Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Александр Минкин: Путин игнорирует дальнобойщиков от слабости


Государственные каналы не замечают забастовку дальнобойщиков // Замир Усманов / Russian Look

Александр Минкин рассказал Sobesednik.ru, почему госканалы не будут говорить о забастовках дальнобойщиков.

После того, как 15 ноября система «Платон», собирающая налог на дорогу с фур, начала свою работу, дальнобойщики практически со всей страны остановили машины на дороге и объявили забастовку. Главным их требованием является отмена платы за дорогу, которая составляет 1,5 рубля за каждый километр. Уверенные, что повышение цен скажется негативно не только на них, но и поставщиках товара и покупателях, дальнобойщики смогли обратить на себя внимание чуть ли не всей страны — кроме федеральных телеканалов.

Sobesednik.ru писал ранее о том, что «Первый канал» удалял комментарии и блокировал всех пользователей в своих аккаунтах в социальных сетях, где телевизионщиков просили осветить проблему в эфире, а после и вовсе выпустил сюжет про то, как необычно и интересно быть дальнобойщиком — без какого бы то ни было упоминания об актуальной проблеме.

Журналист Александр Минкин в интервью Sobesednik.ru объяснил, почему госканалы молчат и что может заставит их говорить.

— Как вы считаете, почему государственные телеканалы молчат о забастовке дальнобойщиков?

— Власть напугана и не знает, как быть. Если б она знала, что делать с этими дальнобойщиками, то и телевизор бы не молчал. А власть не знает: то ли их разгонять силой, или подкупить, или выполнить то, что они хотят. Но выполнить требования дальнобойщиков – значит, признать слабость, а Путин ненавидит, когда его заставляют признать слабость.

— Как долго, по-вашему, будут молчать государственные каналы?

— Когда власть им скажет, тогда они и откроют рот. Они же включаются и выключаются в Кремле.

Государственные каналы не замечают забастовку дальнобойщиков / Замир Усманов / Russian Look

— Дальнобойщики пообещали приехать в Москву и устроить забастовку на МКАДе. Если власть к тому времени не решит, что с ними делать, будут ли продолжать молчать госканалы?

— Не могу предсказать, что они будут делать. Если они будут и дальше молчать, то окончательно себя дискредитируют. Люди же будут видеть, как отличается происходящее в реальности от происходящего на экране. Значительное число телезрителей всё ещё не замечают, как отличается реальность от телевизионной картинки. Но если дороги стоят, все это видят, а по телевизору молчат или врут, то это будет очень интересно, очень наглядно. Это, думаю, сразу улучшит сознательность населения.

— А телевидение сможет показать происходящее так, как оно на самом деле? Или оно покажет события через призму, выгодную государству?

— Не думаю, что они самостоятельны. А протест дальнобойщиков становится политической проблемой. Телеканалы же оценивают события так, как им велят. За последние годы мы не слышали, чтобы государственный телеканал сказал что-то, отличающиеся от политики, диктуемой сверху. Если в ток-шоу спецмальчик для битья скажет что-то крамольное — его закричат, затопают, объявят предателем. Да, он что-то сказал, но это ничего не значит. Телезрители увидели отщепенца, которому дали сказать свои отщепенские слова и заставили его молчать, опровергли, заклеймили. Если там и прозвучит что-то отличное от политики Кремля, это дискредитируется, высмеивается, обклеивается ярлыками. Вот я и думаю: рискнут ли они этих работяг обзывать предателями, «пятой колонной», наемниками США, как это уже сделал депутат [Госдумы от «Единой России» Евгений] Федоров?

— Забастовка дальнобойщиков долго может продолжаться?

— От них зависит в основном. Считаю, что они могут добиться всего, чего хотят, и будет важно только, чего они захотят. Исключительно отмены этого налога нового? Или они поймут свою силу и потребуют большего? Например, отставки правительства, которое каждый день придумывает что-нибудь безобразное, придумывает мучительные всякие вещи. Назовите хоть одно действие правительства, которое улучшило жизнь людей. ЕГЭ? Вот если дальнобойщики поймут свою силу, они могут потребовать чего угодно, даже отменить ЕГЭ. Посмотрим. Важно будет, сумеют ли они организоваться. Если у них возникнет организация и сильный вожак, то они очень много смогут сделать. В свое время в Польше возникла «Солидарность», ее возглавил портовый рабочий, электрик Лех Валенса, и через недолгое время в «Солидарности» было больше десяти миллионов человек, вся Польша была в «Солидарности». И Валенса стал президентом, электрик. А началось там тоже не с политики, а с повышения цен.

Дальнобойщики – реальная сила. Если взбунтуются по-настоящему – страна встанет. А других дальнобойщиков у нас нет.

Другие материалы по теме читайте на странице Протест дальнобойщиков.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания