Новости дня

24 ноября, пятница


























23 ноября, четверг



















Руслан Гринберг: Похоже, глава РАН будет назначаться президентом


Руслан Гринберг // Стоп-кадр YouTube

Что происходило за кулисами скандально закончившихся выборов главы РАН, рассказывает Sobesednik.ru.

В минувший понедельник в Российской академии наук должно было состояться общее собрание, на котором предполагалось избрать нового президента РАН. Полномочия Владимира Фортова заканчиваются 27 марта. Но вместо выборов собравшимся со всей страны ученым предложили принять решение об их переносе — до осени. А все три кандидата на пост главы РАН дружно сняли свои кандидатуры с голосования.

Еще с пятницы (накануне общего собрания академиков 20 марта) в среде столичных ученых стал известен расклад: выборов не будет, их перенесут на осень, временно исполняющим обязанности главы Академии назначат вице-президента академика Валерия Козлова. А осенью выборы могут и вовсе не состояться, так как в Госдуме лежит проект закона, предполагающий совсем другой порядок: не избрание главы РАН, а его назначение президентом.

По одной из версий, как нам удалось узнать, причиной всему могло стать желание властей видеть на этом посту Михаила Ковальчука (или — как вариант — это желание самого Ковальчука, брат которого считается другом президента). Но ему для этого надо сначала стать академиком: сейчас он членкор и его никак не выбирают в академики.

Между тем слухи о том, что выборы отменят, возникали и до того — практически весь март в Академии наук был нервозным. Поводов было достаточно: взять хотя бы поведение самого нынешнего главы РАН Владимира Фортова — то он говорил о том, что устав Академии не совсем соответствует закону, то уверял, что с ним все в порядке...

Потом периодически начали заговаривать о не до конца прописанной процедуре выборов главы Академии и другие претенденты на этот пост (кроме Фортова, еще два академика — Владислав Панченко и Александр Макаров).

Суть претензий была, в общем-то, ничтожна: якобы механизм выборов описан не в уставе, а в отдельном постановлении. А оно было принято не общим собранием, а всего лишь президиумом академиков.

Такие разговоры шли весь март. А позиция Фортова, рассказывают, менялась после того, как он посещал властные коридоры. Собственно, к пятнице накануне выборов дотошные ученые, проведя собственные изыскания, уже были уверены: выборов не будет.

Понедельник, 20 марта, показал: слухи обернулись правдой. Лишь одно обстоятельство не совпало: Валерий Козлов в понедельник не стал врио.

Но он стал им во вторник, так как Фортов оказался в Центральной клинической больнице.

Что же происходило в Академии? Как сами ученые объясняют произошедшее? Об этом Sobesednik.ru расспросил члена-корреспондента РАН, научного руководителя института экономики Академии наук, профессора Руслана Гринберга, который присутствовал на этом общем собрании.

— Зачем, как вы думаете, нужно было власти устраивать все это? Ведь ученые приехали со всей страны, более тысячи человек, общее собрание планировалось проводить целую неделю. И даже за минуту до начала ничего не предвещало отказа претендентов от выборов (а только так их можно было отменить — если они снимут свои кандидатуры). И тут вдруг...

— По-видимому, наш президент очень не любит Фортова. Мне кажется, он невзлюбил его с момента избрания главой РАН — хотя бы потому, что долго не принимал Фортова после этого. Важный знак: руководитель государства относится к главе РАН с прохладцей. А теперь, мне кажется, это стало еще более очевидным.

Моя версия такая: поскольку наверху не любят Фортова, конечно, его не хотели видеть на следующий срок. И боялись, что выберут именно его. Тем более что предварительные итоги показывали: выборы, судя по всему, выиграл бы именно Фортов — на президиуме РАН подавляющее большинство проголосовало за него (40 голосов), а два других кандидата набрали всего по пять голосов. И поэтому на Фортова, как я понимаю, был оказан нажим, чтобы выборы перенести.

Владимир Фортов / Global Look Press

— А почему его не любят наверху? Ведь Фортов никак не препятствовал реорганизации Академии?

— На этот счет есть разные точки зрения. Легко говорить со стороны — в чем надо уступить, а в чем стоять до конца... Он пытался бороться. Со стороны всегда кажется: уж я-то, я бы так не поступил, а на деле как будет?

Пока ясно одно: история эта печальная. Похоже, глава РАН будет назначаться президентом или премьер-министром (это уж какой вариант Дума примет). Но чтобы сохранить демократический флер, мне кажется, будут представлены три кандидата, из которых руководящие государством люди будут выбирать и назначать. К тому идет дело.

Самое главное — что это чревато последствиями для фундаментальной науки. Ведь в этом случае утрачивается (еще не до конца, но все-таки) сам стержень Академии наук — ее самоуправление. Тот же выбор тем для исследования. А к этому идет — мы ведь уже подчиняемся Федеральному агентству научных организаций. Последовательное движение в этом направлении идет давно.

— Насколько я понимаю, ученое сообщество попыталось все-таки проявить некое фрондерство, хоть и мягкое...

— Наверняка наше решение (просить власть передать бразды правления на переходный период действующему президиуму и оставить во главе него Фортова) вызовет наверху гнев.

— И как все это происходило?

— Сначала была безобидная первая часть. Выступление об успехах — что мы открыли, где продвинулись, по разным наукам... А потом началось самое интересное. Невнятные речи руководства: вот, мол, были в администрации президента, и там выяснилось, что есть у нас нарушения правовых норм. И, вроде как президент сказал, что из-за этого надо переносить выборы...

Зал встретил это сообщение тишиной. Потом пошел гул. Дело в том, что москвичи-то ожидали такого поворота событий, а большинство ученых приехало из других городов, и они узнали обо всем только в день самого собрания.

— И три кандидата покорно сняли свои кандидатуры?

— Да. Но стало непонятно: а дальше-то что? Кто будет регулировать работу РАН до осени? И начались дебаты, которые свелись к решению, о котором я уже упомянул: просить правительство, администрацию президента, чтобы до осени разрешить оставить прежний президиум, который бы руководил Академией и готовил следующие выборы. И чтобы вице-президенты остались прежние. Дело в том, что полномочия старого президиума заканчиваются 27 марта, как и полномочия Фортова. И поэтому без решения правительства тут не обойтись.

Но речь поначалу шла только о президиуме и вице-президентах РАН. И тут вдруг кто-то сказал: а надо и президента (Фортова) оставить до следующих выборов. Короче говоря, народная любовь победила.

Открытым голосованием было принято решение (правда, без подсчета голосов — за что нам, думаю, еще тысячу раз достанется) просить правительство, чтобы оно разрешило президиуму вести дальше работу до ноября. Теперь, думаю, у нас будет большая напряженность с властью.

— То есть вы думаете, что перенос выборов должен был выглядеть не как спланированное властью решение, а как стихийное, исходящее от ученых?

— Не знаю. Решение о том, что выборы будут переносить, было обозначено. И никто не выступил за то, чтобы их, несмотря на это, все же провести. И никто не стал допытываться у кандидатов: а чего это вы снимаете свои кандидатуры?

— Есть версии, кого бы власть хотела видеть на месте Фортова?

— Нет. В любом случае, если говорить по большому счету, это очень серьезное поражение РАН в той полосе поражений, что Академия пережила за последнее время. Ведь институты уже давно переданы в Федеральное агентство научных организаций. Похоже, просто ускоряется реализация идеи превращения академиков и членкоров в дискуссионный клуб, который не будет иметь особого значения.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания