я буду петь и арии из опер.

– К этому тебя подтолкнул проект «Призрак оперы»?

– Нет, но этот проект стал для меня своеобразной генеральной репетицией предстоящего концерта. Когда мне предложили в нем участвовать, я сразу согласился. Подумал, что это отличный шанс вспомнить свою первую профессию, ведь я учился в Гнесинке по классу академического вокала и был настроен на карьеру классического певца. Все перевернулось после знакомства с Юрием Шмильевичем. Но я всегда знал, что вернусь к ариям, опере и сделаю альбом в этом ключе.

– Считаешь справедливым финал?

– В финале, который показали телезрителям, справедливо победила дружба. Что касается чьих-то подсчетов – это уже не имеет отношения к телешоу. И наши склоки с Сергеем Лазаревым – это сенсация, выдуманная недоброжелателями и раздутая до размеров Вселенной. Никогда мы с Серегой не были ни соперниками, ни врагами, ни друзьями. В мире шоу бизнеса всем найдется место. 

– А твои поклонники, говорят, поколотили фанатов Сергея Лазарева…

– Возможно! (Смеется.) Знаю, что между нашими фан-клубами есть некое соперничество. Может, друг друга кто и поколачивал! Вообще, у меня самые дружелюбные поклонники на свете! Я их очень люблю. Моя карьера была бы невозможна без людей, которые верят в меня. Взаимоотношения артиста и поклонника – тонкая материя, к которой я отношусь очень трепетно. Некоторые из моих почитателей следуют за мной из города в город, ходят на все концерты, встречают меня в аэропортах, дарят игрушки, заботятся обо мне, угощают домашней едой – пирожками, блинчиками с вареньем и сгущенкой. Активисты фан-клубов помогают организовывать благотворительные акции для детских домов, больниц… Всего не перечислить. Мне иногда кажется, что у меня одна огромная семья величиной в полстраны.

– Встречались неадекватные персонажи?

– Конечно, есть и такие, которые караулят меня под окнами квартиры, забрасывают непристойными эсэмэсками, звонят и молчат в трубку, зачастую – ночью, я пытаюсь продрать глаза и сообразить, кто это и что ему от меня нужно. Бывает, девушки начинают фантазировать на тему моего к ним отношения – улыбка, поцелуй в щеку, и вот воображение рисует им целый любовный роман с разлукой и интригами недоброжелателей. Меня всегда огорчают такие вещи. Прежде всего потому, что круг моих близких известен. Появление взявшихся из ниоткуда личностей в моей жизни исключено. Помню, позвонила девушка в четыре утра, явно не в себе. Я попытался ее успокоить, но тщетно, она звонила снова и снова. Пришлось пригрозить, что вызову милицию. Наутро я нашел под дверью письмо с угрозами. Сейчас к сумасшедшим фанатам прибавились пранкеры (телефонные террористы). Атакуют днем и ночью!

– Не секрет, что многие поклонницы обращаются к магии. Веришь в приворот?

– Больше нет, чем да. Хотя, безусловно, что-то необъяснимое есть в нашей жизни. Я не увлекаюсь подобными темами, но стараюсь не брать в руки странные подарки типа амулетов, кукол-вуду и других символических вещей. Все-таки нельзя держать в доме подобные предметы. Ведь не всегда в них добрая энергетика.

– Чего еще боится звезда шоу бизнеса Дима Билан?

– Боюсь летать. После того, как натерпелся страха, когда летел из Германии на концерт в Лондон пару лет назад. Для нашего маленького самолета тогда выделили специальную полосу, намного короче, чем остальные. Ко всему видимость была нулевая. Пилотам с трудом удалось посадить самолет. Словом, чудом остался жив. До сих пор испытываю панический страх на высоте. Когда самолет приземляется, всегда говорю: «Спасибо». Поэтому такой экстрим, как скалолазание и прыжки с парашютом,  не для меня (смеется).

– И напоследок о главном – о любви. Ты появляешься на публике то с Леной Кулецкой, то с Юлианной Крыловой. А на презентацию твоей книги пришли обе девушки. Так с кем же ты сейчас встречаешься?

– С Леной мы столько пережили вместе, она мне родной человек и навсегда им останется. Но отношения не смогли выдержать долгих разлук и напряженного графика. Мы решили не мучить друг друга обещаниями. Что касается Юлианны, то мы весело проводим время в обществе друг друга, с ней мне легко и приятно, и это взаимно. Пока отношения на уровне флирта, игры! Я не хочу делать громких заявлений, сейчас Юля рядом, и мне хорошо! Что будет дальше, поживем – увидим!

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»