Как Юрий Лужков помогал России вставать на ноги

21 сентября Юрию Михайловичу исполнилось бы 85 лет. Мы много знаем о нем, как о градоначальнике. Гораздо меньше – как о политике международного уровня. Дипломат Георгий Мурадов рассказал Sobesednik.ru об этой стороне деятельности экс-мэра столицы

Фото: Евгений Начитов

Обманчивая простота

– Мы познакомились с Юрием Михайловичем во второй половине 1990-х, когда я был назначен послом России на Кипр, – рассказывает Георгий Львович. – У его маленьких дочек появились небольшие проблемы с лёгкими. Лужков тогда позвонил и спросил, не помогу ли я организовать девочкам оздоровление на острове. Я ответил, что для меня это удовольствие и постараюсь помочь во всех бытовых вопросах.

Когда он приехал, поначалу показался мне совсем простым человеком. Но, немного послушав его, стало понятно: простая внешность Юрия Михайловича скрывает весьма богатое содержание. У него были глубокие мысли, он весьма точно выстраивал фразы, был начинён самой разнообразной информацией, обладал большими знаниями и очень верным, осознанным взглядом на огромное число аспектов жизни. Причём это не был узкий взгляд: скажем, только городское хозяйство или химия, которую он обожал. Он видел все. И меня это тогда сильно поразило.

При этом уже при первой встрече я почувствовал – этот человек с прямым взглядом, без плутовства. Был в нем вот этот магнит.

Фото: Евгений Начитов

Помогал преодолеть дефолт

– Наше знакомство произошло накануне тяжёлого для России дефолтного года. Как ни странно, вся эта история с дефолтом начиналась именно с Кипра, основной точкой, где совершались мировые продажи наших государственных кредитных обязательств (ГКО) – облигаций госзайма.

Страна же тогда жила в долг. А продавать ГКО через Кипр было очень удобно – здесь не было налогов на дивиденды, поскольку у России с Кипром был подписан договор об избежании двойного налогообложения (я его готовил в своё время). В общем, иностранные инвесторы охотно вкладывали средства в нашу экономику, покупая российские кредитные обязательства и получая приличные проценты.

Но начался дефолт, и правительство РФ объявило: эти кредитные обязательства не могут быть выплачены. Более того, власти высказали намерение отменить договор об избежании двойного налогообложения, вообще начался обвал. Владельцы этих обязательств стали сбрасывать их и требовать вернуть деньги. Сначала пала московская биржа, потом обвалилась вся банковская система страны…

Чтобы спасти ситуацию, пришлось подключить те кипрские экономические силы, которые могли удержать от окончательного разрушения финансовую систему. Тем более, что и для острова ситуация была крайне болезненной. Министр финансов Кипра Христодулу сказал мне, что они с президентом Клиридисом готовы ехать в Москву, объяснить, как остановить этот негативный для экономики России и Кипра процесс. Но как было достучаться до наших властей в тот момент? Правительство отправлено в отставку...

И я подумал о Юрии Михайловиче. Он ведь тогда тоже был активно вовлечён в ситуацию: спасал Москву, чтобы не возникло ещё больших осложнений – социальных, экономических...

Лужков энергично взялся за дело. Он сказал, что и впрямь было бы хорошо, если бы руководители государства и финансов Кипра приехали в Россию. Но вряд ли Ельцин их пригласит в такой ситуации.

И тогда Юрий Михайлович придумал: «Я, – сказал, – приглашу киприотов на праздник дня Москвы». Они приехали. И Лужков смог им организовать встречу с Ельциным. Киприоты объясняли нашему президенту, что разрыв договора приведёт к более крупным негативным последствиям...

В сентябре главой правительства был назначен Евгений Примаков, и ситуация постепенно выровнялась: были приняты адекватные меры... И произошло это во много благодаря позиции Юрия Михайловича – он удержал Москву и помог властям найти те решения, которые удержали российскую экономику в рамках допустимого. Хотя рубль и рухнул тогда сразу в 4 раза.

Фото: архив "Собеседника"

С мэрами крупнейших столиц

– В конце 1990-х Юрий Михайлович предложил мне возглавить международный департамент правительства Москвы. Так началась наша совместная работа – 11 интереснейших и насыщенных лет.

Он был жёстким руководителем. Но – абсолютно понятным и конкретным: никогда не давал расплывчатых, двусмысленных поручений или указаний. И от подчинённых требовал чёткости и дисциплины в работе.

Авторитет в мире у Лужкова был заслуженным. Если он приезжал за границу и общался с мэрами крупнейших городов, всегда показывал, насколько столица России – мощный город.

При этом он потрясающе владел знаниями об огромном количестве сфер жизни Москвы, и мэру любой крупнейшей столицы мира мог рассказать об этом так много, что они слушали с открытым ртом. Они не знали и сотой части про устройство городской системы, хозяйства, культуры, образования своих городов – всего того, что мог им с лёгкостью поведать Лужков.

Не случайно у Юрия Михайловича сложились прекрасные отношения с Майклом Блумбергом (тогда мэр Нью-Йорка), с Димитрисом Аврамопулосом (мэром Афин). Мэр Берлина был его ближайшим партнёром. Парижские и лондонские мэры достаточно часто менялись, тем не менее, Лужков постоянно с ними общался. И, конечно, он регулярно общался с мэром Пекина – это было одно из важнейших направлений работы, на которое Москва обращала серьёзное внимание.

Конечно, не только ради дружбы Лужков поддерживал эти отношения, вводя Москву в сообщество мировых столиц. С одной стороны – мы перенимали там опыт развития и высокие технологии. С другой – вели колоссальную агитационную работу по привлечению инвестиций в экономику нашей столицы: приезжайте в Москву, вкладывайте в город, вы получите здесь высокие прибыли, это будет вам интересно. Таков был лейтмотив у Юрия Михайловича. И это давало колоссальные плоды: к 2009-му мы достигли объёмов инвестиций (прямых и косвенных) 95 млрд. $ в год. Думаю, Москва до сих пор не превысила эти рекорды.

Фото: архив "Собеседника"

Пытался возродить разрушенное

– Для Лужкова был принципиальным вопрос – удержать расползающееся постсоветское пространство через работу со столицами постсоветских республик. К началу 2000-х он создал Международную ассоциацию столиц и крупных городов СНГ, стал проводить форумы мэров. Сегодня это по-прежнему единственная организация, объединяющая крупнейшие города СНГ. По замыслу Лужкова, Москва должна была стать стержнем, вокруг которого сохранялась бы наше многонациональное цивилизационное пространство, неважно, как оно раньше называлось, - Российская империя, или СССР. Именно так – как объединителя народов – он воспринимал руководимый им город.

Тогда же, намного раньше федеральных властей, мы стали заниматься темой собирания русского мира (в широком, не этническом понимании этого слова). Москва первая приняла закон о поддержке соотечественников. Лужков шёл путём создания центров влияния Москвы. Наша программа позволяла создавать Дома Москвы в разных странах – в Прибалтике, Армении, Абхазии, Белоруссии, Болгарии и т.д. Кстати, и сегодня, когда отношения с соседями стали напряжёнными, эти дома существуют и ряд из них активно работает.

Фото: Георгий Мурадов

В 2001-м Юрий Михайлович не только поддержал идею создания Международного совета российских соотечественников, но и выделил средства на обеспечение его функционирования. Соратниками в этой работе стали авторитетные деятели старой, послереволюционной эмиграции – граф Пётр Петрович Шереметев, князь Никита Лобанов-Ростовский и лидеры русских движений постсоветских государств ( С. П. Цеков, Крым, Т. А. Жданок, Латвия, С. М. Молодов, Беларусь, и др.), которые всегда были с Юрием Михайловичем в самых добрых отношениях, независимо от того, был он мэром, или нет. И это только малая толика его инициатив.

Фото: Евгений Начитов
– Насколько Лужков был жёстким начальником, настолько близким, душевным другом он стал, покинув пост мэра. Мы с ним встречались регулярно. В этот период он стал писать множество глубоких книг, в которых ещё более ярко и зримо проявилась его сущность – мыслителя, философа… С его интеллектуальным и профессиональным наследием нам ещё предстоит большая работа.
- Георгий Мурадов
Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика