Новости дня

20 августа, понедельник













































Зрячие пальцы

0

В 41 год шахтер Степан Ткач оказался под завалом – выжил, но ослеп и почти оглох. В тот момент, когда жизнь, казалось бы, кончилась, началась другая: теперь Степана Ткача знают в Ростовской области как художника-иконописца.

Степану привиделась Дева Мария

Вообще-то Степан Ткач умирал не один раз. Мальчишкой чуть не замерз по дороге в школу – когда он, сидя под деревом, уже почти заснул мертвым сном, мимо ехал безногий мужик на телеге. Заметил. Остановился. Каким-то немыслимым образом умудрился втащить окоченевшего мальчишку в повозку.
Потом, много лет спустя, была авария в шахте – мастера-взрывника Ткача завалило породой. Казалось, спасения уже не будет – не выживают в таких ситуациях. В полузабытьи Степану привиделась Дева Мария. Он помнит только это и свое обещание написать, если выживет, ее образ. Очнулся Ткач уже в больнице – товарищи все-таки раскопали завал и подняли его искалеченное тело на поверхность. Вот только видеть их лица Степан не мог – он ослеп.
– Лежа на больничной койке, я вспоминал свое обещание, – рассказывает Степан Алексеевич. – И мучился, потому что понимал: создать картину – нарисовать ли, вырезать ли из дерева – слепому не под силу. В этом мире даже чудеса имеют свой предел. Доктора сказали, что современная медицина не вернет мне зрение, даже частично.
Перед выпиской домой Ткач пришел на консилиум и неожиданно заявил врачам: «Вот вы утверждаете, что я слепой, а я все вижу». «Вы не можете видеть, – ответили ему. – У вас разрыв глазного нерва». Тогда Степан подошел к висящей на стене картине, «пробежал» по ней пальцами и рассказал, что на полотне нарисовано. Врачи впали в ступор. Через несколько минут Ткач услышал: «Уважаемый! Не вы зрячий, а у вас пальцы зрячие. Но вряд ли эта способность пригодится вам, шахтеру, в дальнейшей жизни».
Через несколько месяцев «зрячие» пальцы Степана Ткача вырезали из дерева первую икону.

Пошел на шахту ради денег
Тяга к рисованию появилась у Степы еще в детстве. Он закончил в Челябинске изостудию, потом курсы художников-оформителей. Но от мечты стать художником пришлось отказаться: в то время прокормить семью одним только рисованием и чеканкой было невозможно. Ткач переехал в Ростовскую область и устроился работать на шахту «Замчаловскую». Труд шахтеров тогда оплачивался хорошо, а Степан вкалывал так, что накопил на личный автомобиль.
И вдруг – авария. В 41 год Степан Алексеевич оказался слепым инвалидом, который не мог даже налить себе стакан воды.
– Мое отчаяние длилось около года, – рассказывает Ткач. – Машину пришлось продать – зачем она мне, если я больше никогда не сяду за руль? Пал духом. Услышав о моей беде, шурин Павел Бугров – он занимается в Челябинске резьбой по дереву и чеканкой – привез свои инструменты. Брат, ныне уже покойный, сделал по ним резцы и для меня. В местной церкви я получил благословение…
Одна за другой на свет, который Степану Ткачу уже не суждено было увидеть, появились иконы «Благовещение», «Умиление», «Георгий Победоносец», «Иисус Христос в терновом венце», «Нерукотворный образ». И наконец образ Пресвятой Богородицы «Утоли моя печали» – Ткач все-таки выполнил свое обещание.
В Зверево найти Степана Алексеевича очень просто, каждый укажет его дом. К Ткачам приходят не только посмотреть на иконы – говорят, у них в доме особая энергетика. Посидишь немного у Степана Алексеевича – глядишь, и мир кажется светлее, и тяжелые мысли из головы уходят, и душе легче. Вот народ и идет за «лечением».

Иная картина год забирает
Ткач активно выставляется и в России, и за рубежом, его иконы покупают в частные коллекции. «Умиление» и «Споручницу грешных» приобрел один из бизнесменов для показа на краеведческой выставке в Москве. После этого их планировалось передать в Государственный Русский музей, но покупатель расставаться с ними не захотел – оставил в собственной коллекции.
Правда, специалисты утверждают, что не все иконы Ткача соответствуют православным канонам, он вольно или невольно привносит в них свое – улыбку, иной поворот головы.
– Каждый человек по-своему прославляет Бога, – говорит отец Александр, настоятель зверевского Свято-Никольского храма. – Один сажает прекрасные цветы, другой строит великолепные дома, третий пишет книги, делающие человека лучше, чище. Степан Ткач не заканчивал школы иконописцев, но правильную дорогу оты­скал сердцем. Он слепой, но его пальцы «видят» лучше глаз. Он не отчаялся, не впал в уныние, которое – тяжкий грех.
Ткач сделал уже больше 500 икон. Режет он картины и на светские темы. На иную работу Степан Алексеевич тратит месяц, а какая-то целый год забирает.
– Зимой я работаю особенно плодотворно, – рассказывает он. – Глубокой зимней ночью, когда все засыпают, устанавливается такая тишина, что из одного угла комнаты слышно, как в другом тикают наручные часы. Вот тогда я иду на кухню, беру инструмент и творю.

«Да она же у вас мироточит!»
Однажды в доме Ткача случилось то, чего никто не ожидал – хотите верьте, хотите нет, но его икона замироточила. Капли на иконе Казанской Божьей Матери первой обнаружила внучка Ткача с красивым именем Бонни:
– Я увидела, что икона блестит. Провела пальцем по доске – рука стала влажная. Очень удивилась, но решила, что это просто случайно попала вода. Прошло немного времени, и я опять увидела капли. Они сочились из уголков глаз Богородицы, словно слезы. Когда я рассказала отцу Александру об этом, он воскликнул: «Да она же у вас мироточит!»
Мироточение икон – явление, природу которого до сих пор не могут объяснить ни церковь, ни наука. «Плачут» лики, которые были созданы пятьсот лет назад, «плачут» и современные. Почему – никто не знает. В семье Ткача есть своя версия.
– Мы считаем, что мироточение – это сугубо индивидуальное явление, – утверждает Нина, жена Степана Алексеевича (они вместе уже 45 лет). – В нашем доме иконы «плачут», когда кто-то болеет. Это означает, что кому-то в семье очень плохо, но в конце концов беда обойдет наш дом стороной, опасаться нам нечего. Первый раз это было, когда заболела наша дочь Елена, второй лик замироточил во время болезни, подкосившей меня. Я тогда думала, что уже не встану на ноги, но ошиблась.
Уже больше года в квартире Ткачей иконы не мироточат. Сегодня с ними удача. А недавно 13-летний внук Степана Алексеевича вырезал свою первую икону.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!