Новости дня

23 июня, суббота








22 июня, пятница





































Тигрица Путина встретит 2010-й с тортом

0

Говорят, Владимир Путин любит Геленджик. Он не раз здесь бывал. И даже будто бы строит себе здесь дачу. Однажды, еще президентом, обедал в прибрежном кафе «Мельница». Посетители тогда дар речи потеряли, только маленькая девочка радостно воскликнула: «Вова!» «Вова, Вова», – подтвердил Путин.

С видом на море

Сафари-парк, где обитают около 200 зверей, находится на южном склоне Маркотхского хребта. 150 га угодий отдано цирковым мишкам, львам и прочей живности, списанной на пенсию по возрасту или здоровью. Здесь же находят заботливый приют звери, конфискованные у нерадивых хозяев. Чаще всего – у пляжных фотографов. Владимир Путин место для своего полосатого подарка выбрал идеальное: здешние питомцы содержатся в условиях, максимально приближенных к естественным – некоторые вольеры достигают двух гектаров. Это вам не клетка 2х2 метра в зоопарке.

У тигрицы Маши – вольер, устроенный прямо под соснами. Никаких табличек, указывающих на тесную связь с премьер-министром, нет. В сафари-парке Мария содержится с прошлой осени. Имя премьер придумал ей сам, а вот кто подарил тигренка, не открыл до сих пор. Долгое время тайной оставалось и место, куда малышка была передана на воспитание.

– Поначалу Маша выхаживалась у нас дома, – рассказывает заместитель директора парка Татьяна Завальная. – Избалованная девушка оказалась: спала только на хозяйской постели. Очень любила телевизор смотреть. Спрячется за подушку и наблюдает, как там картинки мелькают. Видимо, это напоминало ей выслеживание добычи. Потом выделили ей отдельное жилье – вольер с видом на море. Разрисовали там стены елками, чтоб тайгу напоминало, поставили диван…

Куры для Марии

Пока мы разговариваем, к вольеру Марии подтянулась чуть ли не вся администрация парка – гостеприимные хозяева собираются показать тигрицу Путина с самой лучшей стороны. Директор Борис Папиашвили семь лет работал лесничим, а потом – зам. директора Сочинского цирка. Он отважно прижимается спиной вплотную к сетке вольера. Расчет на то, что Мария встанет на задние лапы, а передние положит ему на плечи. Но тигрица, храня достоинство, тоже поворачивается спиной. «Масяня, – взывает к ее совести управляющий сафари-парком Николай Зорькин, – ну, покажи, что ты можешь». Та трется мордой о сетку и дружелюбно мяукает. Зоотехники приносят пакет с тигриной едой, в вольер летит первая пара кур. Масяня подходит к ним не спеша. Завальная вздыхает: «Перекормленная, надо на диету сажать».

В день взрослому тигру положено 11–12 кг мяса. Маша по тигриным меркам – пока еще подросток, и ей достаточно 9 кг. На местном рынке говядина стоит 145 рублей. Получается, что в месяц сафари-парк тратит на знаменитую содержанку почти 40 тысяч. Ого!

Главный опекун

Помимо Марии в парке находятся еще несколько тигров. «Джедая с перебитым носом изъяли у пляжного фотографа, – рассказывает Борис Давидович. – У Рамзеса были вырваны когти». А тигрицу Ладу ее хозяин пичкал транквилизаторами, чтобы зверь не кусался. Здесь Лада уже три раза приносила потомство. Зажимаю Бориса Папиашвили около детей Лады: «Расскажите лучше про Марию подробнее: кто ее родители, как к вам перевозили?» «Я был в командировке, ничего не знаю». Мне трудно удержаться от смеха. «Но премьер хотя бы интересуется, как она тут поживает?» Этот вопрос его явно воодушевил:
– Да! Звонят от него люди, сюда приезжают, смотрят, радуются. Видно же, что зверям тут хорошо, их заранее не надуешь, чтобы толстыми казались.

– А что за люди, как представляются?
– Зачем представляться, я ведь и так знаю, кто такие.

Собираюсь спросить, дает ли Владимир Путин денег на содержание Марии, но Борис Давидович уже скрылся. Пришлось адресовать этот вопрос его заместителю и сыну Давиду. Ответ я получила через два дня уже в Москве. Видимо, все это время шло согласование с теми самыми загадочными людьми, можно ли раскрыть дотошному журналисту государственную тайну.

– Вы интересовались, есть ли у наших зверей опекуны… На самом деле Владимир Владимирович является единственным опекуном. И он постоянно передает крупные суммы на содержание питомцев, не только для Маши. И когда звонит, то интересуется другими зверями тоже.

– Все-таки сам звонит?
– Да, нередко сам. Спрашивает о наших проблемах, помогает их решать. Скажем, лесной фонд резко поднял парку арендную плату за землю. Он дал поручение разобраться, и ставка осталась прежней. И вообще мы видим, что он очень озабочен вопросами экологии. Например, недавно недалеко от нас поселились два леопарда, приобретенных по его поручению в Туркмении для восстановления их популяции на Кавказе.

Медиум под ёлкой

В парке почти нет посетителей: зима... Наконец подъезжает группа. «Товарищи, – заговорщицки шепчу я. – Это тигрица Путина. Можно сказать, медиум между ним и вами. Какие будут пожелания, просьбы? Она все передаст!» Просьб было преступно мало. Малолетние Лева и Леня из Свердловской области захотели самокаты. Их мама Света – зарплату побольше. Павел из Воронежа пожелал премьеру решительнее бороться с теми чиновниками, что берут взятки. Но в основном все склонялись к здоровью. Лишь бы оно было, а все остальное – заработаем. И желали здоровья премьеру. Оцените, Владимир Владимирович, какие у нас некорыстные и незлобивые люди.

Накануне Нового года в вольере Марии появилась ёлка, украшенная ягодами калины... Такие же ёлки подвесили и в других вольерах с тиграми. А еще звери получат по большому мясному торту. «Накрутим фарша, украсим его розочками из мяса», – смеется Татьяна Завальная.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания