Павел Лобков о запретах: "Мы говорим о том, чтобы нам разрешили дышать"

Известный журналист рассуждает об иностранных агентах и превращении жизни в тотальный ритуал соблюдения запретов

Павел Лобков
Фото: Личный архив

Павел Лобков уже не может отличить сорокинские фантазии от того, что принимает наша власть

К финалу дачного сезона один малоизвестный юрист взбудоражил общество советским постановлением про штрафы за хранение консервации в подвале дома. Всем, кто используют для хранения места общего пользования многоквартирного дома, грозит штраф от 2000 до 3000 рублей. За разъяснением, где хранить соленья, Sobesednik.ru обратился к известному ботанику, ведущему популярной в свои времена авторской программы «Растительная жизнь» Павлу Лобкову.

В юности его больше всего интересовали растения. После окончания с красным дипломом биофака Ленинградского университета мысли Лобкова захватила журналистика. С тех пор известный НТВшник, обладатель ТЭФИ как лучший репортёр, режиссёр и документалист, а совсем недавно и ведущий итоговых новостей на телеканале «Дождь» Павел Лобков остаётся верный лишь себе. С августа 2021 года Лобков ведёт свой  YouTube-канал «Оральный камертон». Смысл названия его автор объяснил следующим образом: «Я хотел бы говорить о том, как мы меняемся, как нами манипулируют, и как мы манипулируем друг другом».

– Хранения чего, наркотиков? – не без иронии уточнил наш вопрос Павел Лобков. По его мнению, распухший от гигантских денег чиновничий аппарат разросся огромной армией контролёров с огромными же возможностями. – Представляете, летит по кварталу дрон и смотрит, у кого что на балконе, и тут же фиксирует номер квартиры...

Об иностранных агентах

– Есть такое информационное агентство «Панорама», которое пишет придуманные новости, и есть писатель Владимир Сорокин, который тоже все время нам придумывает антиутопии, – рассуждает тележурналист. – Вот эти новости, в которые невозможно было поверить, стали катастрофически приближаться к тому, что осуществляется в действительности, – рассуждает Лобков. – Я приведу пример.

В 2012 году ради прикола я написал в Фейсбуке, что нам стало известно, что частных лиц могут признавать иностранными агентами, если они хоть раз были на стажировке за границей или получали какую-то денежную помощь от иностранных граждан.

Мне, честно говоря, половина поверила, остальные полезли гуглить и не поверили, сказали, что все эту чушь. И вот прошло фактически 8 лет и этот закон у нас уже подписан президентом. Поэтому нет никакого фиктивного законотворчества и сценария Сорокина утопического, который бы в течение фантастически короткого времени не стал бы законом. Особенно, если этот закон запретительный. Я не удивлюсь, если нам завтра запретят носить трусы задом наперёд, или носки – вывернутыми наизнанку, потому что это противоречит нашим традиционным ценностям.

Поток запретительского законодательства

– Поток запретительского законодательства уже как Ниагарский водопад. Сначала запретили собирать валежник, потом под давлением широких народных масс дали милостыню – и все-таки разрешили его собирать. Такое ощущение, что государство хочет вообще ограничить любую абсолютно невинную инициативу граждан, – рассуждает Лобков. – Не говоря уже о том, чтобы выбираться, собирать предвыборные блоки – об этом мы уже даже не говорим.

Мы говорим о том, чтобы нам разрешили дышать. Потому что некоторое время назад, например, был еще один запрет со штрафами. Запретили клумбы лебедей из автопокрышек во дворах. Я, честно говоря, сам не очень люблю этот ЖКХ-арт. Но в данном случае мне хочется его защитить, потому что это, похоже, одна из последних возможностей в жизни самостоятельного творчества.

Вместо этого партия и правительство с президентом лучше будут раздавать нам по 10 000, 15 000 – с вертолета сбрасывать эти нищие подачки, для того чтобы люди вообще нечего не делали и превращались в какие-то придатки государства.

Бесплатная раздача 6 соток

– В этом смысле я вспоминаю, когда мы брали дачу в конце 80-х годов – это было бесплатная раздача 6 соток с распоряжением не сажать на участке яблони сверх какого-то количества. В итоге, оказалось, что картошка – культура невыгодная и поэтому её можно сажать много. А с клубникой и крыжовником я могу пойти на рынок, соответственно буду получать по тогдашнему законодательству нетрудовые доходы. Выращивать клубнику по закону 1986 года попадало под статью нетрудовых доходов.

И, в общем-то, сейчас мы идём к этому советскому прошлому какими-то нечеловеческими темпами. Мне кажется, нас ждёт ситуация гораздо опаснее, чем была в Советском Союзе, – предупреждает Павел Лобков. – И вот почему.

Как писал Герцен, свирепость русских законов смягчается необязательностью их исполнения. Сейчас чиновничий аппарат, разбогатевший на нефтяных сверхдоходах – а тогда цены на них были низкими и доходы государства были очень маленькими, а расходы были очень большими. А вот сейчас распухший от совершенно гигантских денег чиновничий аппарат разросся огромными армиями контролёров. Кроме того, возможности контроля тоже увеличились. Раньше не было ни мобильных телефонов, ни дронов, ни Интернета.

А сейчас, представляете себе: летит дрон по кварталу и смотрит, у кого что на балконе, и тут же фиксирует номер квартиры. Это кажется какой-то «сорокинщиной», но это абсолютно реальная вещь. Поэтому я не вижу здесь ничего, кроме логического продолжения желания властей запретить абсолютно все. Как курение на детских площадках.
Павел Лобков
Фото: Личный архив
Лобков не удивится, если завтра ему запретят носить трусы задом наперед

Превращение жизни в тотальный ритуал

– Например, очень интересное превращение жизни в тотальный ритуал соблюдения запретов. Как в московских кофейнях сейчас происходит, – напоминает Лобков. – Стоишь в маленькой кофейне, она площадью 4 квадратных метра, а тебе говорят «при оплате наденьте масочку». При оплате. То есть возможность заразить коронавирусом существует только у кассы, при оплате. А кофе же нельзя пить в масочке. Эти запреты ничего не несут кроме самого запрета. Потому что когда продавца спрашиваешь, почему, я что от терминала заражусь? Мне отвечают «у нас там висит камера».

Мы имеем дело с той банальностью зла, про которое писала Хана Аренд, имея в виду нацистский геноцид. Понятно, что огромному количеству немцев не нравилось участвовать в механизме тотального уничтожения евреев. И многим это даже было противно. Но, «вы знаете, не мы же это придумали». Поэтому когда надумают очередной запрет, обязательно найдутся люди, которые его будут выполнять: «вы знаете, у нас дрон сейчас тут пролетит, вы могли бы баночки с балкона убрать…»

Так что коронавирус ещё и подстегнул это запретительное законотворчество: появились некие разумные обоснования, почему людям нельзя больше трёх собираться и рот закрыть тряпочкой. Коронавирус как будь то помог нашим вождям в этих упражнениях.

Чем закончится

– Я не знаю, чем это закончится. В конечном результате весь этот пузырь, конечно же лопнет, но это будет очень не скоро, – уверяет тележурналист. – Я допускаю, что новость про штрафы за соленья в неправильном месте это не новость агентства «Панорама», хотя она могла быть и там. Мы уже не можем отличить сорокинские фантазии от того, что принимает наша власть, – заключил Павел Лобков.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика