Новости дня

11 декабря, понедельник










































10 декабря, воскресенье



Экс-министр экономики РФ: О потраченных на ОЭЗ миллиардах надо забыть...


Путин // Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил причины неэффективности особых экономических зон в России с экономистом Андреем Нечаевым.

Ранее Sobesednik.ru писал о поручении президента России Владимира Путина приостановить создание особых экономических зон (ОЭЗ) в России и закрыть 10 неэффективных ОЭЗ. Такое решение было принято после проверки, в ходе которой выяснилось, что большая часть денег, вложенных в развитие ОЭЗ, не окупилась.

Sobesednik.ru обсудил с бывшим министром экономики России, председателем политической партии «Гражданская инициатива» Андреем Нечаевым причины неудачи особых экономических зон и варианты повышения привлекательности экономики России для инвесторов:

— Особые экономические зоны приобрели большой успех в Китае. Там действительно жестко отслеживали инвесторов, холили их и лелеяли. Россия хотела использовать китайский опыт, но не получилось.

— А когда ОЭЗ создавали в 2006 году, на что рассчитывали?

— Рассчитывали на то, что они станут центрами притяжения инвестиций. В первую очередь, на то, что через них пойдут иностранные инвестиции. Хотели сделать из этих зон инновационные центры с высоким уровнем менеджмента и корпоративной культуры.

— На ваш взгляд, почему ничего не получилось?

— В России в целом неблагоприятный предпринимательский и инновационный климат. Те льготы, которые предоставляют особые экономические зоны, в полной мере не компенсируют общий неблагоприятный фон для инвестиций, который существует в современной России. Нельзя сказать, что нигде ничего не получилось, но как массовый инструмент повышения инвестиционной активности проект не оправдался.

Везде ли не получилось?

— В каких ОЭЗ были положительные результаты?

— Зона в Калининграде, на мой взгляд, в части автомобильного кластера вполне успешной оказалась. В Елабуге, по слухам, неплохая ситуация.

Я лично знаком с калининградским примером. Фактически Калининград стал центром российского автомобилестроения. И на Дальнем Востоке пытались автомобилестроение развивать, но там нет каких-то видимых успехов.

— Как вы думаете, что влияло на успешность ряда ОЭЗ? Может быть, климат или территориальное расположение?

— Калининград территориально гораздо ближе к Европе. Там, например, присутствует BMW. Но это все-таки условность. В том же Калининграде первыми появились корейские автомобильные фирмы. Казалось бы, где Калининград и где Южная Корея?

Андрей Нечаев / Личная страница Андрея Нечаева в Facebook

Прежде всего, влияли условия по налоговым льготам, которые предлагаются в тех или иных регионах. Кроме того, логистическая доступность. Например, почему в Калуге хорошо развился автомобильный и логистический кластер? Потому что они относительно близко от Москвы. Важный момент — это наличие кадров.

— Когда ОЭЗ создавались, просчитывались ли риски?

— Конечно, что-то просчитывалось. Их создавали в другой ситуации. Тогда отношения России с миром шли на подъем. Сейчас мы фактически в ситуации жесткой конфронтации со всем миром. Безусловно, повлияла и напряженность в международных отношениях.

— Что сейчас будет с ОЭЗ? Все проекты прекратят?

— Нет, особые экономические зоны — это же просто некий особый режим функционирования. Сейчас льготный режим налогового обложения или другие льготы, которые были предоставлены, будут ликвидированы. Я думаю, что это будет сделано поэтапно, а не с завтрашнего дня. Успешные проекты будут продолжаться. Проекты, которые находятся на начальной стадии развития, оценят с точки зрения эффективности и окупаемости.

Главная беда российской экономики

— С 2006 года в развитие ОЭЗ было вложено более 180 миллиардов рублей. А налоговых поступлений в бюджет вернулось только 40 миллиардов рублей. Куда исчезли деньги?

— По сути они никуда не исчезли. Что-то, как принято в России, было разворовано. Что-то было потрачено неэффективно. В основном деньги вкладывались в инфраструктуру — она никуда не делась, просто оказалась недостаточно сильным магнитом для инвесторов.

— Вы не исключаете коррупционную составляющую в функционировании ОЭЗ?

— Коррупционность не относительно самой идеи экономических зон — речь идет о неэффективном расходовании бюджетных средств, которое у нас есть во всех направлениях бюджетных расходов. Недавно и Счетная палата, и Дмитрий Медведев констатировали, что в рамках госзаказа порядка полутора триллионов были использованы неэффективно и не по назначению. Это общая беда российской экономики. В этом смысле я не уверен, что особые экономические зоны отличаются какой-то повышенной коррупционной емкостью или повышенной неэффективностью.

— Вы говорите о том, что неэффективность — общая беда экономики России. Эта проблема решаема?

— Безусловно, решаема. Самая главная наша беда — несовременная и неадекватная современным экономическим и социальным вызовам система управления. Ее надо кардинально менять.

— Как?

— Совершенно по-другому необходимо ориентировать работу ведомств. На результат. Определить меру ответственности государственных органов. Надо резко сократить долю государства как хозяйствующего субъекта и как регулятора. Не говоря уже о разросшемся государственном аппарате.

Надо снижать и бюрократическое давление на бизнес. Это связано и с адекватным правоприменением. Вопрос не в отсутствии закона, а в том, что он не исполняется. Надо снизить давление контрольно-надзорных органов на бизнес. Судебная система, защищенность собственности, более мягкое налоговое администрирование.

— Как вы думаете, потраченные на ОЭЗ деньги можно сейчас «отбить» и вернуть в бюджет?

— Трудно рассчитывать на то, что произойдет чудо и к нам валом пойдут иностранные инвестиции. Думаю, что об этих деньгах надо забыть.

— А какие меры по исправлению ситуации может предложить правительство России, выполняя поручение Владимира Путина?

— Весь комплекс мер, связанных с инвестиционным климатом. Если страна в целом инвестиционно не привлекательна, есть высокий уровень давления на бизнес, сложная ситуация с правосудием, то трудно рассчитывать, что в каких-то отдельных регионах, даже с более благоприятным налоговым климатом, ситуация будет кардинально другой.

— Когда создавались ОЭЗ, одной из приоритетных задач было развитие внутрироссийского туризма. Как бы вы оценили успехи в этой области?

— Я не думаю, что туризм был одной из главных задач. Одна или две зоны были созданы для туризма. С туризмом вопрос простой: из-за низкой конкуренции очень высокие цены. Во многих случаях людям было экономически проще ездить в Турцию или в Египет, а не в российский регион. А расстояния сопоставимы. Из-за отсутствия конкуренции страдает и уровень сервиса.

Вся Россия как особая экономическая зона

— На ваш взгляд, стоит ли через какое-то время вновь создавать ОЭЗ?

— Я думаю, что не стоит, за исключением каких-то сверхсложных регионов или моногородов. Страна вся должна быть особой экономической зоной в смысле ее инвестиционной привлекательности. Это же не только особый экономический режим. Это весь комплекс условий благоприятствования инвестору, который в наших экономических зонах как раз отсутствовал или был недостаточен. Надо создавать привлекательный инвестиционный климат во всей стране, а не на отдельных ее территориях.

— Сколько может потребоваться времени на то, чтобы сделать Россию инвестиционно привлекательной?

— Судебную и налоговую системы можно [перестроить] относительно быстро. А в целом возродить доверие к России со стороны инвесторов, в том числе и внутренних, сложно. Годы на это уйдут.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания