Новости дня

19 ноября, понедельник



18 ноября, воскресенье













17 ноября, суббота















16 ноября, пятница














Вопрос недели: кто "проел" Резервный фонд?

«Собеседник» №1-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Куда исчезли деньги из закрытого на минувшей неделе Резервного фонда, выяснял Sobesednik.ru.

Государственная «кубышка» исчерпана. Возможно, деньжат туда когда-нибудь подкинут, но как-то все это оптимизма не добавляет.

Еще совсем недавно каждый в нашей стране хотя бы слышал о Резервном фонде, где государство хранит деньги на черный день. В конце прошлого года министр финансов Антон Силуанов объявил, что средства закончились, а небольшие остатки Резервного фонда слили в Фонд национального благосостояния (ФНБ), в котором еще есть средства на 2–3 года – 3,9 трлн рублей. 

Резервный фонд был создан в 2008 году с подачи тогдашнего министра финансов Алексея Кудрина, в него складывали все излишки доходов от нефти, когда она была под 100 долларов и выше. К началу 2015 года в заначке было под 5 трлн рублей. Но дела в экономике резко ухудшились, и уже к концу 2015-го мы «проели» первый триллион, в 2016-м – еще 1,9 трлн рублей, за 2017 год потратили 1 трлн рублей. 

«Хорошо погуляли, красиво», – прокомментировал оппозиционный политик Владимир Милов. Но куда делись триллионы? Это цифра с 12 (!) нулями, не заметить которую невозможно. Благосостояние в целом не выросло, реальные располагаемые доходы населения падают непрерывно с 2014 года.

– Большую часть, видимо, «проели» силовики, то есть ушло на оборонные расходы, а также мегапроекты вроде Крымского моста. Основные военные расходы, вероятно, пошли на Сирию, Украину, хотя большая часть этих данных засекречена. У нас, кстати, никогда не было столько секретных статей расходов, как сейчас. Когда танки строят, конечно, идет рост экономики и ВВП, но вот практической пользы от этого нет. Сытым никто, кроме оборонщиков, от этого не стал, – считает аналитик ФГ «Калита-Финанс», член экспертного совета «Деловой России» Дмитрий Голубовский.

А что с нами будет, когда истратятся остатки ФНБ?

– У нас, как обычно, вся надежда на нефть-кормилицу, – отмечает Дмитрий Голубовский. – Если цена на нее упадет, через год-два мы останемся совсем без запасов и придется резать бюджетные статьи по живому. Но, к счастью, сейчас нефтяные цены близки к 70, а выше уже можно будет не тратить деньги из фонда, а, наоборот, пополнять. Так можно будет протянуть несколько тучных лет по образцу 2002–2008 годов. Но потом опять последует завал нефтяных цен – и снова будем проедать запасы. Мы обречены на такие «качели»: накопили – проели. Норвегия – тоже сырьевая страна – вкладывает свой Резервный фонд в развитие экономики, а мы храним в облигациях, фактически «под подушкой». Ничего нового наша экономика, увы, не изобрела за прошедшие 10 лет и с сырьевой иглы так и не слезла.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №1-2018.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания