21:01, 11 Сентября 2015 Версия для печати

Настя Спиридонова: Я две недели смотрела в зеркало и плакала

Анастасия Спиридонова
Анастасия Спиридонова
Фото: PhotoXPress

Анастасия Спиридонова рассказала Sobesednik.ru о шоу «Три аккорда», годах неудач в шоу-бизнесе и резком похудении.

Победительницей проекта «Три аккорда» на «Первом канале» стала Анастасия Спиридонова, прорубившая себе окно в большое ТВ еще в первом сезоне «Голоса».

Аккорд первый: новенькая с Маршалом и Харатьяном

– У вас же классическое образование?

– Да, так.

– А в «Трех аккордах» – блатная песня.

– Такую музыку я не исполняла никогда. Когда мне сказали, что будет шансон-проект, показали список песен, в котором были знакомые мне фамилии исполнителей – Григорий Лепс, Любовь Успенская – и не очень знакомые, такие как Петлюра, «Воровайки», Катя Огонек, я немного насторожилась. Но люблю новое, не против поэкспериментировать, потому с радостью согласилась участвовать. Волновалась, наверное, как никогда. Участники – мэтры, легенды: Дмитрий Харатьян, Александр Маршал… Я же чувствовала себя, словно новенькая девочка пришла в новый класс. Все друг друга знают, а тебя не знают, присматриваются настороженно.

– Когда почувствовали себя своей?

– Мне кажется, после исполнения мною песни «К единственному, нежному» настороженность со стороны мэтров исчезла. Многие опытные участники подходили ко мне и говорили очень искренне: «Классно!» Барьер был преодолен. Любовь Успенская сказала теплые слова. Ведь это ее песня, она исполняет много лет, а тут спела я.

Я пыталась, чтобы с моей стороны это не выглядело копированием эталонного исполнения. Хотелось выразить взгляд другого поколения на эту песню. Сделать по-своему. Еще и режиссеры помогали, придумывая интересные решения номеров – то я пою в образе Снежной королевы, то в роли продавщицы арбузов и дынь. Получалась уже не песня, а целый номер.

Кстати, о жанре. Не думаю, что это проект блатной песни. Ошибочное мнение, что шансон – это блатняк. Нет, шансон в России – собирательный термин, им обозначают разные жанры русской музыки: городской романс, блатные, бардовские песни и даже некоторые эстрадные. Они простыми словами объясняют чувства. Всё то, что вправду близко русскому человеку.

Аккорд второй: «Все-таки мне уже 30»

– Вам пришлось долго пробиваться?

– Скажу прямо: мне было нелегко. Все-таки мне уже 30 лет. Наверное, кто-то скажет: поздновато начинаете… Но я с 10 лет пою, с 15 зарабатываю пением. В 18 лет приехала в Москву. Вертелась, ходила на все кастинги – «Фабрики звезд», «Народный артист», всюду… Никуда не брали.

– Почему? Не типаж?

– Не знаю, обычно не объясняют отказы. Когда в третий раз не прошла в очередной популярный конкурс, сказала себе: «Всё!» Надо заканчивать петь, искать другую профессию, эта бесконечная борьба за место под солнцем меня измотала. Я училась на «отлично» в школе и, думаю, при желании могла бы поступить, к примеру, на юридический. Психанула. Хватило ровно на полчаса. А сил уйти из музыки не хватило.

Случались другие трудные моменты. На год брала академический отпуск во время учебы в Гнесинке. Тоже был год размышлений, петь ли дальше. Сами посудите: приезжаешь в Москву с мечтой, что станешь артистом, и очень быстро понимаешь, что никому не нужен. И что делать, кроме как оттачивать вокальное мастерство в ресторанах?

Пела в составе группы «Лос Девчатос» (с Викторией Жук и Настей Чеважевской). Один гениальный стилист решил, что я должна стать рыжей – олицетворять стихию огня. У меня были длиннющие волосы – копна волос до поясницы. Было решено меня поменять. Я две недели смотрела в зеркало и плакала – совершенно не мой образ. Но ради группы оставила этот цвет.

Был момент, когда на нервной почве похудела на 10 кило. Причем за 10 дней. Нашей группе предстояло участвовать в отборочном конкурсе Евровидения, мы интенсивно репетировали. А я питалась только однопроцентным кефиром, решив для себя: буду худа и красива. И так, почти падая в обморок от голода – желудок сводило от боли, – репетировала. Организм, видимо, так испугался моего напора, что потерянные килограммы больше не вернулись. Это был экстремальный опыт. Повторять никому не советую.

Аккорд третий: найти свою песню

– В «Голосе» было много ярких личностей. Почему большинство из них после проекта не на виду?

– Я не знаю, в чем секрет успеха. В индивидуальности таланта?

– А везение?

– Конечно. Без везения никуда. Мне повезло, у меня появился очень хороший продюсер. То, что происходит в моей жизни сейчас, стало возможным благодаря ему.

– Он и в «Голос» помог попасть?

– Нет, нет. Одним из условий «Голоса» было: артист должен быть свободен, не брали даже проходить кастинг, если есть контракт со студией или продюсером. Продюсер у меня появился уже после проекта: поступило несколько предложений, и я выбрала. Мне повезло. Он не говорит, что надо подстраиваться под стандарты. Не заставляет петь то, что мне не нравится. Команда у меня появилась – люди, которые помогают стать хорошей артисткой.

Сейчас самое главное – найти СВОЮ песню. У каждого артиста есть песня, с которой его ассоциируют, у меня такой пока нет. Думаю, скоро появится.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»