Новости дня

17 февраля, суббота












16 февраля, пятница

































Доброе дело – тяжелее бизнеса. Кто и как мешает бизнесмену сделать роскошный подарок детям

Собеседник №20 '14

Зураб Гоциридзе – обычный бизнесмен. Заключает контракты, подсчитывает прибыль, отдыхает за границей. Но полгода назад он решил подарить многодетной семье собственный дом в астраханском селе Полдневое. И понял, что это дело – посложнее бизнеса.

Несостоявшийся детсад

Астрахань для 49-летнего Зураба Гоциридзе город не чужой. Там он окончил мореходку. В Москву перебрался уже взрослым, занялся бизнесом, но о городе своей юности не забывал. В 2003 году Гоциридзе поехал в Астрахань на 25-летие выпуска. Посидели с друзьями, выпили, вспомнили годы учебы, а потом Зураб Шотович уговорил всех поехать на рыбалку в дельту Волги, в село Полдневое. Рыбалка тогда удалась. Вдохновленные уловом, Гоциридзе с приятелем решили, что называется, сообразить на двоих: они купили дом в Полдневом, чтобы чаще выбираться на рыбалку. Провели газ, электричество, построили санузел. Потом Гоциридзе достроил веранду, взялся за мансарду. Друг отказался вкладываться в дело, поэтому Зураб Шотович строил на свои. Теперь на месте сельской развалюхи – добротный коттедж в 300 квадратных метров с 8 спальнями и 2-метровым водопадом в холле. 

Со временем Гоциридзе стал бывать в Астрахани все реже – затянул бизнес. Дом пустовал. Несколько лет Зураб Шотович сдавал его состоятельным отдыхающим, потом решил продать. Дал в газету объявление, начались звонки, торговля. Но дальше дело не шло: цена 5 миллионов рублей потенциальных покупателей отпугивала. Хозяин уже был готов уступить, но в один прекрасный день решил не продавать дом, а... подарить. Тем, кому он действительно нужен. И сразу стало легче на душе. 

– Сначала я хотел отдать его под садик, – рассказывает Зураб Шотович. – Тот, что в селе, уже старый, а в моем доме 25–30 детей спокойно бы разместились. Здание инспектировали председатель сельсовета, люди из районной администрации, из областного управления образования. Я был готов купить детские горки, облагородить участок. Но идею зарубили санэпидемнадзор и пожарные – выдвинули требования, которые невозможно было выполнить. В итоге в селе решили восстановить старый детсад.

Дом /

После этого Гоциридзе только укрепился в желании подарить дом. Первым делом он обратился в районную администрацию, логично рассудив, что там наверняка знают, кому жилье нужнее. Но из администрации прислали не контакты нуждающихся, а отписку, в которой сослались на закон о защите персональных данных. В переводе с казенного на понятный язык Гоциридзе сообщили, что адреса многодетных ему не дадут. 

– Я не спорю, но почему им не сообщить мой телефон? – пожимает он плечами. – Чиновники утверждают, что так и сделали, вот только почему-то мне никто не позвонил. 

Хлеб под подушкой 

Есть у Зураба Гоциридзе одно пожелание: новоселы должны взять из приюта ребенка. Его родители воспитали семерых детей. Сам он в Обнинске опекает две семьи. В одной мать сгорела от рака, отец от горя ослеп, троих детей воспитывает бабушка. В другой женщина взяла детей умершей сестры, хотя своих трое. 

– Когда строился, часто заезжал в интернат в соседнем селе, – рассказывает Зураб Шотович. – Там в спальнях у детей под подушками видел черный хлеб. Ужин заканчивается в семь, в выходные еще раньше. И только в девять вечера каждому дают по стакану кефира. И дети крадут черный хлеб, чтобы съесть с этим кефиром. Договорился с городской пекарней – каждый день в интернат привозили по 70 булочек: на 50 детишек и персонал, чтобы не воровали. А через полгода директор говорит: нам не нужны булочки, лучше деньгами. Ну как так?

Дети / Russian Look

Гоциридзе хотел взять из детдома ребенка: его дочка уже замужем, сын окончил школу и вот-вот станет самостоятельным. Но супруга честно призналась, что устала. Но Зураб Шотович от идеи не отказался.

– У нас сейчас сирот больше, чем после войны, – говорит он. – Пусть хоть на одного станет меньше.

В Полдневом для детей все есть – это добротное село с детсадом, школой, магазинами. До Астрахани около часа пути. Но от «большой земли» Полдневое отделено двумя паромными переправами. И хотя транспортное сообщение не прекращается даже в распутицу, все-таки неудобства. Поэтому изначально Зураб Шотович решил искать «свою» семью среди местных, которые привыкли жить в таких условиях.

«Дом должен быть живым»

Не найдя помощи в администрации, он пошел на местное телевидение. О нем сняли сюжет, после которого люди начали звонить. Но многие не верили, что так бывает: бизнесмены вдруг начали дарить дома. Каждому Гоциридзе терпеливо объяснял: нет, это не розыгрыш. Звонили разные люди с разными просьбами. Одни просили денег, чтобы погасить кредит, другие прямо говорили, что дом им нужен только в качестве летней дачи.

Когда Зураб Гоциридзе понял, что и на этот раз ничего не получится, он рассказал о своей затее в соцсетях. И тогда начались звонки и письма. Сегодня звонят и пишут уже со всей России и даже с Украины. «В Сочи есть замечательная мама, у которой 5 детей. Она мечтает о приемных детках, но живут, перебиваясь с хлеба на воду. Возможно, вы сможете им как-то помочь осуществить их мечту подарить счастье брошенному малышу...» «Мы многодетная семья из Подмосковья, трое кровных детей и пятеро приемных. Дети из разных семей, с психическим отклонением – двое детей, один со множеством заболеваний...» «На сегодняшний день у нас пятеро приемных детей, на этом останавливаться не собираемся. Мы непьющие...»

Администрация Астрахани / Карты Google

– Недавно звонили из Новгорода, – рассказывает Зураб Шотович. – Он электрик, она маникюрша. Разве она сможет найти работу в селе? Там за скотиной ухаживать надо да огород держать, чтобы прокормиться. Никогда бы не подумал, что будет так тяжело. Это тяжелее, чем вести бизнес. 

Когда Гоциридзе определится с выбором, он будет связываться с органами соцзащиты, школами по месту жительства семьи, чтобы как можно больше узнать о ней. Потом с будущими владельцами составит договор аренды на 1,5–2 года и лишь затем, если все будет нормально, если новые жильцы будут работать и воспитывать детей в мире и согласии, он передаст дом им в собственность. 

Сельские жители к душевному порыву Гоциридзе относятся благодушно, но без понимания: зачем сейчас вкладываться в дом, если он все равно будет подарен? Зачем достраивать мансарду, зачем сажать во дворе кипарисы?

– Но ведь я планировал это, – говорит Гоциридзе. – Не бросать же на полпути. И мансарду обязательно доделаю, чтобы у новых владельцев было поменьше забот. Некоторые звонят, говорят, что вложат в дом материнский капитал. Не надо, говорю, сам все сделаю. Просто живите. Дом должен быть живым. В нем должен звучать детский смех.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания