27.07.2021

"Говорят - протокол будем оформлять или "звонок другу"?". Как коррупционеры из ГИБДД зарабатывают на "золотые унитазы"

Руководитель "Грузавтотранса" Владимир Матягин рассказал Sobesednik.ru о реальной ситуации на российских дорогах

Фото: Global Look Press

Следственный комитет поддержал обращение президента «Грузавтотранса» Владимира Матягина, в котором тот предложил главе СК Александру Бастрыкину антикоррупционный тур по российским дорогам вместе с общественниками. «Собеседник» обсудил с Владимиром Матягиным реальную ситуацию на российских дорогах.

- Каковы сейчас объёмы коррупции на российских дорогах?

- Около 100 миллиардов рублей в год. Это на дорогах. Если мы возьмём ещё и такие отрасли, как лесное хозяйство, пожарную инспекцию и т.д. – может доходить и до триллионов. Но дороги, понятное дело - это главная «артерия», связанная со всеми остальными сферами экономики.

- Что вы думаете о громкой истории с задержанием начальника ставропольского ГИБДД?

- Мне, вообще говоря, не понятно удивление хоромами начальника Ставропольского ГИБДД Сафонова. Да в любом регионе есть такие хоромы – у начальника ГИБДД, Ространснадзора, Ростехнадзора, пожарников, лесовиков и т.д. Эти схемы работают везде. Сейчас в России сотрудники контролирующих органов выходят на работу не законы блюсти, а зарабатывать.

- По версии следствия, Сафонов за мзду позволял фурам с «перегрузом» зерна или других сыпучих грузов беспрепятственно перемещаться по Ставрополью. Что вообще за схема с этими «перегрузами»?

- Это схема, которая может быть выгодна только заказчикам и сотрудникам контролирующих органов. Перевозчикам она не выгодна. В прошлом году я встречался с главой СК Александром Бастрыкиным и подробно ему все эти схемы изложил. Смотрите. Если мы берём самосвальный бизнес – это стройки. Заказчик дорожного строительства - Министерство транспорта. А структура Министерства транспорта – это «Росавтодор». Росавтодор разыгрывает тендеры, в которых участвуют строительные компании.

Владимир Матягин

- И хочет заплатить за строительные работы как можно меньше?

- Совершенно верно. Нереально низкая цена побуждает перевозчика возить стройматериалы с «перегрузом». Сначала всё делалось так: водитель превысил «осевую нагрузку» - и заплатил сотрудникам ГИБДД 100-200 рублей. Эти денежные ручейки стекались к руководству контролирующих органов, которое ставило «план». Потом начались глобальные стройки, а схема стала неудобна: если постоянно брать на постах с водителей «денежку», всё может выйти наружу. Были резонансные случаи, как на Чудовском посту на границе Ленинградской и Новгородской области, когда сотрудники ФСБ вскрыли коррупцию в размере 5-6 миллионов рублей в день.

- Собирать дань на постах стало неудобно.

- Теперь перевозчика останавливают и дают ему номер телефона, по которому надо позвонить. Это номер «решальщика» - бывшего сотрудника контролирующих органов или чьего-то знакомого, вошедшего в эти схемы. В начале месяца решальщику поступает список автомобилей с номерами и принадлежностью компании-перевозчику. Потом с ним встречается представитель перевозчика – у него дома, в торговом центре, в машине где-нибудь в поле – и передаёт деньги за свои машины. Цены могут варьироваться от 10 до 50 тысяч рублей, в зависимости от конкретных дорог и подразделений. Сначала к «решале» заезжали с чемоданчиком, потом обленились и стали делать переводы на карты его родственников или перегонять деньги на какие-нибудь счета.

- Именно эта схема сейчас действует во многих регионах России?

Да практически во всех. Перевозчики Краснодара и Ростовской области недавно звонили мне и спрашивали: а когда у нас начальника ГИБДД посадят? Мы проводили там мероприятия в 2019-2020 году. Перевозчики там вынуждают ездить с перегрузом, а дань  берут не только с зерновозов, а даже с маленьких «газелей». Самосвальный бизнес, лесовозы, сельскохозяйственные продукты…

- Всё это гарантированный «перегруз».

- Да. И на него есть ежемесячный «абонемент» от ГИБДД. Список автомобилей. А для сотрудников ГИБДД, которые работают на постах, есть специальные опознавательные знаки на машинах – названия вроде «ПТК» или «Армада», которые они периодически меняют, чтобы никто в эти схемы не влез. Если у водителя на машине написано «Армада»…

- Значит, за него заплачено.                                                            

А если у водителя такого знака нет, ему говорят: протокол будем оформлять – или «звонок другу»? То есть, «решальщику». Или другая схема: в Крымске возле заправки был неприметный ларёк. Перевозчик заходил туда и оплачивал денежку, чтобы проехать в Новороссийский порт по единственной дороге через Владимировку. И ему в путевом листе ставили соответствующий штамп. За этой схемой мы наблюдали несколько месяцев.

- Как всё происходило?

- Сначала по группам «оппонента», по рациям прошла информация, что приехали общественники. Нас ждут, и мы ждём. Потом мне по моим каналам написали, что Ространснадзор и ГИБДД дали «окно» с 2 ночи до 6 утра. И мы в ночное время выдвинули туда машину с общественным контролем, встали и снимаем на Youtube: машины подъезжают к конторе Ространснадзора, показывают путевой лист, где стоит штамп, и едут дальше. Потом к нам подходит начальник поста и спрашивает: а вы что, тоже в ночное время работаете? Тем временем очередной водитель подъезжает к инспектору, чтобы показать путевой лист со штампом – боясь, что иначе его накажут, – инспектора нигде нет, водитель уже пытается пройти на пост, а ему оттуда машут: езжай, езжай! Такая вот «картина маслом».

- Что дальше?

- Я пошёл к начальнику Ространснадзора по Краснодарскому краю Павлу Переверзеву. Говорю: я видел, как работают ваши сотрудники. И он мне: «Да  быть такого не может, всех накажем!» Я был в кабинете у этого товарища: хорошо оформленный кабинетик с дорогой мебелью, коньяки дорогие стоят, сабельки висят. Если такой кабинет у госслужащего, то какие же у него хоромы? В кабинетах начальников ГИБДД всё тоже хорошо, но не настолько, поскромней. И он мне отвечает: «Да, все едут с перегрузом, а наши сотрудники не могут справиться с ситуацией…» Я говорю: «Давайте лапшу кому-нибудь другому на уши вешайте – приводите всё в порядок, или мы выкладываем информацию в публичный доступ.

- Получается, в других регионах начальники ГИБДД или Ространснадзора могли бы разделить судьбу Сафонова?

- Да, все эти коррупционные схемы всегда упираются в заинтересованность руководства контролирующих органов.

- В каких регионах нет коррупции на дорогах?

- В двух. Это Чечня и Алтай.

- Вы всё знаете о ГИБДД, ГИБДД знает о вас. Что побуждает вас продолжать борьбу с «царицей дорог»?

- Мне многие говорят: платил бы ГИБДД спокойно, и всё. Но, во-первых, надоело. Во-вторых, коррупция отражается на всех сферах нашей экономики, и пока это так, у нас везде будет бардак. В-третьих, а что мы тогда оставим нашим детям? Им же с этим всем придётся жить. В нашем обществе распространён нигилизм. Никто ни во что не верит, не хочет ничего делать. Но если вы не будете защищать свои права, они потом возьмут с вас ещё больше.

- Честно говоря, бандитская логика. Что-то из 90-х.

- Не удивительно, ведь многие из нынешних высоких чинов ГИБДД и других контролирующих органов начинали свою карьеру рядовыми инспекторами на дорогах. Они и строили эту систему. То, что мы видим сейчас – продолжение того, что они строили в 90-ые.

- При этом система усовершенствовалась и дошла до автоматических пунктов взвешивания.

- Так хотят убрать «человеческий фактор» общения с инспектором и совершения взятки. Но в 2019 году мы проверяли ситуацию в Краснодарском крае, там как раз поставили автоматические пункты взвешивания. Перевозчик завешивает тряпочкой номер, проезжает пункт взвешивания, а потом рассчитывается с инспектором. Власти и ГИБДД Краснодарского края решили: давайте тогда для контроля поставим у этих пунктов наряды ДПС. И снова вот он, человеческий фактор. Надо менять законы.

- Насколько серьёзны нарушения в так называемой «нагрузке по осям» транспортного средства, разрушающей дорожное полотно?

- Эта коллизия в законодательстве – способ заработка. На пунктах автоматического взвешивания не учитываются давление воздуха и другие факторы, влияющие на удельный вес грузового автомобиля, перевозящего зерно или сыпучий груз. В момент проезда пункта автоматического контроля поток воздуха от машины может создать давление на датчик, вмонтированный в дорожное полотно, и из-за этого произойдёт некорректное взвешивание. Никому не интересно, чтобы перевозчик был законопослушным. Коммерческим организациям на базе государственно-частного партнёрства дано право на реализацию развёртывания на всех дорогах России к 2024 году автоматических пунктов весового контроля. И эти организации заинтересованы в том, чтобы перевозчик нарушал и платил за это. А мнение перевозчиков было проигнорировано государством в лице министерств и ведомств.

- Обычный «перегруз» – это уже реальная опасность на дороге?

- Да, он увеличивает инерцию машины, ее тормозной путь. Но это нарушение тоже выгодно контролирующим органам для коррупционного заработка. Хотя люди гибнут от него на дорогах целыми семьями. Такое чувство, что пока у кого-то из контролирующих органов не произойдёт семейная трагедия на дороге, никто не задумается.

- Что нужно делать для решения проблемы?

- За «перегруз» нужно делать ответственным заказчика. То есть, Росавтодор и Министерство транспорта. Пришла машина с перегрузом – виноват. Или, например, компании, которые осуществляют разработку карьеров. Загрузил машину с перегрузом – виноват. Параллельно нужно менять систему контролирующих органов и пересматривать законодательство. Показательная «порка» в Ставрополье ничего не даст. ГИБДД по стране, конечно, на время притихнет, чтобы поменять тактику. А в Ставропольском крае и соседних регионах, мне кажется, только озлобится в отношении перевозчиков.

Николай Васильев

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика