Новости дня

17 октября, среда


























16 октября, вторник



















Скандал с Водяновой, кража собаки: как мы понимаем добро


Наталья Водянова // Global Look Press
Наталья Водянова // Global Look Press

Cлучай c аутисткой — сестрой Натальи Водяновой многое объясняет в том, как мы понимаем добро и особенно справедливость.

Всем, в общем, очевидно то, что со знанием дела рассказала в интервью Sobesednik.ru руководитель общественной организации детей-инвалидов и их родителей «Дети-ангелы», мама ребёнка с ДЦП Виктория Корнеева: была бы это не сестра известнейшей и в России, и за рубежом модели — и полиция бы не приехала, и СК возбудился бы едва ли.

Чуть менее очевидно другое. Искать виноватых в притеснении инвалида (которых сама Наталья Водянова уже призвала не преследовать) будут те же самые ведомства, что неделю назад быстро раскрутили до всероссийского масштаба историю со скандальным похищением собаки-поводыря породы лабрадор у слепой певицы на юге Москвы. Напомним, были радостные сообщения: виновная пришла с повинной, собака возвращена владелице.

Потом начали поступать сообщения менее радостные: обвиняемая в краже собаки Виктория Павленко объявила под арестом голодовку. В её изложении история выглядит иначе: собаку она якобы нашла и передала в приют, ибо сама она зоозащитник, давно воюет с догхантерами, убивающими бродячих животных, и догадывалась, что могло грозить собаке без хозяина на улицах Москвы; а её схватили на допросе, на который она действительно пришла сама дать объяснения.

Скандал с сестрой Натальи Водяновой обличает тех, кто, по словам уже упомянутой Виктории Корнеевой, считает, «что инвалиды — изгои общества, которые сами во всём виноваты: либо их мать пила или курила, либо они сами что-то нагрешили в этой жизни». История с лабрадором жёстче ещё и потому, что учит не вмешиваться. Ошибка зоозащитницы (если принять её версию событий, которая выглядит не такой уж неубедительной) была, выходит, в том, что ей было больше всех надо. В том, что она не прошла мимо этой ничейной собаки.

Основатель центра социальной абилитации, обучения и творчества для взрослых людей с аутизмом «Антон тут рядом», киновед и режиссёр Любовь Аркус писала о случае в Нижнем Новгороде: «<Ч>тобы таких ситуаций с агрессией и жестокостью не случалось, в обществе должна быть атмосфера, в которой так поступать неприлично, не принято, нельзя — как нельзя бить ребенка, сморкаться в занавеску и ходить в туалет на улице. Человек должен находиться в среде, в которой его информируют о том, какими разными бывают люди. И когда он видит разных людей постоянно — в школе, в детском саду, на работе, на улице, он начинает понимать, что мир устроен по-разному, люди бывают разные и все они имеют право на место под солнцем. <...> Вы подумайте не о детях-инвалидах, вы подумайте о своих детях, подумайте о себе». Мне кажется, в этом ключ к нашему отношению к этой ситуации и ко многим другим подобным. Мы не пожалеем сил, чтобы развести руками, что бы ни случилось, и спросить: «А чего ты хотел?»

Мы всегда на стороне победителя, того, кто сильнее. Даже если сильнее всего обстоятельства и виноватых вроде как нет. Но нет и невиновных, нет невинных жертв: что бы и с кем бы ни случилось — значит, судьба такая. Или высовывался слишком много. Оправдание тому, что всё так, как есть, а не иначе, всегда найдётся. Нет смысла огорчаться несправедливостью: потерпевший всегда виноват сам, а на нашей стороне всегда правда и спокойный сон.

И потому незачем представлять себя на месте родителя, пытающегося поставить на ноги и вывести в жизнь ребёнка-инвалида. Но и ни к чему вживаться в роль поволжского цербера — хозяина кафе. Есть же третья сторона — тот самый рядовой посетитель, которому чужое горе портит аппетит.

А кто нам не на словах, а на деле ближе: зоозащитница, которой больше всех надо — или прохожий, которому не надо ничего? Или — уж начистоту — мы опять «третья сторона», в которую так легко перевоплощается прохожий — (теле)зрители, дожидающиеся развития сюжета и изнывающие в ожидании развязки перед (теле)экраном? Развязка должна быть скандальной (читай — «зрелищной»), но всегда справедливой. Добро ведь должно быть с кулаками. Иначе это не добро, а какое-то мерзкое, никому не нужное сочувствие, сострадание. Удел неудачников и лузеров, не так ли?

Другие материалы по теме инцидента с сестрой модели в нижегородском кафе читайте на странице Сестра Водяновой.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания