Новости дня

16 августа, четверг

































15 августа, среда












Cильней паралича

0

Долгор Ильюновой за шестьдесят, она уже в том возрасте, когда живут, что называется, для себя. Но в ее доме – детские голоса и ежедневная шумная возня. Уже три года у нее живет пятилетний Илья, недавно появилась шестилетняя Валерия. Они не внуки Ильюновой – совершенно чужие больные малыши, которых она, врач из Улан-Удэ, хочет поднять на ноги.

«В интернате они пропадут…»

Ильюнова – медик почти с сорокалетним стажем. Начинала акушеркой, поэтому о детских телах и делах знает абсолютно все. Дети – это вообще вся ее жизнь: она много лет проработала в детской городской больнице №2 – педиатром, рентгенологом и иглорефлексотерапевтом. Растить троих собственных пришлось без мужа, денег не хватало, поэтому во время отпуска Долгор Самбуевна подрабатывала врачом в доме ребенка «Аистенок». Там и осталась, когда вышла на пенсию.
Большинство малышей в «Аистенке» с физическими отклонениями. У некоторых, в том числе у Ильи и Валерии, – детский церебральный паралич. Илья такой, потому что его биологическая (написать «родная» рука не поднимается) мать не хотела, чтобы он родился. На последних месяцах беременности она сделала аборт, но ребенок каким-то чудом выжил. Женщине такой сюрприз был не нужен. Валерия первые четыре года жила с родной мамой, но та решила, что в одиночку с больным ребенком не справится – так девчушка попала в «Аистенок».
Решив взять в семью сначала одного, а потом и второго больного малыша, Ильюнова ни с кем советоваться не стала – просто поставила родных в известность. Кто-то из них очень удивился, кто-то – восхитился, а дети Ильюновой восприняли ее решение как должное. 35-летний сын Баир – адвокат, старшая дочь Дарима – мастер спорта по стрельбе из лука, младшая Цыдена – студентка. Все трое матери помогают: если нужно куда-то свозить детей, Баир готов, Цыдена всегда присмотрит и поиграет, а Дарима, когда приезжает в гости из Москвы, водит гулять.
Здоровых детей Ильюнова брать не стала специально, ведь их могут усыновить и другие. На больных – это уж врач дома ребенка знает лучше многих – потенциальные родители почти не смотрят. В укор им это не поставишь: лишь бы брали, каждый усыновитель – уже счастье.
– У таких, как Илья и Валера, нет никакого пути, кроме как в Баянгол (интернат для инвалидов. – Авт.), а там они пропадут, – объясняет Ильюнова. – Сами по себе они не начнут ходить, вот я и решила: хоть двоим, да смогу помочь.

«Раньше были, как два дерева, – не могли пошевелиться»
Детский церебральный паралич считается приговором, но Ильюнова, как врач, знает, что это не так. Если ребенком с ДЦП заниматься, он сможет учиться в обыкновенной школе, а потом вести тот же образ жизни, что и сверстники. Валера и Илья тому доказательство: они умеют считать до ста, знают довольно много стихов, давно выучили все буквы и уже самостоятельно читают. С огромным, надо сказать, удовольствием – заставлять не приходится. А вот что касается физических упражнений, которые для больных ДЦП – лекарство, то тут «маме» приходится быть строгой и упорной.
– Поначалу это были два дерева, которые не могли шевелиться, только иногда делали какие-то движения одной рукой, – рассказывает Долгор Самбуевна. – Теперь оба умеют одеваться-раздеваться, самостоятельно едят, рисуют… С Ильей у меня проблем нет, а с Лерой приходится воевать. Она привыкла, что раньше все за нее кто-то делал, вот и сейчас этого же добивается – посидела на твердом стульчике и требует, чтобы ее перенесли на другое место. Но я заставляю самостоятельно пересаживаться, говорю: «Ползи, ты и сама можешь». Каждый раз приходится что-то придумывать, чтобы добиться результата.
Утро в семье Ильюновых начинается с физических упражнений. Каждый день по три часа Валера и Илья занимаются на тренажерах. Кроме этого, из обязательного – массаж и лекарства. Илья уже не просто стоит на ногах, но и бегает. Валера еще два месяца назад держалась на собственных ножках с трудом и очень радовалась, если удавалось хоть на пару секунд оторваться от опоры. Теперь она за полминуты преодолевает расстояние в три метра – придерживается пока рукой, но это временно, а с ходунками может дойти куда угодно. Долгор Самбуевна считает, что ее уже можно отдавать в детский сад.

«Я хочу обмануть их судьбу»
Илья называет Долгор Самбуевну мамой, Валера – по имени-отчеству. Она сама попросила, потому что надеялась вернуть девочку в семью, когда та сможет что-то делать самостоятельно. Лерина мама поначалу обещала взять дочку, они даже день рождения девочки праздновали все вместе. Потом передумала, отказалась – Бог ей судья. Но Долгор Самбуевна надеется, что все еще изменится. Срок договора, по которому Валерия живет в приемной семье, истекает в начале лета. Ильюнова намерена продлить его еще на один год – возможно, мама увидит дочкины успехи и все-таки передумает, возьмет ее. С Ильей вопрос решен окончательно, его Ильюнова усыновит.
– Он у меня уже столько времени, что давно стал как родной, – признается она. – Только имя я ему сменила – он теперь Алдар. Валера – Аюна. Имя ведь влияет на судьбу, и я решила ее обмануть.
Как, подсказали в дацане – Долгор Самбуевна, как и многие буряты, буддистка. Новые имена лама выбрал в строгом соответствии с буддийскими канонами, с учетом дня и года рождения детей по восточному гороскопу.
Все, кто знает Ильюнову, уверены: она поставит детей на ноги – во всех смыслах. Но в домах ребенка таких, как Илья и Валера, много, и у большинства где-то есть родители, испугавшиеся болезни своих детей. У Долгор Самбуевны и на этот счет есть идея: она считает, что надо помогать… их матерям.
– Есть женщины, которым просто трудно на первых порах, особенно студенткам или малообеспеченным, – объясняет она. – Они боятся, что не поднимут больного ребенка. А если им помочь в первые два-три года, матери не станут отказываться от детей, и сирот при живых родителях будет меньше.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!