Новости дня

22 октября, понедельник













































Дмитрий «Гоблин» Пучков: «Братвы» не бывает много

0

«Антибумер» побил даже «Дом-2»

– Дмитрий, почему «Пипец» вы просто перевели, а не постебались над ним, как, например, над «Властелином колец»?
– Смешных переводов я уже лет пять не делаю. «Властелином колец» ограничился.

– Неинтересно стало?
– Нет, фильмов, пригодных для пародий, не появлялось.

– Это каких же?
– Во-первых, мегаблокбастеров, которые посмотрели все. Смешно становится именно оттого, что все видели одно, а я несу ахинею, и получается совсем другое. Во-вторых, фильм должен быть чудовищно пафосным. Ну, а в-третьих, это должен быть хороший фильм. С талантливыми режиссером и актерами. Большая часть актерской игры во «Властелине колец» сосредоточена на мимике, а когда с серьезными лицами несут ахинею, становится еще смешнее. 

– Но ваша пародия «Антибумер» не вписывается в эти обозначенные вами рамки…
– Вот поэтому она, на мой взгляд, и получилась не очень, хоть и побила на телевидении все рейтинги, в том числе «Дом‑2». Конечно, смешно, но не настолько, как «Братва и кольцо».

– А режиссеру дубляжа «Властелина колец» Леониду Белозоровичу не хочется смеяться над вашей версией этой ленты. Он фактически вызвал вас на дуэль, заявив: «Подобные издевательства над фильмом скорее может проделать ученик средней школы. Гоблинский вариант «Властелина колец» вообще не имеет права на существование». Принимаете перчатку?
– Принимаю. Если этот гражданин заведовал дубляжом «Властелина колец», хочется сразу у него спросить, как это он так ловко издевается над оригиналом, что в одном эпизоде у него девять героев, а не семь, как положено? Он даже за цифрами не способен уследить, что уж говорить про остальное! Имеет ли он сам право на существование? Не имеет. Кто он такой?! Секретарь коммунистического обкома?! Лично он определяет, что можно, а что нельзя?! Мною изготовлена пародия на отвратительный перевод. Это не юмористическое произведение само по себе, это пародия на плохой перевод. Переводчик вообще не понимает, о чем говорят актеры. Кстати, это характерная линия поведения наших дубляторов: нанять переводчика за три копейки, сделать кривой перевод, позвать бездарных актеров, озвучить не пойми как, а затем выпустить на экраны, чтобы вся страна смеялась: о, какое барахло американцы опять сняли! Американцы, чисто для справки, снимают сугубо хорошие фильмы.

– Вы полагаете, что американские боевики кажутся низкопробными только по вине переводчиков?
– Не полагаю. Это факт.

– Простите меня, конечно, но многие из этих переводчиков имеют профильное образование, а вы – милиционер по профессии и английский язык учили всего два года на курсах…
– Я два года учил его на курсах и еще 20 лет самостоятельно. Конечно, образование как таковое необходимо. Железно. Это база. Другое дело, что существуют разные ответвления. Мое – современная уголовно-военно-молодежная лексика. И я тружусь только на этом участке. Я говорю, например, не очень хорошо. Мне не менее трех дней надо, чтобы начать нормально разговаривать.

Легкости перевода

– Почему, на ваш взгляд, в названиях зарубежных мультфильмов развелось так много «братвы»: «Лесная братва», «Подводная братва»? В то время как, например, «Лесная братва» – Over the hedge – вообще-то переводится как «За забором». И такое название больше соответствовало бы сути мультфильма.
– Название должно быть такое, чтобы отечественному зрителю было интересно, а не мудреное, на английском языке, с восемью подсмыслами и игрой слов, которую перевести невозможно. Вот и придумывают что-то свое. Соответственно, если фильм называется Shark Tale, то перевод двоякий. Это и «акульи рассказы», и «акулий хвост». Как это перевести на русский? У нас игра слов другая, у нас предложение строится по-другому. Поэтому мультфильм называется «Подводная братва». Поверьте, что на слово «братва» зрителей придет гораздо больше, чем на слово «акулы».

– Что вам помогает чувствовать слово?
– В армии писал своей женщине. Каждый день по письму. Натренировался.

– Слово «гоблин» привели в русский язык вы?
– Нет, оно из мультиков Диснея про мишек Гамми.

– Но в зарубежной версии не было гоблинов.
– Да, там были огры – великаны-людоеды наподобие Шрека. Но наши доблестные переводчики назвали их гоблинами, потому что для русских гоблины – это что-то большое, тупое, физически очень сильное и опасное. Так называют, например, омоновцев или сотрудников угро.

– Но гоблины в моем понимании совсем другие…
– Естественно! Они маленькие и мерзенькие. Но это ж не я.

– Чем же тогда вам так понравилось это слово, что вы присвоили его себе как прозвище?
– Мне – ничем. Меня так звали. Раньше, когда служил. А сейчас оно осталось только в Интернете. У всех, кто играет в компьютерные игры, исключительно идиотские клички: Кобра-Киллер, Кровавый Демон. Гоблин по сравнению с ними – очень скромное имя.

Кстати:

Гоблин-многостаночник

Любопытно, что Дмитрий Пучков попал в переводчики после того, как поработал не только милиционером, но и сантехником, гидрогеологом, слесарем, водителем, библиотекарем.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания