Новости дня

20 октября, пятница












































"По нашим грехам получаем". Как стояли за царя и против "Матильды"


Корреспондент Sobesednik.ru побывал на молитвенном стоянии против поругания Николая II и фильма «Матильда» в Москве.

Во вторник в московском Храме Воскресения Христова в Кадашах прошло молитвенное стояние за царя Николая Второго и против выходящего скоро на экраны художественного фильма «Матильда». В стоянии принимали участие около тысячи человек, и среди них как простые верующие, так и организованные — движение «Сорок Сороков», казаки, Союз Православных Хоругвеносцев. За охраной порядка следил лишь один майор полиции. Его служебный автомобиль был припаркован возле ворот, а самому майору объясняли: «Сорок сороков — это столько храмов было в Москве. Поэтому так называемся». «Ничего себе», — удивлялся майор.

— Так, четыре крепких парня нужны, «Сорок Сороков». На вынос иконы царя, она тяжёлая, — раздался требующий голос.

Рядом даёт комментарии Андрей Кормухин, основатель движения:

— Здесь планируется московская часть большого всероссийского и международного стояния за веру, за отечество, за народ, за царя, которое проходит в защиту стратегии национальной безопасности, подписанной президентом Путиным. В ней защита традиционных ценностей — а православие безусловно является духовно-нравственной ценностью — является одним из основных приоритетов деятельности государства. Фильм «Матильда» своим выходом как раз бьет по этим традиционным ценностям.

По мнению Кормухина, православие является фундаментом России — а «этот фильм закладывает мину под сам фундамент».

Почти весь церковный двор заполнен людьми, у многих в руках иконки царской семьи, свечи, плакаты против «Матильды».

Среди верующих появляется отец Всеволод Чаплин и сразу оказывается в кольце из микрофонов и телекамер. Но отец Всеволод лишь бросает ироничное: «Ни с Путиным, ни с творческими союзами, ни с кем-то из власть имущих, ни тем более с господином Кожиным, который, как писали СМИ, мог иметь отношение к финансированию этого проекта — вот ни с кем из влиятельных или богатых людей нам не нужно бояться спорить. Так победим». И уходит благословлять прихожан.

Из динамиков собравшихся успокаивает мужской голос:

— Сейчас начнется молебен у нас, осталось подождать совсем немножко — а пока хотим сказать, что фильм «Матильда» не пройдет. И что православные люди во всех городах России и не только России, все православные страны — и не только православные, кстати — выступили против фильма «Матильда».

Мужской голос говорит и о том, что совершилось второе цареубийство — «первое материальное, а второе — духовное». Вторит голосу и отец Всеволод, оставивший благословения и вновь дающий комментарии:

— Я думаю, что «Матильду» не нужно показывать в массовых масштабах, потому что если фильм будет показан в массовых масштабах, это будет плевок в душу народа — если хотите, символическое повторение цареубийства ровно через сто лет после революции. Даже сама дата, которая предложена в качестве даты для премьеры — 26 октября, — символический плевок. В этом во всем что-то есть, что-то злонамеренное. То, что неприкосновенную фигуру пытаются опорочить, пытаются сломать душу народа. Россию в семнадцатом году сломали тем, что лишили царя, и нас пытаются сломать еще раз.

Чаплин также делает выпад и в сторону «либеральной тусовки», которая, по мнению отца Всеволода, держит в страхе российские власти, но уже теряет свои позиции.

— Наша так называемая либеральная творческая тусовка, которая привыкла себя чувствовать хозяином в некоторой части культурной среды в девяностые годы — эта часть, работающая больше на американского зрителя, чем на российский народ, решила, что она является в культурной среде законодательницей мод. Сегодня они теряют эту позицию, поэтому очень жестко высказываются, иногда в хамском ключе: обзывают некоторых людей «так называемыми верующими», дураками, дебилами. Это признак бессилия, признак понимания того, что они терпят поражение.

В конце речи Всеволод Чаплин признаётся, что картину он не смотрел, а своё мнение сформировал благодаря отзывам, трейлерам и «экспертизе» в интернете.

В этот момент закончилось богослужение в самом храме. Священнослужители в сопровождении тех самых крепких молодых людей с иконой вышли на задний двор, где и должно было было пройти мероприятие. Там же, на строительных лесах, опутавших пристройки храма, были развешаны баннеры «за веру, за царя, за отечество» и подобные.

Настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах Александр Салтыков, запинаясь, выступил перед собравшимися:

— Мы понимаем, как важно и нужно почитание святых — вообще всех и царственных страстотерпцев, особой семьи последнего монарха, которая является символом народа.

Пока идет молебен, пожилой мужчина в футболке «Слава Руси» с целым протестным иконостасом фотографируется у стены храма. Точнее, фотографирует его другой седой старик. Мужчина признается, что не готов высказать свое мнение ни по фильму, ни по причинам, приведшим его на молитвенное стояние, ни объяснить ношение портрета Распутина:

— Кощунственный фильм, тут все ясно.

Но на помощь ему приходит фотографировавший — объясняет, что Распутина оболгали, оклеветали, демонизировали. А на самом деле он был, оказывается, светлейшим человеком, и царь называл его Другом с большой буквы.

Мужчина объяснил, что русский человек вообще не мог снять подобный фильм:

— Русский — это православный, по Достоевскому, а православный — русский. Православный — это монархист, и настоящий русский никогда не сможет поставить такой кощунственный фильм, ни-ко-гда. Значит, он не православный, значит, и не русский.

У ограды храма курят и пересмеиваются двое молодых людей, к их футболкам приколоты комсомольские значки.

— Пришли просто посмотреть на это мероприятие. Все очень плохо. Морально-нравственные ценности, пятое-десятое. Но ведь нужно акцентировать внимание не на этом фильме, извиняюсь, а на безработице, о том что образование катится в...

Подключается второй юноша: «Ну и люди, которым советская власть дала образование и многим — квартиру, выступают против всего этого. Корова против молока».

— Самое интересное, что мы тут разговаривали с одним человеком, он утверждал, что Ленин, Троцкий, Свердлов — мрази, а Сталин хороший. Я все-таки коммунист, но мы сегодня осуждаем преступления сталинского режима — и я говорю: как же так, у него руки по локоть в крови. Но Сталин хороший! Когнитивный диссонанс у людей.

Молодые люди не увидели ничего кощунственного в трейлерах фильма:

— Все-таки это художественный фильм, он не претендует на историчность. Извините, когда Михалков снимал «Утомленные солнцем», коммунисты не орали, что там нет никакой историчности.

На вопрос о готовности Геннадия Зюганова идти на компромиссы с церковью юноша ответил:

— Геннадий Зюганов — это Геннадий Зюганов, коммунисты — это коммунисты. Каждый человек имеет право на свою точку зрения — если ему хочется молиться, пусть молится.

Возле входа в храм — стол с подписями, рядом — пожилая женщина, она отвечает за их сбор. Она рассказывает, что собирает подписи с шестнадцатого года — их посылают патриарху и президенту:

— Борьба наша не бессмысленна, потому что Бог нас слышит, она не может быть бессмысленна, когда ты обращаешься к Богу. Результатов мы не видим, но чувствуем. Наш народ, конечно, терпеливый, много стерпит, поэтому будем продолжать. Фильм этот нельзя смотреть молодёжи, у которой психика ещё не устоялась, нет никакого критического мышления. Их можно куда угодно завести.

На вопрос, кто же хочет молодежь «завести», женщина отвечает про кого-то сидящего в Нью-Йорке с большими мешками денег. Оттуда же, по ее мнению, нам пишут конституцию и говорят, как жить.

— Это по нашим грехам мы получаем, — добавляет стоящая рядом с ней напарница. — И слава богу, что Господь нас не оставляет, а посылает нам знамения. То болезни, то катастрофы. Вот помните, гроза страшная недавно была? Выглядело так, будто из тучи сыпались наши грехи.

В именины цесаревича Алексея обещают еще одну большую общую молитву, а в начале сентября — многотысячную международную акцию. Один из организаторов — Андрей Викторович, отказавшийся назвать фамилию — рассказал, что «будут арендованы огромные площадки и стадионы».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания