Новости дня

20 октября, суббота











19 октября, пятница


































Кто такие биохакеры и как они собираются дожить до 200 лет

«Собеседник» №05-2018

Милова с Найджелом Экландом - человеком с бионическим протезом // Фото: из личного архива
Милова с Найджелом Экландом - человеком с бионическим протезом // Фото: из личного архива

Корреспондент Sobesednik.ru встретилась с российскими биохакерами и выяснила, чего они хотят.

Биохакеры – люди, которые с помощью новейших достижений науки пытаются сделать из себя долгожителя или суперчеловека. 

Тесты и еще раз тесты 

Москвич Денис Варванец выглядит обычно, на свои 27 лет. Раньше он работал психологом, сейчас читает лекции по биохакингу – как оптимизировать свой организм, чтобы жить очень долго и не болеть, делится личным опытом. Желающих хватает, в основном это айтишники и директора компаний.

– Биохакинг подразумевает обязательное чтение научных статей и обязательную сдачу анализов для контроля жизненных показателей, – рассказывает Денис. – В отличие от биохакеров, зожники, которые просто ведут здоровый образ жизни, многие интервенции делают вслепую.

Сам Варванец делал разные тесты: генетический на предрасположенность к заболеваниям, исследование толщины интимо-медиального слоя сонных артерий (показатель течения атеросклероза, который является причиной сердечно-сосудистых заболеваний), инструментальные исследования мозга. И продолжает проводить, корректируя под изменения в организме свою программу антистарения.

Сейчас Денис принимает магний – этот микроэлемент отвечает за многие процессы в организме, акарбозу – она замедляет расщепление углеводов и имитирует низкоуглеводную диету, а также телмисартан – он снижает артериальное давление, но пьет его Варванец не поэтому:

– Согласно исследованию на мышах он снижает развитие атеросклероза.

Денис «правильно» медитирует, используя специальные гаджеты, и делает транскраниальную стимуляцию мозга. Пять раз в неделю на 20 минут биохакер подсоединяет датчики прибора к голове и выполняет на компьютере интеллектуальные упражнения, «прокачивая» мозг.

– За счет этого моя рабочая память увеличилась на 20 процентов, – говорит он о своих достижениях. – Этот прибор также используют для лечения депрессии и снижения пищевой зависимости. Он придуман американским военным агентством, абсолютно безвреден.

Правда, Денис и не ест много, не употребляет сладкое и мучное. В своей квартире он установил фильтры воздуха и занимается интервальным бегом: «Повышается потребление кислорода и уменьшается содержание в крови гормона стресса».

– Сегодня у людей есть запросы, которые не удовлетворяет медицина. Они хотят стать умнее, сильнее, дольше жить, и биохакинг может решить эти задачи, – рассуждает он.

Отложить глаукому 

Елена Милова шутит, что она ничего не взламывает и закон не нарушает, а скорее наоборот: ведет себя правильно, тщательно заботится о своем здоровье и выполняет все предписания врачей. Они думают иначе, считают ее мнительной, а когда она приносит очередные медицинские тесты, делают круглые глаза: «Зачем вы это сделали, у вас же все в порядке?»

38-летняя жительница столицы – член совета директоров компании, которая финансирует исследования в области старения. Профессиональный интерес стал личным.

– Раз уж наука нам предлагает такую возможность – строить свою жизненную стратегию и управлять своим здоровьем, то ею следует воспользоваться, – говорит она. – Но у нас люди думают сегодняшним днем: съем я кусочек торта и получу свое сиюминутное удовольствие, а что будет в перспективе, меня не интересует.

Свой путь в биохакинг Елена начинала с малого: питания и сна. Она не ест красное мясо, предпочитает белое мясо птицы, в любое время года в ее рационе много фруктов и овощей, и она наедает меньше калорий, чем должна европейская женщина ее возраста. Переедание ученые называют причиной воспалительных процессов, болезней и в конечном счете старения.

– Я много усилий приложила, чтобы улучшить сон, – вспоминает Елена. – Недосыпание сильно вредит здоровью, спать нужно в соответствии со своими биоритмами, долго и в полной темноте. Я стала принимать мелатонин, с возрастом его вырабатывается меньше.

В итоге сон улучшился и работоспособность повысилась. Следующим этапом стал генетический тест, в ходе которого у Елены обнаружилась предрасположенность к глаукоме.

– У бабушки и папы были проблемы со зрением, но я никогда не связывала это с генетикой, – рассказывает она. – Тест открыл мне глаза: если я не поймаю самые первые ласточки этого заболевания, меня ждет та же судьба. А поскольку профилактики глаукомы не существует, то если я буду замедлять старение организма в целом, то отодвину и глаукому.

В ноябре прошлого года Елена сделала анализ на биомаркеры старения – параметры, которые указывают на ускоренное или замедленное старение организма. Результат оказался впечатляющим: воспалительные маркеры снижены, холестерин очень низкий, а просветы сонных артерий (можно судить об атеросклерозе), как у младенца. Врачи были в шоке, но Елена осталась недовольна: исследование выявило жесткость артерий.

– Но этот параметр можно модифицировать, он не сцеплен с возрастом, и это поправимо. Я попытаюсь ликвидировать жесткость сосудов и тогда смогу сказать, что жестко хакнула свой организм, – смеется она.

На вопрос «Сколько таблеток вы принимаете?» Милова задумывается: «Штук 15». Они всегда под рукой в таблетнице: витамины, спирулина, омега-3 жирные кислоты, рутин, квертицин, глюкозамин. С ним особая история: глюкозамин применяют для улучшения состояния суставов. Но Елена вычитала в одном исследовании, что у тех, кто его принимал, смертность была ниже.

– Многие не понимают таких людей, как я, – грустно говорит она. – Считают, что мы многим жертвуем ради своей цели, но это не так. 

Елена уверена, что через 5–10 лет все изменится. Сейчас в мировых научных лабораториях уже на людях идут клинические испытания новых технологий по борьбе со старением, и как только они закончатся и эти технологии попадут в жизнь, начнется игра по-крупному. Она считает, что дело в заинтересованности, в открытости людей новым возможностям: хочешь быть биохакером – читай, анализируй, будь.

Справка

200 тысяч долларов на биохакинг

О биохакерах в России заговорили в октябре 2017 года после публикации Сержа Фаге (на фото). 27-летний айтишник в деталях расписал свою программу оздоровления: как спит, что ест, каким фитнесом занимается, какие таблетки и пищевые добавки принимает (их десятки), какие медицинские тесты делает.

По словам Фаге, на биохакинг он потратил 200 тысяч долларов. После этого его принялись обсуждать и осуждать, предполагали даже, что он – ипохондрик, который выбрасывает доллары на ветер.

На самом деле Фаге не первопроходец. «Взламывающие организм» (так с английского можно перевести слово «биохакеры»), чтобы его усовершенствовать или продлить жизнь, появились в 2013 году в США. Там одними пилюлями дело не ограничилось. Биохакеры использовали небезопасные методы генной инженерии.

Например, экс-сотрудник НАСА Джосайя Зейнер из Калифорнии вколол себе ген, кодирующий белок, чтобы нарастить мышцы, и сейчас продает другим наборы для любительских экспериментов. Риск развития рака и другие возможные последствия его не останавливают. Российские мечтатели о долгой жизни с генами не играют и слово «биохакер» не любят, но «хакающие» свою природу есть и у нас.

Мнение эксперта

Научной основы биохакинг не имеет 

Есть ли у биохакеров шанс прожить больше 100 лет и победить старение, мы спросили геронтолога Юрия КОНЕВА, профессора кафедры геронтологии и гериатрии Московского государственного медико-стоматологического университета.

– Каждому человеку свойственно желание пожить подольше, просто у этих людей это ярче проявляется. Диетические мероприятия, физическая активность укладываются в здоровый образ жизни. В тестах тоже нет ничего плохого – врачи советуют проходить диспансеризацию. А вот таблетки и пищевые добавки – это яд, кстати, «фарма» так и переводится. Пока эти ребята молоды, их попытки воздействия препаратами перекрываются компенсаторными возможностями организма. Но когда они вступят в возраст, излишняя стимуляции скорее, наоборот, приведет к истощению всех систем. 

За пять тысяч лет максимальная продолжительность жизни – 115 лет для женщин, для мужчин меньше – не изменилась. Сомневаюсь, что кто-то из биохакеров перешагнет 90-летний рубеж. Научной основы биохакинг не имеет. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №05-2018 под заголовком «Прожить до 200 и больше».

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания