Новости дня

26 сентября, среда






25 сентября, вторник







































Экс-зам. главы МИД – о загадках "кокаинового дела"

«Собеседник» №09-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Бывший заместитель министра иностранных дел РФ Георгий Кунадзе обсудил с Sobesednik.ru кокаиновый скандал РФ и Аргентины.

Спецслужбы России и Аргентины провели совместную операцию и пресекли масштабную поставку кокаина через наше посольство в Буэнос-Айресе. Между тем осталось немало вопросов. Обсуждаем их с экс-зам. главой МИД РФ Георгием Кунадзе, которому дипломатическая кухня известна не понаслышке.

— Может ли такое быть, что в этих чемоданах действительно были кофе и сигары, как утверждает адвокат главного подозреваемого, бизнесмена из Германии Андрея Ковальчука, которого сейчас суд заочно арестовал (а буквально на днях он был задержан в Германии)? Ведь действительно странно, что год за такой большой партией кокаина никто не приходил...

— Все, что касается самой операции, у меня не вызывает сомнений: факты подтверждены представителями двух государств. А факты состоят в том, что в чемоданах действительно был кокаин, который заменили на муку и снабдили груз чипами слежения. Утверждение же адвоката ни о чем мне не говорит. Возможно, у него есть чеки, подтверждающие покупку кофе и других безобидных товаров. Но как он докажет, что именно они лежали в тех чемоданах? А то, что за кокаином никто долго не приходил... Это не портящийся продукт, он может долго лежать в хорошей упаковке.

— Подобное возможно без того, чтобы служба безопасности посольства была не в курсе?

— Была обнародована запись прослушки телефонного разговора одного из злоумышленников с офицером безопасности посольства. Мне кажется, разговор свидетельствует о его косвенной причастности к этому делу. Он ведь там говорит, что без санкции посла не может поехать в аэропорт, то есть, видимо, понимает, о чем идет речь.

Офицер безопасности посольства — не очень высокая должность. Но чрезвычайно важная: это человек, который должен быть в курсе всего, что находится на территории посольства.

— А чемоданы диппочтой может отправить любой сотрудник?

— Это еще одна странность этой истории. Завхоз — якобы по просьбе владельца вещей — заворачивал их в оберточную бумагу и перевязывал бечевкой, на которую ставил сургучную печать. Никогда не слышал, чтобы завхоз посольства имел доступ к упаковке диппочты и тем более к сургучной печати, которой она запечатывается. Или он ее подделывал?

— То есть главная странность в том, что фигуранты истории — мелкие сошки?

— Да. Думаю, это действительно рядовые исполнители. Но вот кто обеспечивал им прикрытие? Совсем не обязательно эти люди находятся в посольстве. И даже в Аргентине. Но они должны быть. Поверить в то, что какой-то завхоз посольства или некий мутный бизнесмен, живущий в Германии, могли запросто оплатить партию наркотиков с рыночной ценой где-то около 80 млн долларов, трудно.

— Но если у них все было так хорошо налажено: охрана, транспорт и так далее, может, им и не надо было оплачивать партию — получили процент за транспортировку, и все? Писали, что Россия — не конечный пункт доставки партии...

— В любом случае это не дает ответа на оставшиеся вопросы. Речь ведь идет не о маленькой коробке — о 12 громадных чемоданах, да еще упакованных в пленку. Велика вероятность, что на них кто-то мог случайно наткнуться и заинтересоваться. Я задаю себе вопрос: неужели эти люди могли за деньги пойти на преступление, за которое светит пожизненное наказание? Это же никаких денег не стоит. Единственный вывод — за исполнителями (бывшим завхозом и другими) стояли какие-то более могущественные люди или организации, которые им, исполнителям, гарантировали, что они не попадутся.

Теперь дальше. Собрать такую гигантскую партию наркотиков для переправки ее в Россию мог только тот, кто этим каналом уже пользовался не раз и был уверен в его надежности. Где-то промелькнула информация, что было несколько поставок и все они шли через посольство России в Аргентине, начиная с 2012-го. Но при этом почему-то отправлялись не из Буэнос-Айреса, а из Монтевидео (Уругвай). Это не так далеко.

Сообщалось также, что груз доставляли самолетами военно-транспортной авиации. Российские военные источники подтверждают, что наши военно-транспортные самолеты совершали полеты в Уругвай. А факт перевозки наркотиков, естественно, отрицают.

— Упоминают про летный отряд «Россия»...

— Нет, я говорю про первые две или три поставки. Они были осуществлены из Уругвая самолетами военно-транспортной авиации — так, по крайней мере, уверяют спецслужбы Аргентины. А вот последняя, которая проходила уже под контролем спецслужб, производилась из самой Аргентины. Я видел скриншоты погрузки этой партии в тот самый самолет Ил-96, на котором прилетел и улетел глава Совбеза РФ г-н Патрушев. Не понимаю, почему это надо отрицать.

— То есть использовать президентский летный отряд в рамках спецоперации — это нормально?

— Разумеется. Если операция производится под контролем спецслужб, почему нет?

— Почему российская сторона отрицает, что партия прибыла в страну этим бортом, как вы думаете?

— Это, к сожалению, обычная наша практика в международных скандалах такого рода. Не понимаю, зачем нужно ее придерживаться в данном случае. Коль скоро было объявлено, что это совместная операция спецслужб, зачем опровергать то, что говорят аргентинцы и что можно проверить по документальным кадрам? Это вызывает лишь взаимное раздражение, недоверие и массу спекуляций. Что в этом такого? Зачем объявлять, что аргентинцы врут и что это фейковое фото?..

— А какую роль во всей этой истории играл посол?

— Если предположение о том, что в Москве кто-то прикрывал контрабанду наркотиков, верно, а посол, с которым не удалось договориться, ее пресек, то ему не позавидуешь. Понятно, что свое обращение к аргентинским спецслужбам российский посол Виктор Коронелли согласовал с Москвой. Но Москва большая и дипломатия у нее, как говорили в советские времена, многоподъездная. Что, если в каком-то другом подъезде на него кто-то обиделся?

Ничего страшного с ним, конечно, не случится. Но я бы последил за его карьерой. Коронелли работает послом в Аргентине с 2011 года. Шесть лет — приличный срок, чтобы посла заменить. Другое дело, если его заменят прямо сейчас (высказывались планы сменить его в июне — ред.): это может быть воспринято как наказание за содеянное. Тем более что главный подозреваемый — загадочный бизнесмен из Германии [Андрей] Ковальчук — в перехваченном разговоре с подельниками говорил о замене посла с полной уверенностью...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №09-2017.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания