Источник: Только звезды №8-2015
20:03, 18 Марта 2015 Версия для печати

Моисеев: Инсульт и больница – страшнейшие периоды жизни

Борис Моисеев
Борис Моисеев: Только мысль о сцене спасала меня, я хотел скорее дать концерт
Фото: личный архив Бориса Моисеева

Переживший инсульт заслуженный артист РФ Борис Моисеев откровенно рассказал, о чем сожалеет и чем дорожит в жизни.

Недавно эксцентричному танцовщику, актеру и певцу Борису Моисееву исполнился 61 год. Многие сомневались, что Борис оправится после инсульта и научится ходить. Однако артист не только полностью восстановился, но и снова запел. Болезнь отступила.

Музыкант рассказал все, что чувствует, в откровенной беседе с «Собеседником»:

– Одна из моих песен – «Глухонемая любовь» – посвящена маме, ее любви ко мне и моей любви к ней.

У мамы была очень тяжелая судьба, ей многое пришлось пережить. Она родилась в семье польских евреев и до 1925 года носила фамилию Мойсес, у нее было восемь братьев и сестер. Мойсесы имели свою кожевенную фабрику, которая выпускала обувь и сумки, но из-за гонений на евреев в Европе им пришлось бросить бизнес и уехать в Белоруссию.

Борис Моисеев
Борис Моисеев: У моей мамы была очень тяжелая судьба
Фото: Паата Арчвадзе

В 16 лет маме пришлось стать взрослой, она поступила на кожевенный завод в Могилеве. Потом вышла замуж, в 1941 году родился мой старший брат Анатолий, а еще через два года на свет появился мой средний брат Марик.

Конечно, маме одной было очень тяжело. Она верила, что война закончится, муж вернется и все наладится. Однако ее супруг – профессиональный музыкант, дирижер одного из военных оркестров Белорусского фронта – с войны не вернулся, потому что в Прибалтике встретил женщину, в которую влюбился. Об этом он сообщил маме в письме, сказал, что назад не приедет, потому что она не сможет сделать его жизнь яркой.

Мама осталась одна с малышами на руках. Но справилась! Подняла всех трех сыновей. В этом году ей исполнилось бы 100 лет, но трагический случай унес ее жизнь.

В то время я был по контракту Госконцерта за границей, и, когда мама умерла, мне никто не сообщил. Организаторы боялись, что я поеду на похороны, сорву гастроли в Америке, а это очень большие деньги. И я не знал, что мамы не стало, но в день ее смерти мне очень захотелось сказать ей, как я ее люблю. И я сел писать ей письмо, которое она, конечно, не прочла...

У мамы был сахарный диабет, она уже не могла ходить, лежала. И вот однажды к ней в дом ворвался глухонемой сосед, подошел к кровати и стал бить ее собственным костылем. Он ничего не слышал и в полумраке темной комнаты плохо понимал, где находится. Потом оказалось, что он просто перепутал этажи и даже не знал, кому нанес страшные удары. От побоев мама скончалась.

На похоронах меня не было. Когда вернулся и все узнал, сразу пошел на ее могилу, поставил памятник, каждый год езжу на кладбище, чтобы почтить ее память.

Он не только заново научился двигаться и говорить, но и вышел на сцену
Он не только заново научился двигаться и говорить, но и вышел на сцену
Фото: Геннадий Усоев

Но знаете, моя мама мной очень гордилась, поддерживала во всем, любила смотреть мои выступления по телевизору. Ей даже Пугачева писала письмо, благодарила за мое воспитание. Я маму видел только живой, поэтому она и сегодня для меня живая. Перед сном я могу с ней поговорить, она для меня и сейчас самый близкий и родной человек.

– Борис, вы довольно долго жили в Америке...

– Да, в 90-х годах у меня там был серьезный контракт, но мне пришлось разорвать его, потому что я больше не мог там находиться. Моя родная Россия, мой любимый город Москва тянули меня домой, я заплатил солидную неустойку и вернулся. Тут меня встречали очень тепло, было много концертов, гастролей...

– Да, ваше шоу словно привнесло в страну новую культуру, одни костюмы чего стоили.

– На самом деле многие костюмы у меня были еще до Америки, в Литве. Просто они оказались такими актуальными, что в них и сейчас можно выходить на сцену. Мне не раз предлагали попробовать себя в качестве дизайнера, но я все время отказывался, потому что нельзя размениваться, нужно заниматься своим делом. Я музыкант, а не дизайнер.

Сначала я занимался своим проектом – трио «Экспрессия», потом сольной карьерой. Хотя было время – я как хореограф ставил номера для олимпийской сборной страны по фигурному катанию.

Трио "Экспрессия"
Трио «Экспрессия» – проект Моисеева
Фото: Russian Look

Иногда я думаю, что надо было бы, наверное, какой-то свой бизнес начать. Но когда? То спектакль нужно выпускать, то альбом записать, то сшить восемь костюмов, то ехать на гастроли. Так что я зарабатываю только тем, что несу людям радость. Поймите, у меня нет такого дня, чтобы я проснулся и не знал, что же мне делать. У меня с утра график плотный, и мне это нравится. Для меня безделье – это беда.

Вспоминаю то время, когда я лежал в больнице и не мог выступать. Это был страшный период моей жизни. У меня на холодильнике всегда висит график, где написано, когда нужно репетировать, когда ехать на примерку, когда приедут журналисты, когда общаться с авторами песен. И я по инерции искал глазами этот список дел, а его не было. Эта пустота пугала меня.

Понимаете, когда нет дел, я словно старею, у меня портится настроение, мне ничего не хочется. А когда мне нужно куда-то ехать на гастроли, то словно крылья за спиной вырастают, мне нравится быть в гуще событий. Друзья знают, что я с удовольствием собираю чемоданы. Они смеются, что на десять дней я беру, например, двадцать футболок, хотя ясно, что я не успею их все надеть.

Говорят, что я веду себя, как ребенок, но я такой. Мне нравится ощущать детство внутри себя.

После болезни, когда была реабилитация, только мысль о сцене спасала меня, я хотел скорее дать концерт, встретиться со зрителями.

Кто-то даже критиковал моих помощников, обвинял, что они эксплуатируют меня. Эти люди не понимали, что без выступлений я не могу. Я бы просто погиб без работы. Все мои близкие друзья знают об этом. Желание снова встать в строй помогло мне встать на ноги, я заново научился говорить, ходить, петь.

– Как вы сейчас себя чувствуете?

– Хорошо, принимаю витамины, у меня дома есть велотренажер, поэтому ежедневно кручу педали.

Борис Моисеев сейчас каждый день совершает пешие прогулки, многие его узнают
Борис Моисеев сейчас каждый день совершает пешие прогулки, многие его узнают
Фото: Михаил Зильбер

И каждый день совершаю пешие прогулки, выхожу в сад «Эрмитаж», гуляю, прохожу мимо катка... Ко мне постоянно подходят люди. Мне уже не 18 лет, но молодежь, увидев меня, останавливается и говорит: «Ой, Боря, привет. Как дела? Как здоровье? А мы вас по телевизору вчера видели! А мне ваша песня такая-то нравится! Спасибо за песни, Боря». Не Борис Михайлович, а Боря. То есть они принимают меня, как своего, это очень приятно. Иногда меня окликают и вовсе по-семейному: «О, смотрите, вон наш Борька пошел!»

Мне нравится общаться с людьми, я очень люблю ходить в магазин за продуктами. Конечно, у меня есть помощница по хозяйству, но она у меня в квартире наводит порядок, а в магазин я сам хожу и на рынок. Я с удовольствием соблюдаю традиции и торгуюсь с продавцом, скидываю цену. Не ради денег, ради общения, самого процесса.

– Неужели продавцы уступают?

– Конечно, причем тоже с удовольствием. Но часто мне что-то дают и бесплатно. Однажды мы с концертом приехали в Одессу, у нас образовалась пара свободных часов, и мы с моим администратором Сергеем Горохом отправились на Привоз. Что там началось! Подхожу, хочу купить что-нибудь, ну, к примеру, сало. Мне выбирают лучший кусок, заворачивают, кладут в пакет и денег не берут.

Борис Моисеев и Елена Воробей
Борис Моисеев: Без концертов, без работы я бы просто погиб
Фото: Руслан Рощупкин

Мы потом шутили, что Привоз на час остановил свою работу, потому что приехал Боря Моисеев. Мне, могилевскому еврейскому мальчику, приносили творог, колбасу, мясо. Час мы там гуляли и увезли два багажника продуктов, потому что каждый продавец хотел меня угостить по-свойски. Потому что все считали меня своим.

– И куда же вы дели столько продуктов?

– Раздал своему коллективу, пусть едят, все свежее, вкусное, подаренное от чистого сердца. Это был удивительный случай. Сейчас меня тоже часто узнают, какие бы я шарфы, шапку, очки ни надевал, кто-то все равно подойдет и спросит: «Когда вы приедете в наш город? Мы очень любили песню, что вы пели с Людмилой Гурченко, жаль, что ее больше нет». Когда я еду за рулем, другие водители мне сигналят, приветствуют. И мне приятно.

– Борис, а какой вы водитель?

– Я внимательный и аккуратный водитель, у меня, тьфу-тьфу, ни одной аварии не было. Сразу после выхода из больницы сел в свой «Мерседес». Некоторым кажется, что я не очень сосредоточенный человек с детским характером, все время думаю о чем-то, но, когда я на дороге, все меняется. Я знаю, что я не один, что от меня зависит безопасность не только моя, но и окружающих, поэтому собираюсь и еду, соблюдая правила.

– Борис, все знают,что вы человек стильный и любите хорошо одеваться. Когда последний раз были на шоппинге?

– Да, я тщательно слежу за одеждой. Недавно обновил гардероб, для этого специально поехал в Нью-Йорк.

Алла всегда была для Бориса ангелом-хранителем
Алла всегда была для Бориса ангелом-хранителем
Фото: Геннадий Усоев

Мой стиль немного изменился, я стал одеваться строже. Раньше любил яркие цвета, сейчас склоняюсь к более спокойным. Теперь мне нравятся черно-белые тона, которые я только дополняю какими-то яркими деталями.

Сейчас вспомнил, как однажды принимал участие в новогоднем выпуске украинского шоу «Модный приговор», который вел Андрей Данилко. Я пришел в черном костюме и в белом пальто, и Верка Сердючка говорит: «А вот перед нами новый образ, который называется «Сытая пенсия». Я бы, конечно, не сказал, что я пенсия. Я просто повзрослевший мужчина.

Да, я люблю дорогие вещи, знаю толк в моде. Теперь я импозантный мужчина в накрахмаленной рубашке с роскошными запонками и галстуками. Я сам покупаю себе одежду, но могу попросить совета и у Вали Юдашкина. Сейчас мы с командой делаем новую программу, и Валентин мне очень помог, придумал сценические костюмы. Я был на шоу Юдашкина 8 марта в Кремле. Валя всегда приглашает меня на праздники, в том числе и домашние.

Так же хорошо мы дружим с Аллой Борисовной, она уже меня раза три-четыре приглашала в гости и машину за мной присылала, но я до нее так и не доехал. Но обязательно доеду, очень хочу увидеть малышей Аллы и Максима.

Знаете, я сейчас очень сожалею, что не завел детей в свое время. Более того, я очень завидую Филиппу Киркорову, что он не упустил свое время и стал папой. А я из-за своей работы этого не сделал и очень жалею, что у меня нет такого близкого человека, которому бы я передал свою любовь и заботу.

Хотя сейчас у меня из Израиля приехал племянник Вадим, я купил ему квартиру, он сразу нашел работу, он отличный стилист. Я очень рад, что рядом находится родной человек.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»
22:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у эксперта, как следует поступать с бытовыми электроприборами в ночное время
»
21:06, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить родителям о том, как правильно следует одевать детей в зимний период
»