Новости дня

18 апреля, четверг



















17 апреля, среда























16 апреля, вторник



Поможем детям. Гуси-лебеди


// фото: Сергей Величкин
// фото: Сергей Величкин

Кириллу 14 лет. Он живет в подмосковном селе Радовицы. Полтора года назад мальчик получил серьезную травму: на него обрушилась кирпичная стена, когда он с ребятами обследовал ветхий заброшенный дом.

Хирурги собирали ноги мальчика по кусочкам. До сих пор Кирилл передвигается на костылях, у него перекошен таз, левая нога вывернута и не сгибается, а правая короче левой на 1,5 см.

Мальчик страдает от боли в ногах и пояснице. Вернуть Кирилла к нормальной жизни поможет операция — замена тазобедренного сустава эндопротезом. Но эндопротез нужного типа стоит дорого, и государство его не оплачивает.

«Показалось, что я в могиле»

С раннего детства Кирилл мечтал стать пожарным и спасать людей. 

— Кого он только не спасал! — вспоминает его мама Екатерина. — Увидит на улице больную собаку и домой тащит, чтобы накормить и вылечить. У нас дома пять собак живут всех мастей и пород. Однажды Кирилл принес котенка. Кто-то закинул его на крышу автобусной остановки, а сын залез туда и вместе с котенком спрыгнул вниз. Я так на него ругалась: «Зачем полез? А если бы ногу сломал?!» Прямо как в воду глядела...

Беда с мальчиком случилась осенью 2017 года. Он вместе с ребятами из школы решил обследовать заброшенный старый дом.

— Я не помню, как это произошло, — говорит Кирилл, рисуя перед собой на полу костылем какие-то фигуры. — Деревянная балка, которая подпирала стену, стала падать, сверху посыпались кирпичи, мы побежали, но у меня подвернулась нога, и я упал, меня засыпало по пояс. От боли в глазах потемнело, показалось, что я в могиле.

Кирилла откопали пожарные. Врачи скорой помощи ввели мальчику сильное обезболивающее и отвезли в районную больницу в Егорьевске, где Кириллу сделали рентген, УЗИ и оказали первую помощь — обработали раны и зафиксировали поломанные кости.

— Состояние крайне тяжелое, — заключили врачи, — надо срочно везти в Москву, в больницу имени Сперанского.

О случившемся родителям сообщили по телефону. Они сразу помчались в московскую больницу. Кирилла привезли туда в состоянии травматического шока. Количество травм повергло в шок и врачей, и родителей: множественные повреждения мягких тканей правой ноги, закрытые переломы таза, оскольчатые переломы обоих бедер со смещением. К счастью, внутренние органы не пострадали и руки были целы.

— Мальчику повезло! — сказал хирург, просматривая рентгеновские снимки. — Если бы кирпичи упали на несколько сантиметров выше, он бы не выжил. А ноги постараемся спасти.

Кирилл Сидоренко // фото: Сергей Величкин

Каждый шаг — боль

В течение месяца Кирилл перенес шесть операций, они прошли успешно. По результатам рентгена врачи отмечали срастание поврежденных костей. Через три месяца мальчик вернулся домой.

— Сыну требовалось восстановительное лечение в реабилитационном центре, гимнастика, массаж, медикаменты, специальная обувь, — говорит Екатерина. — Деньги собирали всей деревней.

Через два месяца мальчик начал вставать с поддержкой, учился ходить на костылях. Лыжи, велик, самокат остались в прошлом.

— Раньше Кирюша ездил на велосипеде за грибами и ягодами. Наберет полную корзину, всем раздаст, а что останется, заморозит: «На зиму пригодится». Какие-то десять минут сломали ребенку всю жизнь, — горько вздыхает Екатерина.

// фото: Сергей Величкин

Сейчас Кирилл не ходит в школу, учителя занимаются с ним на дому. Мальчик старается меньше показываться на людях. Правая нога короче левой, он хромает и заваливается набок, без костылей на улицу не выходит. Каждый шаг причиняет боль, а в плохую погоду даже с постели встать трудно: сросшиеся кости страшно ноют.

Гусиная ферма

Раньше по праздникам Кирилл ходил в деревенскую церковь. А потом услышал, как бабушки за спиной шепчутся: «Бедняжка, совсем калекой стал, теперь только милостыню у церкви осталось просить», — и перестал туда ходить.

— Не волнуйся, мама, — сказал однажды Кирилл, — я не буду попрошайничать. У меня будет своя гусиная ферма.

// фото: Сергей Величкин

Вместе с мамой они купили гусиные яйца, Кирилл сколотил деревянный ящик и стал «высиживать» гусят под лампой.

— Сын у меня золотой, — улыбается мама. — На вырученные от продажи гусят деньги купил гвозди, чтобы загон для птиц построить, мне лук на посадку, папе леску для косилки, а годовалой сестренке — детское питание. Он ее так любит, что приспособился гулять с ней: в одной руке костыль, другой держит ручку коляски или санок.

Кирилл с годовалой сестрой // фото: Сергей Величкин

«Разберу дом, чтобы больше никто не покалечился!»

В начале года Кирилла снова госпитализировали: провели обследование, собрали консилиум.

— Необходима операция, — решили врачи. — Надо удалить стержни, фиксирующие бедренную кость правой ноги, а левый тазобедренный сустав заменить эндопротезом. Все это позволит Кириллу ходить без костылей.

Хирурги московской Детской городской клинической больницы (ДГКБ) №9 имени Г. Н. Сперанского готовы выполнить эту операцию за счет бюджетных средств, но дорогой эндопротез нужного типа госбюджетом не оплачивается. У семьи Кирилла нет возможности приобрести его самостоятельно.

Всю обратную дорогу из Москвы мальчик молчал. Только, проезжая мимо той злополучной развалины, которую не снесли до сих пор, сказал:

— Когда мне сделают операцию и я смогу ходить без костылей, первым делом разберу этот дом. Чтобы никто больше не покалечился. 

Светлана Иванова

Кирилл Сидоренко // фото: Сергей Величкин

 

Для спасения Кирилла Сидоренко требуется 350.720 руб.

справка от врача

Заведующий отделением травматологии ДГКБ №9 имени Г. Н. Сперанского Игорь Буркин: 

— У Кирилла последствия тяжелой сочетанной травмы, множественные переломы, прогрессирующая контрактура левого тазобедренного сустава. Мальчик перенес уже несколько сложных хирургических операций, но они оказались недостаточно эффективными. Установка эндопротеза тазобедренного сустава позволит восстановить объем движений в левой нижней конечности. Кирилл сможет самостоятельно передвигаться, полностью себя обслуживать, качество его жизни значительно улучшится.

как помочь

Самый простой способ помочь Кириллу — отправить SMS со словом ДЕТИ на номер 5542
(только для России, любой оператор связи)
— с вашего счета спишется 75 руб.

Переслать другую сумму можно через банковский перевод:

Благотворительный фонд «Русфонд»,
ИНН 7743089883,
КПП 774301001,
р/с 40703810700001449489 в АО «Райффайзенбанк», г. Москва,
к/с 30101810200000000700, БИК 044525700
Назначение платежа: Пожертвование на лечение Кирилла Сидоренко

Есть и другие способы отправить пожертвование юноше. Подробнее о них вы можете узнать на сайте https://www.rusfond.ru/donation

спасибо вам!

Судьба Насти теперь изменится

В прошлом месяце «Собеседник» рассказал о 17-летней Насте Тамбовцевой из Казани, у которой врожденный правосторонний грудной сколиоз 4-й степени. Деформация позвоночника девочки, к сожалению, очень быстро прогрессирует и нарастает сердечно-легочная недостаточность.

Единственный шанс остановить дальнейшее искривление и предотвратить тяжелые осложнения — провести срочную операцию и установить на позвоночник фиксирующую металлоконструкцию.

Операция сложная и очень дорогая. Ни ОМС, ни госквоты не могут покрыть необходимых расходов. 

Анастасия Тамбовцева // фото: Михаил Соколов

Но собрать жизненно необходимые 1.005.436 руб. все же удалось благодаря неравнодушным читателям rusfond.ru, ria.ru, chaskor.ru, 360tv.ru, «Собеседника», радио «Говорит Москва», а также средствам, перечисленным слушателями «Радио Шансон» для Маши Матюниной и собранным Русфондом для Илюши Рыбина.

Родители Насти благодарят всех за помощь. Примите и нашу признательность, дорогие друзья!

поделиться:


Колумнисты


Читайте также