Новости дня

19 ноября, воскресенье
































18 ноября, суббота













"Учителя должны понимать, что в любой момент могут быть уволены"


Фото: Dmitry Aremaev // Global Look Press

Увольнения учителей за «аморальные проступки» становятся в России тенденцией. Sobesednik.ru выяснил детали.

На 8 ноября намечен суд по делу педагога Светланы Колядовой, уволенной из московской школы №1256 после 37 лет стажа за так называемый «аморальный проступок»: учителя обвиняют в том, что та каким-то образом показала ученику свое нижнее белье. Сама педагог и ее сторонники из профсоюза «Учитель» уверены, что «улики» против нее сфабрикованы администрация школы преследует Светлану Колядову за критику незаконных действий и борьбу за соблюдение трудовых прав педагогов. Так, учитель неоднократно писала жалобы в департамент образования с целью отрегулировать расписание дежурств и организацию питания школьных преподавателей. 

Независимые профсоюзы утверждают: подобная формулировка причины увольнения стала часто использоваться в школах столицы для избавления от неугодных, а расплывчатость понятия «аморальный проступок» дает возможность для его расширительного толкования и увольнения любого учителя — за семейные ссоры, разговор с учеником на повышенных тонах или посещение несогласованной акции протеста. 

По словам общественного деятеля, сопредседателя профсоюза «Учитель» Всеволода Луховицкого, под ударом в данном случае оказываются не только школьные преподаватели, но и все работники, связанные с процессом воспитания:

— Надо понимать, что речь идет не только о людях, работающих с несовершеннолетними — сюда же относятся и работники вузов. Этих людей по нашему законодательству можно уволить за совершение аморального проступка. Причем в этом случае не требуется мнение профсоюза, в котором состоит этот работник. И никто не дал точного, корректного определения, что такое аморальный проступок. Более того, сейчас говорится о том, что, оказывается, аморальный проступок можно совершить не только на работе и при детях, но и в любом другом месте. Любой совершенный аморальный проступок может повлечь за собой увольнение, и это, конечно, мягко говоря, не очень корректные вещи. Это дело висит над любым работником, и в последнее время это становится все более частым случаем, когда какого-то неугодного директору человека увольняют за аморальный проступок.

Как рассказал общественник, особенно уязвимыми оказываются преподаватели, занимающиеся проверкой и работой на ЕГЭ в школах, а решение о мере «морали» в работе педагога находится в полной зависимости от администрации конкретной школы:

— Например, аморальным проступком, судя по практике Мосгорсуда, является то, что учитель на ЕГЭ забыл в сумке телефон и он у него зазвонил. Дальше возникает очень интересная коллизия: работающий на ЕГЭ учитель заключает договор не со своим директором, а с департаментом образования. Значит, директор уволить учителя за зазвонивший телефон не может, поскольку педагог ему в момент ЕГЭ не подчиняется. Департамент тоже не может ему ничего сделать. Но найден замечательный выход: заявляется, что этим звонком он дал отрицательный пример детям — а это уже «аморальный проступок». Соответственно, директор получает возможность уволить учителя. 

При этом, по словам Луховицкого, рост количества подобных случаев за последние пару лет уже позволяет говорить о становлении пугающей тенденции:

— Я слышал, что за последние годы в Москве уже было несколько десятков случаев увольнений. И каждый случай — уникален. Года полтора назад мне жаловалась учительница истории, но она так и не довела дело до суда: она на уроке 8 класса объясняла детям, что такое челобитная. Вызвала, как она сказала, слабого мальчика, лентяя и хулигана, поставила его перед классом и сказала: «Ну вот теперь кланяйся, как будто должен достать лбом до земли». Мальчик потом, вероятно по настоянию кого-то из администрации, рассказал об этом маме, а та написала заявление, что учительница унижала мальчика, заставляла его становиться на колени, биться головой об пол. Учительницу уволили за аморальный проступок. Такие случаи достаточно часты.

В подобной ситуации учителя чаще всего не смогут отстоять свою правоту и добиться справедливого решения через суд, говорит Луховицкий:

— Я практически не знаю случаев, когда для педагога такое дело закончилось бы благополучно. Надо понимать, что когда учителя увольняют по такой статье, едва ли он найдет себе другое место работы в системе образования, даже несмотря на то, что в московских школах сейчас явно не хватает педагогов. Как правило учитель, уволенный за аморальный проступок, ищет себе иную работу, может быть в неформальном образовании (репетиторство) — едва ли кто-то из родителей будет проверять трудовую книжку своего репетитора.

Причину столь резких перемен в трудовой политике в сфере образования Всеволод Луховицкий видит в перестройке системы в целом, а в Москве, по его мнению, важным поворотным моментом стало назначение главой городского департамента образования Исаака Калины [в конце 2010 года — прим. ред.]:

— Видите ли, сам по себе приход Калины — это часть общей образовательной политики. До него была одна ситуация — Москва выгодно отличалась в этом плане от других городов, а теперь политика изменилась: новая система оплаты труда, слияние школ, подушевое финансирование и так далее. Безусловно, это связано с общей ситуацией, общим отношением к учителям: учителя должны понимать, что в любой момент они могут быть уволены.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания