Письмо Татьяне из мест не столь отдаленных, где огней так много золотых

В минувший четверг президент Путин отправил главу ФСИН Александра Калашникова в отставку. В руки нашего поэтического обозревателя попало письмо, рисующее, как нам кажется, реалистичную картину жизни заключенных

photo
Фото: @Pixabay

Ситуация с пытками и издевательствами в местах лишения свободы настолько серьезная, что Людмила Нарусова и ее коллеги-сенаторы разработали законопроект, предусматривающий до 10 лет лишения свободы для сотрудников СИЗО, колоний, которые занимаются этим или допускают такое.

В сетях задумчивости, неги, от сплина и упадка сил

из пистолета, как Онегин, случайно Ленского убил.

Я не хотел. Сам лез под пулю. Чего он лез в 17 лет?

Зачем показывал мне дулю? В руке не дрогнул пистолет.

Я думал, просто попугаю, пускай закроет дерзкий рот.

Но он, подобно попугаю, всё повторял: стреляй, урод!

Уже мне было 18 — к такому снисхожденья нет.

Присяжные, числом 12, впаяли мне 15 лет.

Так вот, любезная Татьяна, я раньше выйду, по УДО.

Куплю сапожки из сафьяна и принесу. Куда, кудо?

Вы все по-прежнему в Капотне иль перебрались на Арбат?

За счастье наше буду в поте рвать жилы и арбайт, арбайт.

А Ленскому поставлю стеллу, большого нет на нем греха.

Базарил только не по делу и пел, пуская петуха.

Тиха, спокойна наша зона. Я точно выйду, не умру.

А сколько в воздухе озона! И есть прогулки поутру.

Бывает, вставят швабру в ср...у, засунут лампу в 40 ватт

за то, что ты затеял драку или еще в чем виноват.

А в остальном тут очень славно, жуем, живем без тяжких дум.

Полковник добр наш самый главный, нас здесь 500, но всем он кум.

Прикажут лечь, ложимся сразу. Закроем зенки и лежим.

В ШИЗО я не бывал ни разу, не нарушаю я режим.

За сим, любезная Татьяна, здесь подпишусь своей рукой.

Простите вашего буяна. Я стал теперь совсем другой.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика