00:00, 18 Мая 2010 Версия для печати

Янковский подарил нам 32 мая

За минувший год в прокат вышли две работы Олега Ивановича. Долгожданная «Анна Каренина» Сергея Соловьева, в которой он сыграл роль Каренина, и фильм Павла Лунгина «Царь», где актер предстал в образе митрополита Филиппа. Каждый уважаемый кинофестиваль в России оценил работу Янковского. Посмертно Олег Иванович завоевал шесть высоких наград: «Нику», «Белого слона», приз Станиславского «Я верю» на ММКФ, приз на «Созвездии», «Золотого орла» и спецприз «Кинотавра». Награды за актера получал сын Филипп.

Визитной карточкой Олега Ивановича многие считают роль барона Мюнхгаузена. Если бы в России отливали орден Мюнхгаузена, то наверняка на нем был бы профиль Янковского. Благодаря этому персонажу люди узнали о 32 мая, но большинство верить отказывались. Друзья семьи Янковских решили напомнить об этом удивительном дне и объявили, что в 2010 году после 31-го 32-е непременно наступит!

– В этот день в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина будет вручаться «Премия Олега Янковского», – рассказал нам друг семьи Михаил Куснирович. – Барон Мюнхгаузен для всего человечества нашел один день, который никак нельзя просто по лености взять и зачеркнуть. Думаю, если бы Олег Иванович был с нами, то первый человек, кому он лично вручил премию, был бы его сын Филипп. За те фильмы, которые он снял и снимает, за то, что он делает для отечественного кинематографа. Это очень важное для нас всех событие, потому что… Да что там говорить, важно, и всё. 32 мая станет нашим свое­образным паролем.
В сценарии Григория Горина барону Мюнхгаузену никто не поверил. Самые близкие сочли его сумасшедшим, не желая получить в подарок лишний день весны. В этот раз от такого подарка никто не откажется.

– Наша семья приняла решение и заранее определила, что первой премией Олега Янковского должны отметить тех людей, о ком Олег Иванович говорил в последнее время в своих беседах с нами, тех, кого тянуло к нему, – рассказал нам сын актера Филипп Янковский. – Безусловно, все они люди очень известные. Мы верим, что Олег Иванович незримо будет с нами в этот вечер, а после него как бы попрощается со всеми. Честно говоря, я по сей день нахожусь в трауре. В нашей семье не принято говорить и оценивать то, что случилось за год без него. Мы все до сих пор не оправились от горя. До сих пор переживаем. Физически ощущаем его отсутствие. Тяжело нам без Олега Ивановича. Тяжело даже говорить о нем.

Последней работой Янковского в родном Ленкоме стала роль моряка Жевакина в гоголевской «Женитьбе». В июне 2007 года он сыграл премьеру спектакля на гастролях театра в Самаре. Уже тогда он был болен, но верил, что сцена имеет чудодейственное, магическое свойство излечивать болезни. Чудо происходило только на время спектакля.
Один из последних спектаклей с участием Олега Янковского успел снять телеканал «Культура».
– Олег Иванович был выдающимся артистом, но когда он понял, что его дни сочтены, то превратился в гениального, – сказал худрук Ленкома Марк Захаров. – Съемка застала Янковского в тот момент, когда он уже знал, что это один из последних его спектаклей. «Женитьба», снятая каналом «Культура», – это памятник великому артисту, которого любил народ.

«Эта профессия – на самосгорание»

В распоряжении «Собеседника» оказалась запись интервью с Олегом Янковским, сделанная 24 года назад – в далеком 1986-м. Специальный корреспондент при ЦК ВЛКСМ (были тогда и такие должности) Елена Буканова договорилась о встрече с актером в его родном Театре имени Ленинского комсомола (ныне Ленком). Янковский, к тому времени уже пять лет известный стране по роли Мюнхгаузена, комсомольские темы старался вежливо обходить стороной. Поэтому беседа получилась о вещах более важных. Интервью тогда, увы, не было обнародовано. Некоторые фрагменты из ответов Янковского мы сегодня публикуем.

О популярности
– Актеру нужны аплодисменты, актеру нужны зрители. Но всякая слава, популярность быстро приходят и быстро уходят. Период известности надо пережить и прийти к самому наивысшему, что есть между взаимоотношением актера и зрителя, – к признанию. Как пришли к признанию Самойлов, Бабочкин, Яншин, Евгений Павлович Леонов. А популярность может быть на год. Популярен может быть диктор телевидения, но он популярен только потому, что появляется у нас на экране. Мы к нему привыкли. Он перестанет вести программу – и его забудут. А Бабочкина не забудут долго, Самойлова не забудут. В театр приходят на актеров, которых видели в кино или по телевидению. Особенно приезжие, они идут на московских актеров. Каждый, будучи в Москве, стремится попасть на Андрея Миронова или на других. Потому что это уже близкие и дорогие люди.

О тупике
– Когда я был студентом, мне казалось: все так просто. Я смотрел на актеров, которые были уже со званиями, где-то подспудно мое второе «я» говорило: ну и я так могу. Раньше я не задумывался, у кого сниматься, – лишь бы сниматься, я не скрываю и не стесняюсь этого. Но с каждым годом широкий коридор, по которому я так вольно начинал идти, сужается. На сегодняшний день у меня около 50 картин, но в актив я могу взять совсем немногие из них. Не получились какие-то роли. Были просто серые картины. И с каждым годом все больше мыслей: вышел вроде бы на другой уровень – надо отвечать этому уровню. Я прислушиваюсь к мнению зрителя, к хорошему зрителю. Надо быть ответственным перед ним. И каждой своей работой делать что-то новое. А это чрезвычайно тяжело. И тут наступает тупик, ты бьешься головой. Или нужно пробивать эту стену, или нужно найти новый маневр: отойти, обойти, но обязательно куда-то выйти на новые просторы. Переждать нельзя. Профессия актера не терпит этого. Ну, остановился, а дальше что?

О возрасте в профессии
– Эта профессия такая странная. У тебя завтра на две морщины больше, на три. Ты ведь не художник, не композитор, когда ты можешь остановиться и поразмыслить, потом вернуться к работе, написать: твой разум еще светлый и твоя внешность не влияет на профессию. А тут же и внешность очень влияет. Ты постарел. Значит, ту роль, которую ты сегодня мог бы сыграть, но не знал, как сыграть, ты уже не сыграешь через три года, пока стоял в размышлениях. Выход – только в работе, что-то находить, искать, экспериментировать, ошибаться, ломать голову, опять выплывать. Но идти, идти, идти, идти. Эта профессия – на самосгорание. Иначе ты ничего не утвердишь, иначе ты не заразишь зрителя.

О «Полетах во сне и наяву»
– Я очень горжусь работой в картине «Полеты во сне и наяву». Я прожил какой-то определенный этап. За 40 лет что-то произошло во мне, Янковском. И когда задаешь себе вопрос: так ли ты прожил, правильно ли, врал ты, не врал, любил, недолюбил, перелюбил? – анализируешь свою сущность. И любой художник этим исследованием героя своего времени занимался, примеров тому много – и Лермонтов, и Толстой. Взял живой труп и исследовал человека, казалось бы, внешне благополучного, а внутри происходят какие-то катаклизмы странные. Моя такая исповедальная роль в картине «Полеты во сне и наяву» – она мне очень дорога. Я хотел, чтобы фильм попал в сознание, чтобы защемило у людей сердце в финале, когда он остался один в этом стоге сена. Чтобы человек как-то вернулся к себе в идеале, чтобы задумался о себе. Многих картина раздражает. Есть такой зритель. Его этот герой раздражает, он не понимает, чего этот 40-летний бегает как мальчик, не принимает такого человека. Я таким людям завидую. Может, у них таких процессов не существует, которые мучают человека, они не подвержены этому. Бог им судья.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:03, 06 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Елена Скворцова – об автокатастрофе в Югре, унесшей жизни 12 человек
»
22:04, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить об опасности заболевания туберкулезом в городской среде
»
21:03, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить историю появления автокресла и его нынешнее значение в безопасности на дорогах
»