Новости дня

20 ноября, вторник













































"Диалог силы и принуждения": IT-специалист – о регулировке соцсетей


Заседание Госдумы // фото: Global Look Press
Заседание Госдумы // фото: Global Look Press

IT-специалист Владимир Зыков объяснил Sobesednik.ru, почему забуксовал законопроект, регулирующий социальные сети.

11 мая истёк срок приёма поправок ко второму чтению законопроекта единороссов Сергея Боярского и Андрея Альшевских, которые предложили обязать операторов социальных сетей удалять «противоправную информацию» по обращению пользователей. Глава думского комитета по информполитике Леонид Левин сказал, что поправок поступило «немного», а сам Боярский признался, что в документе исправили орфографические ошибки, но не более того. Парламентарии должны были создать рабочую группу по доработке законопроекта, но этого пока не произошло.

Напомним, законопроект о регулировании соцсетей Сергей Боярский и Андрей Альшевских внесли в Госдуму ещё в июле прошлого года. Инициативу не одобрили и отправили на доработку. Вторую версию законопроекта депутаты приняли в первом чтении 12 апреля. При этом и у некоторых парламентариев, и у государственно-правового управления Администрации президента возникло много замечаний по поводу терминологии законопроекта и механизмов его исполнения. 

Как стало известно 14 мая, в Администрации президента не увидели необходимости в принятии этого законопроекта. Директор Ассоциации профессиональных пользователей социальных сетей и мессенджеров Владимир Зыков предположил в разговоре с Sobesednik.ru, что в Кремле нашлись здравомыслящие люди, которые поняли опасность дальнейшей конфронтации с социальными сетями:

– Давайте будем откровенными и поймём, что этот законопроект, во-первых, накладывал обязанности не только на российские, но и на иностранные сети. Во-вторых, он дублировал ту функциональную нагрузку по моделированию жалоб пользователей, которую, допустим, «ВКонтакте» и «Одноклассники» уже выполняют. Они накладывали новые обязательные меры на наши площадки.

РФ ещё не уговорила Facebook перенести персональные данные россиян на территорию России и зарегистрироваться в реестре организаторов распространения информации. Роскомнадзор в течение двух лет каждые полгода переносит проверки Facebook. Какой шанс, что Facebook исполнит этот законопроект? Он близок к нулю. Получается, что новые требования, новые ограничения затронут только российские площадки, которые и так идут на сотрудничество с властями. Если соцсети продолжат нагружать дополнительными обязанностями через законопроекты, то им будет проще отказаться соблюдать текущие соглашения с властными структурами, – говорит Зыков.

В законопроекте, в частности, говорилось о борьбе с «фейковыми» новостями.

– Как, по мнению наших доблестных законодателей, администрация социальной сети должна понимать, какая новость является фейком, а какая не фейком? – задается вопросом эксперт. – Давайте возьмём в пример международную повестку, когда в Великобритании говорят, что Россия отравила Скрипалей, а Россия говорит «Мы этого не делали». Кто прав? Как определить, какая из этих двух новостей фейковая? И потом, там был прописан срок, в течение которого жалоба пользователя должна быть обязательно рассмотрена – 24 часа. Давайте представим, что найдётся какой-то больной человек, который начнёт жаловаться на все посты подряд и в итоге «задосит» службу поддержки. Справятся они с этим наплывом? Нет, не справятся. Что в этой ситуации будет делать власть? Наказывать российские социальные сети? Тогда российские соцсети начнут предпринимать ответные шаги. Мы же всё-таки за равноправие. И насколько я понимаю, государство до этого стремилось к тому, чтобы идти по пути саморегулирования. Российские соцсети – это отличный пример саморегулирования. Зачем обременять их дополнительными обязанностями, мне непонятно.

Владимир Зыков

– Вы считаете, российские соцсети могут оказать такое же сопротивление, какое оказал Павел Дуров?

– Я уверен, что если натиск со стороны властей – непонятные законопроекты, которыми они непонятно чего хотят добиться, – продолжится, то конечно. А если соцсети займут такую же позицию, как Дуров, то мало нашим властям не покажется. Им мало ситуации с Дуровым? Они хотят усугубить ситуацию?

Если государство хочет чего-то добиться, то в первую очередь надо действовать политическими методами, методами диалога, переговоров. Почему сегодня государство диктует свою волю коммуникационным сервисам, не проконсультировавшись с ними, непонятно. Россия говорит, что на международных площадках к ней сегодня относятся не очень уважительно, что её позицию часто игнорируют, что с ней не вступают в диалог, хотя она всегда за диалог. Почему во внутренних делах Россия не поступает так же, как поступает во внешнеполитической ситуации? Почему наши законодатели не выступают с переговорной политикой, почему они не придут к социальным сетям, к нам как к ассоциации, которая активно работает с соцсетями, и не скажут, что они хотят сделать? Мне хочется, чтобы наши законодатели вели политический диалог, а не диалог силы и принуждения.

– Пробуксовка этого законопроекта вселяет в вас надежду?

– Да, мне бы очень хотелось, чтобы этот законопроект не был принят. Принимать законопроекты, которые не будут работать, – это продолжать дискредитировать власть. Надо в первую очередь отталкиваться от того, будет ли это работать. Дуров сейчас выставляет на посмешище российские власти и российские законы. Мы хотим и дальше себя дискредитировать, принимая неработающие законы? Почему бы не включить голову?..

– Как вы считаете, безуспешные попытки заблокировать Telegram повлияли на решение властей притормозить с законопроектом?

– В том числе. Мне хочется верить, что власть увидела, что есть разница между тем, чего хочется, и тем, что может быть. По всей видимости, нашлись здравомыслящие люди, которые смогли объяснить, что это будет ещё одно – пятое или двадцать девятое – колесо в четырёхколёсной телеге.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания