Новости дня

23 января, вторник




22 января, понедельник





























21 января, воскресенье












Будни фермера: экскурсия по калиниградскому хозяйству Лужкова

«Собеседник» №44-2017

Несмотря на плохую погоду, урожай гречихи все же собрали // Фото: Елена Скворцова / «Собеседник»

Sobesednik.ru отправился посмотреть, чем занят бывший градоначальник Москвы.

В хозяйстве экс-мэра столицы Юрия Лужкова за последнее время появилось много нового. Верный своей привычке все пускать в дело, он затеял выращивание грибов, производство экологичного топлива, присматривается к сыроварению…

Самая западная точка

...В калининградском аэропорту «Храброво» нас встречает машина, присланная Юрием Михайловичем. Два часа, и мы уже в Черняховске. Отсюда – рукой подать (еще каких-то полчаса) до Озерска, вокруг которого и разбросаны все пять участков лужковского хозяйства. Оно находится чуть ли не на самой западной точке России, хотя даже по местным меркам – в глуши. Впрочем, дороги тут, в отличие от обычной российской глубинки, хорошие. Кое-где, правда, оставлена немецкая брусчатка, но это скорее для местного колорита. В остальном – все гладко, а на некоторых участках даже пробки: прилежно кладут новый асфальт. Готовятся к ЧМ-2018?

– Да, дорога на Польшу, а оттуда болельщики поедут, – объясняет водитель. – Но эта трасса и была в хорошем состоянии. Можно бы ее и не трогать.

Штаб-квартира хозяйства экс-мэра находится там же, где и его конезавод «Веедерн», в Суворовке.

– Боевое название, – проезжая мимо указателя с названием поселка обычно не упускает случая отметить Лужков.

Сам хозяин проводит здесь довольно много времени: это хозяйство сегодня – самое любимое его детище. Как он говорит, его полигон. Место, где хозяйственник Лужков, что называется, на собственной шкуре испытывает все «прелести» ведения бизнеса в России. Причем не в сырьевом секторе, а в самой его сложной части – на селе.

– Я хочу понять, какие причины сегодня мешают развиваться сельскому хозяйству, и есть ли хоть что-то, что стимулирует его рост, – объясняет он. Хотите верьте, хотите нет, но каких-то преимуществ перед другими фермерами региона у него не наблюдается. А в некоторых случаях даже наоборот.

Все свое

В этом хозяйстве Лужкова я была четыре года назад. С тех пор тут появились новые постройки, но главный дом конезавода все еще пустует.

– Меняемся, но мучительно, – грустно констатирует Лужков. Конечно, его неуемный темперамент требует более быстрых перемен. Но – установка: хозяйство живет и развивается только на те деньги, которые само зарабатывает. В «Веедерне» работает порядка 120 человек, все местные. Зарплаты – чуть выше средних по району. Серых и уж тем более черных схем здесь не признают, все по белому.

Он, когда бывает тут, по-прежнему останавливается в гостевом домике. Внутри все просто, никакой роскоши. Центр жизни здесь – небольшая зала, где есть камин, фотографии любимой жены Елены на лошади, грамоты за достижение в коневодстве, небольшие козлы, на которых – несколько седел.

Дом, где останавливается Лужков
Дом, где останавливается Лужков // Фото: Елена Скворцова / «Собеседник»

– Это Елена ездит, когда приезжает сюда, – отвечает Юрий Михайлович на вопрос, чьи они.

Главное место в комнате занимает стол. За него приглашают всех, кто заходит в дом. Не успели мы войти в залу, как стол уже был накрыт к завтраку (осмотр хозяйства был назначен на 9 утра). Отговорки, что мы уже поели, не прошли.

– Все свое, – угощает Лужков. – Молоко, творог, яйца, грибы… А мед из Медыни (это в Калужской области, где у экс-мэра пасека – авт.). Никак не могу здесь наладить пасеку. Трудно найти человека, который бы занимался только моими ульями. А если он будет держать еще и свои рои, значит, мои будут на правах пасынков. Я так не согласен.

Грибы и пеллеты

Лужков предлагает короткие резиновые боты – негоже расхаживать по сельской грязи в столичной обувке. Сам уже обут в такие же.

Новации начинаются прямо тут, в «Веедерне». В небольшом двухэтажном здании около будущего пруда (его еще чистить и чистить) – цех по выращиванию грибов – вешенок.

– Царские грибы, они так и называются – королевские, – гордится бывший градоначальник. – Занимают второе место после белых по полезным качествам. Идея их выращивать возникла, как всегда, случайно. Мы давно присматривались к шампиньонам. Потом обнаружили, что вешенки по многим показателям – гораздо лучше. А главное, их выращивают на соломе (у нас же ее много). К слову, они достаточно капризны – если солома хоть чуть-чуть некачественная, грибы расти не будут.

Самое сложное – производство мицелия.

– Очень тонкая вещь, можно сказать, это филигранная работа, но мы научились, – говорит Лужков. – Мицелий выращивается на зерне. Оно у нас тоже свое. 

Впрочем, техника тоже нужна: для вешенок закупили специальные машины, где сырье измельчается, пропаривается, агрегаты, которые поддерживают специальные температурно-влажностные режимы (для каждого цикла – свой). И вот – грибы от Лужкова уже есть в местных магазинах.

– У нас цель – выращивать до 90 т в год, – делится планами хозяин.

Цех, где грибы растут, производит странное впечатление – словно боксерские груши, висят по всему помещению белые мешки, из которых торчат гроздья грибов.

Вот такие вешенки
Вот такие вешенки // Фото: Елена Скворцова / «Собеседник»

Три волны урожая, – объясняет Лужков, – а потом мешки становятся золотистыми, и мы их пускаем на переработку в пеллетный цех.

Пеллеты сейчас – очень перспективное направление. Это и экологичное топливо, и прекрасная подкормка для скота, и замечательное удобрение. Лужков – не первый в России, кто их производит. Некоторые, к примеру, делают пеллеты из опилок – и тогда они идут исключительно на топливо.

Пеллетный цех – тут же, рядом с грибным. После несложной обработки из «мешков с грибами» получаются маленькие белые карандашики. Белые – так как они с добавлением соломы. В хозяйстве Лужкова есть еще один цех, где пеллеты делают исключительно из шелухи гречихи, и тогда «карандашики» получаются коричневыми.

– Все здания хозяйства отапливаются только ими. – рассказывает Лужков. – Экономия на отоплении вышла в 5 раз. Но нам хватает и на продажу – пеллеты у нас активно покупают и местные фермеры, и польские, продаем и в Прибалтику… В этом году у нас получилось 800 т пеллет.

Два секрета сыроварения

– Вы, вроде, еще и сыр начали делать, – вспоминаю недавние публикации в СМИ.

Пока только пробную партию мягких сыров сделали. Оборудование закупили, а это – лишь половина секрета производства хорошего сыра. К слову, пробовали купить российское (оно дешевле), но оказалось, что производители могут гарантировать поддержание температуры в пределах 1 градуса. А это – слишком много, речь должна идти о десятых градуса, иначе хорошего сыра не будет. Так что купили оборудование в Словении. Теперь вот ждем, когда у нас будет достаточно хорошего молока – это вторая половина секрета сыроварения.

– Это как?

– У нас есть небольшое стадо (около 100 голов) местных коров. Для качественных сыров их молоко не слишком подходит. Поэтому мы закупили в Германии 62 «заряженные» коровы симментальской породы. Это хорошая порода, сбалансированная, мясо-молочная. Будем постепенно наращивать стадо, до 200 голов. Уже несколько буренок разродились.

Лужков уверяет, что его оборудование позволяет делать и твердые сорта сыра, но в первую очередь он намерен делать именно мягкие: они быстрее вызревают.

– Нам надо быстрее начать производить продукт, чтобы окупить затраты на приобретение коров, – говорит он.

Лужков с коровами-симменталами
Лужков с коровами-симменталами // Фото: Елена Скворцова / «Собеседник»

Пока разговаривали, доехали до места дислокации немецких коров. Это несколько старых коровников, которые Лужков основательно перестроил и переоборудовал под современные нужды животноводства. Два здания – под овец романовской породы, а два других – для коров-симменталов.

Буренки уже вполне освоились. Умилительные телята живут отдельно и величественно принимают почести – вокруг них непрерывный поток внимания.

Замахнулся на фармацевтику

От коров едем к элеватору. По дороге Лужков рассказывает о новых планах:

– Я обсудил с экспертами, и они нам разработают рецептуру, как делать бесспиртовой экстракт рутина (полезнейший витамин) из шелухи гречихи. У меня есть твердое намерение создать здесь производство рутина. А чистить мы его будем в Обнинске (Калужская область) и таким образом станем участниками фармацевтического рынка…

– Разве не важна специализация? – удивляюсь.

– При разнообразии направлений я четко отслеживаю принцип специализации. Но не вижу причин, почему бы мне, раз уж я выращиваю здесь гречиху, не вытащить из ее шелухи рутин, а в пеллеты перерабатывать уже остальную массу? Я же не претендую на производство витаминов. Мы будем делать полупродукт – рутин, и отправлять его партнерам, которые будут делать из него конечный продукт.

Вскоре, впрочем, выяснилось: рутин – не единственное его медицинское начинание.

Фото: Елена Скворцова / «Собеседник»

– Недавно встречался с друзьями, с которыми лет 15 участвовал в разработке одного проекта, которым горжусь, – признается Лужков, который по образованию химик. 

– Фотодинамическая терапия рака. Это лечение онкологических заболеваний через инъекции определенного вещества, которое под воздействием инфракрасного излучения делится и, выделяя атомарный кислород, убивает пораженные клетки. В основном так лечат рак кожи и рак желудка на начальной стадии, поскольку инфракрасные лучи не могут глубоко проникнуть в организм. Академия наук разработала хорошую аппаратуру для этого метода, а химики – систему лекарств, которыми импрегнируется тело. Эту терапию, к слову, Минздрав включил в реестр обязательных видов лечения онкологии.

«Крупорушка – только у нас!»

По дороге на элеватор проезжаем поле гречихи.

– Такая погода – в первый раз за те 7 лет, что я здесь фермерствую, – с горечью говорит Лужков, глядя на неубранное поле (дело происходит во второй половине сентября). – Только бы пару дней нормальных еще выдалось…

Погода погодой, но большую часть урожая собрать все же удалось. Потому-то и едем на элеватор. Хотя и само это место – особая гордость Лужкова. Он получил этот элеватор в буквальном смысле слова в нагрузку к небольшому участку земли, который купил здесь. Здание 1901 года постройки стояло уныло полуразрушенным... 

Пребывало оно в руинах и четыре года назад, когда я была в хозяйстве Юрия Михайловича. Сейчас элеватор полностью восстановлен и работает в полную мощь.

– Я оставил много от немецкого оборудования, – увлеченно посвящает меня в детали Лужков. – Оно все оказалось в рабочем состоянии! Даже выключатели – еще Крупповские.

Но есть и новшества – например, крупорушка, которая так обрушивает гречиху, что полученную после этого гречку хозяйкам перебирать уже не надо. Вообще тут несколько машин, специально приобретенных для переработки гречихи.

– Мы потратились, но дело того стоит, – объясняет Лужков. – Дело в том, что с нашей легкой руки гречиху стали в области выращивать многие (сегодня регион полностью себя ею обеспечивает), а вот переработкой занимается только наше хозяйство. И теперь многие фермеры везут свою гречиху к нам на переработку,  а кто-то продает ее прямо с полей в Латвию.

За границей территории лужковского хозяйства недалеко от его элеватора стоит дом с зияющими провалами выбитых окон и полуобрушившейся крышей.

– Это старая конюшня для рабочих лошадей, одна из самых крупных в Калининградской области, – цедит сквозь зубы Лужков. – Здание историческое, а смотрите, в каком состоянии. И власти якобы ничего поделать не могут: чья-то частная собственность. Как же так? Власть же обязана сохранять историческое наследие, требовать этого от собственника…

Неужели бывшему градоначальнику не тесно на 5000 га, после того, как в его подчинении было огромное хозяйство мегаполиса?

– А вы не рассматривали вариант поучаствовать в выборах губернатора Калининградской области? – задаю вопрос, который давно вертится у меня на языке.

– Никоим образом. Я уже говорил, что рассматриваю Калининград, как место, где должен понять, что у нас делается с сельским хозяйством. С нынешним губернатором я встречался. Мне импонирует его активность и стремление решить проблемы региона. Я, кстати, благодарен Антону Алиханову за то, что еще будучи и.о., он проявил смелость и пригласил меня возглавить рабочую комиссию по подготовке для правительства предложений по развитию отрасли. Мы подготовили их – в частности, по максимальному задействованию сельскохозяйственных земель региона и по мелиорации (уже несколько лет государство на это вообще денег не выделяет). Но уже полгода как они лежат в Госдуме, где почему-то их не спешат рассматривать…

– И что же, вот поймете вы, что помогает и мешает российскому сельскому хозяйству, и тогда закончится ваше фермерство здесь?

– Не дождутся.

***

Материал вышел в издании «Собеседник» №44-2017 под заголовком «Будни фермера Лужкова».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания