Новости дня

19 октября, четверг







































18 октября, среда




Спецдоверительные отношения. Как россиянам прививают веру в силовиков


фото: Global Look Press

Политолог Григориий Голосов – о том, почему выросло доверие к силовикам и как общество идёт на поводу у власти.  

Как писал Sobesednik.ru, в середине сентября «Левада-Центр» провёл опрос и составил «Индекс доверия социальным институтам». Выяснилось, что россияне больше всего доверяют президенту (75%), армии (69%), а также ФСБ и другим спецслужбам (57%), а наименьшим доверием граждан пользуются политические партии, правительство и крупный бизнес. Интересно, что за последние годы своё реноме в глазах людей особенно значительно подняли именно силовики: их индекс доверия показал рост с 6 до 38 пунктов.  

Результаты опроса «Левада-Центра» Sobesednik.ru обсудил с профессором Европейского университета, политологом Григорием Голосовым, который не только нашёл причину установления доверительных отношений граждан со спецслужбами, но и рассказал о своём личном отношении к чекистам: 

– Совершенно ожидаемый результат, – начал Голосов. – Нужно понимать, что когда социологи опрашивают людей об отвлечённых материях вроде социальных институтов, то люди ретранслируют то, что они выносят из средств массовой информации. СМИ в течение последних лет систематически указывали на то, что Россия подвергается системным рискам, находится в состоянии противостояния с зарубежным противником. А кто способен обеспечить безопасность от таких рисков? Ответ тавтологичен: органы безопасности. Естественно, что доверие к ним возрастает. Но это связано не с тем, что органы безопасности работают более эффективно, чем раньше, а с тем, что им приписывается большая важность в общем контексте российской жизни.

Что касается политических институтов, таких как парламент и партии, то здесь ситуация тоже достаточно ясная. Ситуация в стране ухудшается, и люди это понимают. Но они сами не могут понять, на кого за это нужно возлагать ответственность. На президента – они не могут, потому что в тех же самых СМИ это неизбежно положительная фигура. Но кто-то виноват? Вероятно, это парламент, который принимает плохие законы или вообще ничего не делает. Возможно, это правительство, которого с точки зрения граждан должно отвечать за всё плохое: если президент за это не отвечает, то кто-то же должен.  

Григорий Голосов / фото: стоп-кадр YouTube

– В развитых демократических странах люди доверяют своим спецслужбам? 57% – это много или мало?  

– Это нормально. В США работает такая схема, как патриотизм: люди склонны доверять государству в целом, но наблюдается некоторая вариация по институтам. И они доверяют спецслужбам не потому, что считают, что они выполняют какую-то особенно важную работу, а потому что считают, что это люди, которые работают на государство, то есть в общих интересах, получают за это сравнительно маленькие деньги (тогда как в частном секторе они бы получали больше), и таким образом исполняют патриотический долг. А поскольку американцы в основном патриоты, им это нравится.  Там нет таких колебаний по уровню доверия к спецслужбам, какие мы наблюдаем в России. Он, безусловно, превышает 50%, но не зашкаливает за 90%, и он стабильный.  

А что касается политических институтов, то здесь наблюдается, несомненно, более высокий уровень доверия, чем в России. Хотя есть одна тонкость: американцы Конгрессу в целом не очень доверяют, уровень доверия к Конгрессу уступает уровню доверия к президенту. Но всё зависит от того, какой президент: возможно, сейчас [при действующем президенте США Дональде Трампе – прим. ред.] это не совсем так. Однако доверие собственно к конгрессменам очень высокое, не уступающее, как правило, уровню доверия к президенту.

В России этого не наблюдается совершенно. Хотя сейчас снова ввели выборы [в Госдуму] по одномандатным округам, но даже своих одномандатников люди не знают и при этом им не доверяют.

– Вы сказали, что картину формирует СМИ, но неужели только на журналистах лежит ответственность за доверие людей к одним институтам и недоверие к другим? 

– СМИ формируют повестку дня не сами по себе, а под воздействием сигналов со стороны самого государства. В условиях, когда СМИ не являются абсолютно свободными – а в России это несомненно так, если мы говорим о наиболее влиятельных электронных СМИ, – конечным автором этой повестки является всё-таки государство. Можно сказать, оно формирует к себе такой тип доверия, который его устраивает. В этом отношении и нужно оценивать этот опрос. Что хотели, то и получили. 

– «Россия – страна силовиков» – справедливо такое утверждение?  

– То, что силовые аппараты играют в России важную и всё время возрастающую роль, – это понятно. Силовики оказывают существенное воздействие и на политику, и на хозяйственную деятельность. Но на опрос «Левады» это не очень влияет. Люди осознают, что они [силовики] играют такую роль, но я не уверен, что они оценивают её положительно. Важно именно то, что люди боятся внешних угроз, знают, что ведомства, которые специализируются на защите от внешних угроз, это силовые ведомства.

«Когда социологи опрашивают людей об отвлечённых материях вроде социальных институтов, то люди ретранслируют то, что они выносят из средств массовой информации» / фото: Global Look Press

– К чему может привести этот усиливающийся страх перед внешней угрозой и растущее доверие к силовикам?  

– Общественные настроения очень подвижны, они сами по себе ни к чему не ведут. А государственная политика имеет серьёзные последствия. Если такая политика будет продолжаться, то соответствующие настроения будут нарастать. Если вектор государственной политики сменится, то буквально через полгода те же самые социологические опросы будут давать другие результаты. В данном случае государство и его пропагандистский аппарат играют ведущую роль, а общественное мнение просто следует за ним.  

– Как думаете, в Кремле, в спецслужбах ознакомились с результатами опроса? Может, они какие-то выводы сделают.  

– Они очень ценят то, что называют социологией, следят за этим. Собственно, большие политические опросы сейчас заказывает только государство. Так или иначе оно служит основным адресатом. Иностранные деньги в социологии сейчас фактически исключены. 

А какие выводы можно отсюда сделать? Ну, приняли к сведению, всё идёт правильно. Хотели, чтобы доверяли силовикам – им доверяют. Прекрасно.  

– Значит, можно продолжать, например, активно «бороться с экстремизмом», в том числе допрашивая людей, которые постят в фейсбуках картиночки?  

– Это зависит от того, как это будет подаваться в СМИ. Если смогут СМИ убедительно сказать, что люди, которые постят картиночки в фейсбуке, представляют собой иностранных агентов, тогда люди будут к этому нормально относиться: раз это шпионы постят картинки, конечно, с ними надо бороться. А само по себе это раздражает людей, потому что постить картинки россияне любят, и когда они замечают, что за этим следуют преследования, то это им неприятно. 

– А вы сами доверяете нашим спецслужбам?  

– У меня опыт [общения] со спецслужбами был довольно ограниченный. Когда они со мной общались, то... Разговаривать с ними сложно достаточно: они люди, привыкшие к манипулятивному стилю речи, то есть когда задают вопрос, то это всегда с подвохом. Лично я силовикам не очень доверяю. Но у них просто работа такая: они должны манипулировать людьми, чтобы достигать своих результатов.  

Что касается их общей эффективности, нужно судить по количеству террористических актов, количеству предотвращённых террористических актов, по общему состоянию безопасности в стране, по уровню политического насилия, по уровню коррупции. Я бы сказал, что по политическому насилию они более или менее справляются со своими задачами, а по коррупции не справляются совершенно, хотя это важнейший аспект государственной безопасности. Просто считается, что это как бы не их дело, и периодически поступают всякие намёки на то, что они и сами к этому причастны. Так что у меня к ним средний уровень доверия, не очень высокий, – заключил Григорий Голосов.

Теги: Пропаганда, Госдума, Шпионаж

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания