Новости дня

16 декабря, суббота









15 декабря, пятница




































"Жаль, что у нас БАМ не строят, чтобы занять "пятую колонну"


Андрей Клыков // Валерий Ганненко

Автор памятников Даниле Багрову и Врангелю рассказал Sobesednik.ru, что хотел бы увековечить Моторолу и Гиви.

В 2016 году началась кампания по сбору средств на памятник Сергею Бодрову — младшему в образе Данилы Багрова, главного героя фильмов «Брат» и «Брат-2». По словам координаторов проекта «Брат Данила», «именно Данила воплотил в себе идеи братства и единства — "своих не бросаем". Для многих он стал символом веры в то, что, даже когда всё вокруг разрушено, понятия о добре и зле остаются непоколебимы».

Вместо заявленной цели в 350 тысяч рублей удалось собрать 367 тысяч, и проекту был дан зеленый свет. Сейчас идет согласование установки памятника с комиссией по монументальному искусству, пока же, как сообщается в группе Международного фонда славянской письменности и культуры», в фонд доставлен макет памятника. Одно из возможных мест установки в Москве — дворик при фонде, где был снят один из эпизодов фильма «Брат — 2».

Sobesednik.ru поговорил со скульптором Андреем Вячеславовичем Клыковым, которому поручено создание памятника:

— Андрей Вячеславович, вы увековечили память императрицы Марии Федоровны в Петергофе, создали скульптуру Николая Чудотворца, установленную в Севастополе. А кого из персоналий современной России вы хотели бы увековечить?

— Да много кого, персонажей достаточно — начиная от Моторолы и Гиви. Здесь необязательно должен быть заказ. Вот как с Врангелем — на народные деньги: собрали, памятник поставили.

С Врангелем вообще интересная история. Два брата-общественника умудрились «пробить» разрешение керченских властей в 2013 году. Потом произошло то, что произошло [присоединение Крыма — прим. ред.], и все замолкло до середины 2015 года. И только в сентябре 2016 года собрали деньги — не очень много, правда, — и мы сделали памятник. Помог еще некий человек из ВТБ личными сбережениями, потом [первый заместитель министра культуры РФ] господин Аристархов — сами бы они не успели собрать.

— Сейчас будет столетие Октябрьской революции, и все эти фигуры: Врангель, Краснов...

— Ну Краснов не есть Врангель. Это ближе к Власову!

— Я к тому, что ему же ведь тоже ставили мемориальную доску, и все это вызывало жесткую полемику в обществе...

— Конечно полемика! Нужно смотреть по делам. Краснов для меня, повторюсь, ближе к Власову, а Власов — абсолютный предатель.

— А из большевиков? Есть кто-то, кого вы согласились бы тоже увековечить?

— Я бы Иосифа Виссарионовича давно поставил. Хотя бы за то, что он большевичками северную землю удобрил.

Период Гражданской войны — это вообще смутное время, там мало кто что поймет. С индустриализацией, с ходом войны все понятнее. После — уже меньше интересных персонажей.

Вместо ответа оставили вопрос

— Как к вам обратились с предложением сделать памятник Багрову?

— Сразу после Врангеля. Тогда была шумиха: собирали деньги через «Фейсбук», через «ВКонтакте». Не успели отдышаться — к нам обратились. А поскольку эта тема у нас витала давно, сразу согласились и назначили встречу.

Гипсовый макет памятника Даниле Багрову / Валерий Ганненко

— К вам пришли с готовым проектом?

— Ну пришли с таким — пусть будет такой. Правда, я бы вместо вещмешка сделал обрез. И еще мы с ними схлестнулись насчет надписи на постаменте и оставили наш вариант. Они хотели «Сила в правде», а мы решили оставить вопрос: «В чем сила, брат?»

— Что вы видите в фильме и самом персонаже, что для вас самое главное? Противостояние России западным ценностям?

— Второй «Брат» явно слабее, чем первый, и там не столько речь идет о противопоставлении России Западу, там основная нота — о зарождающемся самосознании русских. Есть Запад, есть Восток, а мы — посередине.

— То есть русский человек начал формироваться в нулевые?

— Наверное, да. И если думать о таких вещах, как «Русская весна», то можно начинать с Данилы Багрова. В принципе это тот типаж людей, которые добровольцами в Югославию ездили и в Абхазии крутились, а сейчас — Донбасс.

— Можете описать этот типаж?

— Они из тех, кто вслед за Ермаком на Урал пошел. Тяжелые люди. Я имею в виду — в повседневном общении. Этот тип всегда был, просто не было особой возможности себя проявить. Вот в конце семидесятых на первомайской демонстрации, когда все шли поддатые и орали «Да здравствует армянский народ, да здравствует грузинский народ», я заорал: «Да здравствует русский народ!» Мне начали выламывать руки: «у нас нет русского народа, у нас есть советский народ».

— Проявление своих душевных качеств вы считаете возможным только в экстремальных условиях, в военном конфликте?

— Что первый, что второй «Брат» — это поиски справедливости, в первую очередь. А русский человек — он всегда достаточно ленив, благодушен, незлоблив. Может в быту вспыхнуть, но чтобы он взялся за вилы, его нужно очень долго раскачивать.

— Но можно ли как-то эту энергию в мирное русло направить? Пока нет войны, обустроить быт, например?

— Нам навязывали это все девяностые: «зарабатывай, зарабатывай, зарабатывай». И что толку? Русскому человеку нужна Идея. Идея набить брюхо, сесть в «бентли», обвешаться каратами — не есть Идея. А без Идеи народу неинтересно.

Весь советский период тоже предлагали определенную модель поведения, коммунистическую идеологию. Что-то было нормально в ней, относительно правильно — некие моральные вещи, например. Проявление каких-то сегодняшних вещей было бы немыслимо тогда. Но с точки зрения верующего человека коммунизм — это закамуфлированный сатанизм. Эту идеологию попытались заменить идеологией потребительства, что не получилось.

— Данила Багров же и был воспитан в Советском Союзе.

— Да, он действовал в предложенных рамках и адекватно ситуации. Было бы что-то другое — может, он и действовал бы по-другому. Время такое было.

В мастерской скульптора Клыкова / Валерий Ганненко

— А сейчас какое время, по-вашему?

— Пока ярого недоверия к власти не ощущаю. Мне многие не нравятся в правительстве, и думаю, что не только мне. Но корабль наш ведет правильный человек. Жаль, что у нас БАМ не строят или канал какой-нибудь. Как способ занять «пятую колонну».

— А что такое «пятая колонна»?

Навальный с навальнятами, Миша Касьянов, Ахеджакова. Для Макаревича это вообще норма — быть в оппозиции.

— На что направлено ваше творчество? Развитие русской идеи?

— Мое творчество направлено на указание тех персоналий, которые что-то сделали для России. А какие выводы будут из этого делаться — это уже... Приехали, поставили памятник, дальше памятник живет своей жизнью.

Идей можно нагенерить много хороших и правильных, но скульптура — это занятие крайне финансово емкое. Чтобы от задумки до воплощения все срослось, надо задавать вопрос «где деньги?». Живописцу что нужно? Холст, кисти, краска. Покойный дядя Толя Зверев окурком «беломора» на листочке водил, а Волошин говорил, что материал должен быть худшего качества, чтобы художник преодолевал сопротивление.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания