Новости дня

14 декабря, суббота














13 декабря, пятница






























Острое Чили. Что стоит за восстанием в самой благополучной стране Южной Америки

04:09, 31 октября 2019
«Собеседник» №41-2019

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

На протестной карте мира неожиданно, буквально за день появилась новая полыхающая точка – Чили. Только в первые дни восстания были сожжены небоскреб и несколько зданий, разгромлены станции метро, взорваны эскалаторы, разграблены супермаркеты.

Цифра

 

18 человек погибли в ходе протестных акций в Чили.

Внутри фильма

– Обстановка в Чили сейчас, как в фантастическом кино про военную диктатуру. Страна, считавшаяся самой европейской в Латинской Америке, за считаные дни стала другой. На улицах военные, над городами летают армейские вертолеты. В стране введено особое (чрезвычайное) положение, комендантский час, арестованы уже 4 тысячи человек, около 2 тысяч ранены. Чувствуешь себя в этом во всем очень неуютно. Для чилийцев это сложно вдвойне, так как напоминает им о пугающем времени диктатуры Пиночета, которая продлилась в Чили 17 лет (1973–1990). Но параллельно чувствуется какое-то единение людей, братское, что ли, отношение. Чили – одна из самых расслоенных, чуть ли не кастовых стран в мире, где мир богатых и мир бедных очень далеки друг от друга. Но эти протесты объединили многих и проходят практически через все социальные слои, кроме разве что самых верхних, – обрисовал «Собеседнику» ситуацию живущий в Чили журналист-международник Олег Ясинский.

Символом чилийского восстания стал полыхнувший небоскреб. Протестующие еще не забирались так высоко никогда в мире.

– Здесь еще нужно понимать, что это за здание – это офис приватизированной энергетической компании. Людям есть за что на нее злиться. В Чили приватизирована не только электроэнергия, но даже вода – все ресурсы в частных руках. Мой знакомый чилийский журналист называет Чили «Северной Кореей капитализма». Это самая капиталистическая страна мира – всего 3% экономики здесь находится в государственных руках. Для простых людей это означает очень высокие цены абсолютно на все, – продолжает Олег Ясинский.

В революцию – на метро

Искрой, поджегшей Чили, стало повышение цен на проезд в метро. Повод пустяковый – поездка подорожала на 3 рубля в переводе на российские деньги, но уже принесла ущерб на миллионы долларов.

– В Чили и без того был самый дорогой транспорт в Латинской Америке, и примерно каждые полгода власти понемногу, но еще повышают цены. Средняя зарплата в Чили составляет 500–550 долларов, а расходы на проезд занимают 10–12% бюджета среднего человека. Очередной рост цен просто стал той каплей, которая переполнила чашу терпения, – объясняет Ясинский. – Студенты стали массово прорываться через турникеты, отказываясь платить за проезд по новому тарифу. Директор метрополитена Сантьяго распорядился закрыть две основные линии подземки, чем вызвал транспортный коллапс, люди никуда не могли попасть. В ответ пассажиры стали просто громить недоступные им станции метро.

Протест выплеснулся на улицы. В ответ власти выставили карабинеров (полицейских), водометы, а позже и армию против недовольной толпы, которую правительство называет не иначе как хулиганами и вандалами.

– Уже вечером были построены баррикады, одновременно вспыхнули 30–40 станций метро. Восстал весь Сантьяго, потом и регионы. Но есть подозрения, что не все разрушения – дело рук восставших. У нас распространяются видео, на которых четко видно, что поджигатели выходят из фургонов карабинеров, все они в масках. Люди думают, что власти намеренно накалили обстановку, чтобы иметь повод применить силу, – пересказывает журналист.

«Накипело»

Русскоговорящий гид в Чили Денис Пурто женат на чилийке и много общается с простыми чилийскими гражданами.

– Люди устали, – говорит гид. – У них нет доступа к хорошей медицине, образованию. Есть государственный бесплатный сектор, но приема у врача там нужно ждать месяцами, а операцию – годами. В нашем регионе, по статистике, умерли 2700 человек в очереди на операции. Некоторые продают дома, чтобы лечиться. Многие пытаются поддерживать благополучный образ за счет кредитов, но со временем оказывается, что и их нечем платить. Пенсии маленькие, газ в 30–40 раз дороже, чем в России. Даже картошку многие покупают по кредитной карте, читай: в кредит. Накипело у людей, вот и поднялись. Каждый день часов с восьми вечера и до 2–3 ночи идут активные действия – люмпены из беднейших кварталов нападают на супермаркеты и магазины, потом выкладывают в интернет видео, хвастаясь «добычей». По-другому им эти телевизоры, технику, деликатесы никак не добыть.

– В Чили существует очень высокая поляризация между богатыми и бедными, а это всегда чревато социальным взрывом рано или поздно. Вторая причина – наплыв мигрантов из Гаити и Венесуэлы, из-за которых растет криминал и падает средний уровень зарплат. Моя знакомая чилийка, врач, рассказывала, как искала помощника, поставила в объявлении невысокую зарплату: в первый же день ей пришло 500 резюме, из которых 490 было от мигрантов. Приезжие соглашаются работать за совсем небольшие деньги: в Венесуэле средняя зарплата составляет 6$, а в Чили – под полтысячи. В результате уровень зарплат падает, что делает людей беднее и злее, – анализирует руководитель Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН Збигнев Ивановский.

Чья рука?

События в латиноамериканской стране развивались столь стремительно, что многие стали искать «руку», которая руководит погромами из-за кулис.

– Чаще всего называют США, Россию и Венесуэлу. Но США это совершенно ни к чему – в Чили и так достаточно проамериканское правительство. Россия уже давно не имеет на Чили никакого влияния. А у Венесуэлы самой столько проблем, что ей не до других стран, – опровергает конспирологию Збигнев Ивановский. – Это чисто внутренняя история.

– Последние статистические данные показали, что правительство поддерживают 13,9% чилийцев, а на стороне восставших 83%, – приводит последние данные Олег Ясинский. – Это ни с чем не сравнимо. При таких данных правительство фактически нелегитимно. К тому же оно ведет себя неадекватно. Интересно, что сейчас власти, карабинеры и армия пытаются найти зачинщиков и не могут, так как их просто нет. Это чисто стихийный протест.

– Конечно, многие выходят по велению сердца, что называется. Но мне кажется, есть те, кто пытается пользоваться народным гневом. Например, вряд ли люмпены из бедных кварталов сами додумаются, что нужно идти громить именно энергетические, водоснабжающие организации. Или еще пример – нападениям подвергается именно сеть супермаркетов «Лидер», а не какие-то другие, – замечает Денис Пурто.

Власти жестко подавляют восстание. Хотя они все-таки в итоге отменили решение о повышении стоимости проезда в метро.

– Общество в Чили неоднородно, оно разделилось. Есть те, кто готов к активным действиям, но немало и тех, кто против вандалов и хочет спокойствия, – полагает Збигнев Ивановский. – Того же Пиночета, которого всегда вспоминают при упоминании Чили, в стране воспринимают так же неоднозначно, как в России Сталина или в Испании – Франко.

– Протест уже разгорелся, его вряд ли сейчас остановить, – считает Олег Ясинский. – Требования восставших расширились – они хотят отменить особое положение и комендантский час, изменить Конституцию, которая создавалась еще при Пиночете. Поколение, которое было запугано при диктатуре, состарилось. Выросло новое – непуганое. Которое не устраивает социальное неравенство. Которым надоело, что 90% прессы в стране принадлежит одному концерну, полностью лояльному к властям. Которое хочет иметь возможность изменить свою жизнь. Они хотят перемен.

 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №41-2019 под заголовком «Чили — слишком остро».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^