Новости дня

16 октября, понедельник
































15 октября, воскресенье











Битва за Telegram: пять главных вопросов по итогам спора Дурова и РКН


Sobesednik.ru разобрался в сути претензий российских надзорных ведомств к популярному интернет-мессенджеру Telegram.

Успешный интернет-мессенджер Telegram был под угрозой блокировки Роскомнадзором (РКН). ФСБ даже фактически обвинила мессенджер в пособничестве террористам.

В итоге блокировать Telegram не будут, но напряжение осталось.

1. Что произошло?

Слухи о том, что Telegram заблокируют, поползли еще в мае. Но две недели назад стало ясно: РКН настроен решительно.

Регулятор потребовал от разработчиков мессенджера предоставить данные для его внесения в реестр организаторов распространения информации (ОРИ). Там в течение полугода должна храниться вся переписка пользователей. В случае необходимости РКН (согласно «закону Яровой») обязан предоставить все данные уполномоченным органам. В том числе и ФСБ.

– Вся эта история с Telegram – некая попытка главы РКН Александра Жарова отыграть себе какие-то очки на фоне тех провалов, которые у них были. Так, к примеру, недавно они заблокировали «Гугл» (а потом разблокировали). И вот РКН решил показать, что они действительно могут что-то решать, – сказал нам администратор Telegram-канала «Интернет-аналитика» Алексей Никушин.

Согласно закону организатор распространения информации, в данном случае – Павел Дуров, должен был сам внести Telegram в реестр и тем самым согласиться с требованиями российского законодательства.

– На мой взгляд, Дуров очень грамотно себя повел: он поймал Жарова на слове, когда тот публично заявил, что ему не нужна личная переписка пользователей, а требуется лишь пять идентификаторов, – считает Никушин. – Дуров опубликовал ссылку на эти идентификаторы и сказал: вот же все открытые данные – иди и бери.

В итоге РКН согласился, сам взял эти данные, и теперь де-юре Telegram в реестре, а де-факто Дуров не вносил мессенджер в реестр. Хитро.

– РКН просто ретировался, потому что понятно, что заблокировать мессенджер технически сложно и он в любом случае продолжит свою работу, – уверяет интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

2. Кто прав в этой ситуации?

В итоге Дуров оказался в выигрыше: количество пользователей мессенджера, увеличилось в разы.

– Когда публичный конфликт только начинался, я говорил, что ни к чему эта общественная дискуссия не приведет, кроме того, что реальные пользователи встанут на сторону Павла Дурова, – напоминает интернет-омбудсмен Мариничев. – Потому что он прав, и все, что происходит – некорректно. Так и вышло. Такими ситуациями власть формирует антагонизм внутри гражданского общества. И это самое печальное, что можно сделать. Но внесение мессенджера в реестр – лишь начало взаимоотношений власти с Telegram.

По мнению эксперта, в будущем следует ожидать новых нападок на Павла Дурова.

3. Можно ли «прослушать» Telegram?

Одна из главных особенностей Telegram: даже его разработчики неспособны расшифровать переписку пользователей, поскольку коды шифрования имеются только в телефонах пользователей. Поэтому-то Telegram, равно как и многие другие мессенджеры (WhatsApp, Viber и др.), использующие шифрование по принципу end-to-end, не могут исполнить «закон Яровой».

– Это невозможно, – подтверждает Мариничев. – Это обыкновенная математика асинхронного шифрования, которая подразумевает наличие только двух участников процесса без третьей стороны, коей является производитель ПО. Больше всего это похоже на кодовый замок, у которого есть механизм постановки и снятия кода. Как может производитель замка сообщить кому-либо код, который вы сами придумали и установили? Откуда он его знает?

4. Дурова хотят потопить?

Создателю и бывшему владельцу социальной сети «В контакте» и мессенджера Telegram Павлу Дурову давно пытаются перекрыть кислород. В 2013-м, когда «В контакте» была продана компании UCP, новые владельцы подали на Дурова в суд: мол, при создании Telegram Павел использовал интеллектуальные и технические ресурсы «В контакте», а значит, Telegram должен принадлежать им. Суды были проиграны, вскоре UCP продала свои акции, но, видимо, мессенджер не перестал быть лакомым кусочком, несмотря на то, что его аудитория в России составляет всего около 2,4 млн пользователей, а сам сервис владельцы пока не монетизируют.

Между тем Алексей Никушин уверен: Telegram не хотели отжать, а вот поднять и пропиарить какие-то «свои» сервисы на фоне скандала – запросто:

– Я вижу очень активный пиар ICQ, который много скопировал у Telegram, активизировалась рекламная кампания мессенджера «Тамтам» у «Одноклассников» и т.д. Всем понятно, что Mail.ru, которому принадлежат данные сервисы, хочет выйти на этот рынок и монетизировать свои продукты.

– РКН не мог выиграть в этой истории, потому что он ставит под сомнение сами принципы существования и функционирования информационного общества, – считает Дмитрий Мариничев.

5. Борются ли с терроризмом в соцсетях?

Особое давление на Telegram началось после того, как Центр общественных связей ФСБ сообщил, что «наиболее активно членами международных террористических организаций на территории РФ используется мессенджер «Телеграм», предоставляющий террористам возможность создавать секретные чаты с высоким уровнем шифрования передаваемой информации».

И те террористы, которые готовили взрыв в питерском метро, якобы тоже переписывались в Telegram. Именно поэтому от Дурова и требовали «пароли-явки» к перепискам пользователей сервиса (которые, повторим, он дать не в силах).

На самом же деле всё не совсем так. Да, террористы (в том числе и потенциальные) и впрямь активно используют Telegram (впрочем, как и другие социальные сети и чаты по всему миру).

– Спецслужбы и без ключей в состоянии работать в сетях, – уверяет Алексей Никушин.

При этом спецслужбы сами активно используют эти каналы связи для выявления террористов. Как нам рассказали источники в ФСБ, Служба защиты конституционного строя и борьбы с терроризмом использует Telegram: они работают на анонимных каналах мессенджера. Иногда они же и создают «тематические» каналы, куда вступают реальные приверженцы ИГИЛ (запрещено в РФ) и других террористических и экстремистских организаций.

К тому же сам Дуров утверждает, что только с начала июня этого года Telegram заблокировал более 5 тыс. публичных каналов и групп, связанных с пропагандой терроризма.

Под запретом Роскомнадзора

Американский голосовой мессенджер Zello в списке заблокированных ведомством оказался первым. Zello был популярен у дальнобойщиков, которые использовали его для координации акций протестов против системы «Платон». До протестов о Zello мало кто знал.

Под руку Роскомнадзора попался и BlackBerry Messenger, который, в отличие от того же Telegram, вполне мог предоставить ключи к перепискам пользователей.

Также были заблокированы Line, Imo.im, аудиовизуальный чат Vchat и крупнейший китайский мессенджер WeChat. Однако последний через несколько дней разблокировали: компания-разработчик предоставила РКН необходимые сведения.

Цитата в тему

Ну, мы спорили с коллегами, я говорил, что никого не заблокируют, вот бутылку коньяка выиграл.
Герман Клименко, интернет-советник президента РФ






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания