Новости дня

16 ноября, пятница








15 ноября, четверг





































Фото с историей. Джуна и будущий патриарх Кирилл в 1981 году

«Собеседник» №40-2018

Кубик и правда двигался?
Кубик и правда двигался?

На одной из этих фотографий мы видим будущего Патриарха Кирилла, с интересом наблюдающего то ли за сеансом телекинеза, то ли просто за фокусом в исполнении Джуны Давиташвили.

Давиташвили многие – и прежде всего она сама – считали целительницей. Некоторые Фомы неверующие видели в ее действиях шарлатанство, что, впрочем, уже неважно. Интересно, что связывало экстрасенса Джуну и архиепископа Русской православной церкви? Можно ли было вообще Кириллу присутствовать на оккультном сеансе? 

Кирилл защищал Джуну от критики

– Я не уверен, что это был телекинез, но точно какие-то манипуляции, – рассказывает «Собеседнику» протоиерей Всеволод Чаплин. – Судя по интерьеру, это происходит в ленинградской резиденции Кирилла, хотя скорее у него на даче в Комарово. Это лето 1981 года – Кирилл тогда был архиепископом и ректором Ленинградской духовной академии. Кстати, я узнаю третьего человека на снимке, хотя в кадр попало всего пол-лица. Это Михаил Юханович Садо, ученый, лингвист, преподаватель Ленинградской духовной академии, он тоже, как и Джуна, ассирийского происхождения. 

Михаил Садо был интересным человеком. В 60-х арестован КГБ за подпольную деятельность и организацию Социал-христианского союза освобождения народа. На суде сказал в свою защиту: «Россия мне мать! Мог ли я спокойно смотреть на страдания своей матери?!» Был приговорен к 13 годам строгого режима, которые отбыл от звонка до звонка, а как только вышел, сразу был приглашен Кириллом на работу в Духовную академию. Садо умер в 2010-м и так и не был реабилитирован властями. 

– Патриарху, мягко говоря, не нравилось, когда священники критиковали Джуну, – продолжает свой рассказ Чаплин. – Особенно в связи с ее кончиной. Но я считаю, что критика была правильной, поскольку некоторые ее манипуляции очень сложно отождествить с христианскими представлениями об исцелении молитвой и с доверием к медицине. Насколько я знаю, последние годы Джуны были тяжелыми. У нее была личная трагедия – она потеряла сына. И как мне рассказывали многие представители ассирийской общины, с которой я достаточно плотно общаюсь, она в последние годы пребывала в очень мрачном состоянии, близком к помешательству, поэтому воспринимать этого человека как образец для жизни мне очень сложно. Я сильно сомневаюсь в том, что Патриарх, будучи тогда архиепископом, принимал какое-то участие в манипуляциях, которые позволяла себе эта дама. Но он интересовался всем необычным, и, возможно, Джуна ему что-то такое необычное демонстрировала.

По словам Всеволода Чаплина, само общение с человеком «искаженной духовности» не грех, если стараться его переубедить, дать понять, что вовсе не любое исцеление и не всякая мистика от Бога. И далеко не любой нестандартный дар – Божеский.

– Я знаю, что Патриарх относился к этой даме гораздо менее критически, чем большинство православных людей. Я не знаю, с какой силой взаимодействовала Джуна – может, и с бесовской. Во всяком случае, вся ее жизнь и особенно ее финал позволяют мне относиться ко всему, что она делала, с большим сомнением. Увы, никакой духовной оценки ее деятельности от Патриарха мы так и не услышали, – говорит Чаплин. 

«Быть тебе Патриархом!»

Как известно, Джуне покровительствовал Юрий Андропов, глава КГБ. Он, как и Брежнев, пользовался ее целительскими услугами и верил в ее предсказание: «Вы будете править страной». В 1980-м Андропов познакомил Джуну с Кириллом, которому она при первой же встрече напророчила патриаршество. 

Насколько интенсивным было их общение, неизвестно, но Патриарх бывал дома у Джуны, в ее квартире недалеко от метро «Аэропорт». Джуна встречалась и с другими владыками церкви, но никто, конечно, этих встреч не афишировал. Лечился ли Кирилл у Джуны – никто, как говорится, свечку не держал, но будущему Патриарху на момент их встречи было всего 35 лет, и выглядел он абсолютно бодрым и здоровым. 

– Совершенно очевидно, что Джуна очень повлияла на Патриарха, – считает богослов и философ Андрей Кураев. – Он выражается в своих проповедях на совершенно оккультном языке. 

Что-то тянуло их друг к другу – Джуну и Кирилла

Кураев действительно много раз об этом писал и приводил в пример некоторые перлы с еретическим душком, произнесенные Патриархом в проповедях: «в храме есть некая энергетика», «параллельные миры» и так далее. «Наверное, все-таки это у них поколенчески-возрастное, – писал Кураев, – я имею в виду повальное увлечение наших синодалов советской формации экстрасенсами-целителями». Кстати, когда Джуна скончалась, по первоначальному плану ее – экстрасенса, «колдунью» – хотели отпевать в храме Христа Спасителя. Но потом отменили. 

В критически настроенной церковной среде симпатию и интерес Кирилла к Джуне объясняют и его недостаточной образованностью. Он окончил 8 классов, потом работал, потом – семинария, где он не слишком-то усердствовал, так как «ухаживал за митрополитом Никодимом, был его помощником и на уроки не ходил».

Царица, генерал, игрок

Что же касается влияния церкви на Джуну, то, как сказал нам протодиакон Кураев, владыка Кирилл никак на нее не повлиял. Видимо, церковь вообще не пыталась ее вразумить. Да и едва ли это было возможно. По мнению близко знавших Джуну людей, собственная гордыня довела ее до слабоумия в конце жизни. 

– Джуна ведь приняла православие, но верила в какие-то другие силы, – рассказал «Собеседнику» близкий друг Джуны, народный артист России Николай Тамразов. – Свои способности она связывала, видимо, не с Богом. Она умудрялась совмещать абсолютно полярные вещи – религию, мистику, магию. Пробовала впрячь лебедя, рака и щуку. Но, думаю, будущему Патриарху было интересно с ней общаться и говорить, потому что она была очень раскрученной и обласканной самой верхушкой власти. Это привлекательно само по себе, интересно же разобраться в ее возможностях. Понимаете, те, кто берет на себя миссию властвовать над людьми, стремятся как можно больше знать о разных явлениях и воздействиях. 

Я хорошо знал Джуну, я тоже ассириец, бывал у нее дома. Она была странной. Играла в какие-то игры, провозгласила себя ассирийской царицей. Говорила, что ее избрали, что был обряд коронования. Потом она организовала дворянское общество, себе пожаловала княжеский титул, мне – графский. У меня и грамота есть от нее. С печатью. Она ведь и генералом себя считала. И мундир у нее был. Сама сочиняла сказки и относилась к ним крайне серьезно. Наверное, Кириллу интересны были такие механизмы самовнушения. Возможно, она считала Кирилла опорой в своем восхождении. Знаете, кто был никем, тот станет всем. Это про Джуну. Она же обыкновенная женщина, в которой кто-то однажды увидел способности. А потом, смотрите – и княгиня, и царица. А кто проверит? Мы все игроки, просто Джуна – большой игрок. Лишь бы быть первой. Она все для этого делала. Чем меньше мы значим, тем нам больше хочется выпятиться.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №40-2018 под заголовком «Джуна и Патриарх».

Теги: Всеволод Чаплин, РПЦ, Тайны истории

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания