Новости дня

25 сентября, вторник













































Тяжба с президентом

0

Дело в «дочке» Газпрома

Жительница города Чайковский Пермского края Надежда Вотякова 18 лет проработала экономистом в «дочке» Газпрома – «ПермТрансГазе». Но в декабре 2005 года лишилась работы. Отчаявшись восстановиться там по суду, она обратилась за помощью к Дмитрию Медведеву, тогда председателю совета директоров Газпрома, однако тот не отреагировал ни на один ее крик о помощи.
Надежда Николаевна направила будущему президенту шесть писем. Одно из них 14 мая прошлого года ее дочь-старшеклассница Майя вручила Дмитрию Анатольевичу лично.
– Дело было в городе Закамске, там проходили соревнования в рамках акции «Газпром – детям», в которых участвовала моя дочь, и Дмитрий Медведев на них присутствовал, – рассказывает Вотякова. – Он письмо взял и сообщил Майе, что я могу к нему подойти и поговорить. Но охрана меня даже близко не подпустила. Причем Медведев меня видел, видел, как охранник меня оттесняет, и не попытался ничего сделать. Посмотрел на все это, развернулся и ушел. Я после этого пыталась обратиться к нему через его официального представителя, писала о своей проблеме, напоминала о том случае в Закамске, но ответа не получила.
Это стало последней каплей. В сентябре 2007 года Надежда Николаевна подала иск против Медведева в Пресненский суд Москвы.
Вотякова объяснила в исковом заявлении, как Медведев ее обидел: «Я обращалась на имя Медведева Д. А. с просьбой защитить мои права в пределах ведомственной компетенции. В нарушение законодательства – Закона РСФСР 1988 г. и Федерального закона о порядке рассмотрения обращений граждан – я не получила никакого ответа. Считаю это нарушением моих гарантированных законом прав в форме бездействия должностного лица и на основании норм гл. 25 ГПК РФ». Она требовала рассмотрения всех своих обращений, а также 10 миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда.
– Просто вряд ли бы на мое заявление обратили внимание, не потребуй я эту сумму, – говорит она.

«Расчлените Медведева»


22 ноября 2007 года в Пресненском суде Москвы состоялось первое заседание.
– Первое, о чем судья спросил меня, кому адресовано мое заявление – председателю совета директоров Газпрома или первому вице-премьеру правительства, – рассказывает Вотякова. – Я в ответ поинтересовалась, какое это имеет значение. Говорю: вы мне тогда расчлените Медведева, покажите, где у него проходит граница того и другого, и тогда я вам отвечу. Но все нарушения, которые позволял себе Медведев, относятся и к тому, и к другому.
Понятно, что никакой Медведев в зале при этом не присутствовал. Вместо него пришла сотрудница юридического департамента Минпромэнерго Надежда Клименко, назначенная представителем ответчика. На этом заседании судья предложил сторонам мировую. Истица не возражала против перемирия, но хотела, чтобы при этом были соблюдены некоторые ее условия.
– Но судья эту тему каким-то образом свернул, – говорит Вотякова. – А потом, в перерыве, я спросила у представительницы Медведева, почему она ничего не сказала на предложение о мировой. Оказалось, она получила указание: никакого мира. В тот день заседание перенесли на 19 декабря.

Компенсация за потерю веры не полагается

В декабре Надежда Вотякова была готова к бою и морально, и юридически. Принесла все документы, написала ходатайство. Правда, оно ей не понадобилось. Судья Юлия Садовова, задав несколько вопросов, удалилась для принятия решения. Решение было принято не в пользу истицы.
– Оспариваемое Вотяковой не затрагивает ее права, свободу и интересы, – заявила судья Пресненского суда Юлия Садовова. – Она не указала, как именно Дмитрий Медведев нарушил вышеперечисленное. А заявленные требования подлежат рассмотрению в совершенно ином судебном порядке – в порядке производства по вступившим в законную силу судебным актам. Поэтому дело было прекращено.
Надежда Николаевна по большому счету желала лишь одного – чтобы крупный чиновник попросту ответил на ее обращения. Но и представитель Медведева, и суд акцентировали внимание не на сути этих претензий Вотяковой. Они предпочли сделать вид, что та недовольна решениями предыдущих судов, так и не восстановивших ее на работе. Надежда с адвокатом составили замечание на протокол, в котором озвучили все нарушения, и попытались оспорить решение в Мосгорсуде. Неудачно.
У представительницы Медведева в этом деле Надежды Клименко свое объяснение:
– Компенсация морального вреда в связи с тем, что истец не удовлетворен решениями суда, потерял веру в торжество справедливости, не предусмотрена законом. Переживания Вотяковой из-за того, что она не поговорила с Дмитрием Анатольевичем лично, когда он присутствовал на детских соревнованиях в Закамске, также не являются основанием для этого, поскольку не относятся к нравственным страданиям, вызванным действиями ответчика.

«Поведение Медведева считаю постыдным…»


При определенных условиях даже адвокат Вотяковой Евгений Ихлов мог бы с этим согласиться и даже знает, почему чиновники сами себя загнали в этот правовой тупик.
– По закону Медведев должен был отреагировать на обращения моей подзащитной в течение 30 суток, – говорит Евгений Витальевич. – Ей могли ответить отказом: не дело Медведева решать трудовые споры. Но не ответили! Дело дошло до суда, и появилось решение аппарата правительства сделать Минтопэнерго ответчиком по иску, назначили представительницу. Когда наше дело слушалось в Мосгорсуде, от ответчика пришли уже два юриста. И там нам было сказано, что жалоба Вотяковой – вообще не предмет для искового заявления.
В общем-то понятно, что теперь назначенные «виноватыми» изо всех сил пытаются исправить ошибку, допущенную в канцелярии Медведева.
– Поведение Медведева я считаю постыдным, – продолжает Ихлов. – Посылать против одной несчастной женщины двух юристов, которые накатали четырехстраничное возражение на ее иск! Я не думаю, что Вотякова выиграет это дело, но меня поражает, ради чего противная сторона прикладывает такие огромные усилия! По-моему, проще было бы ответить.
Сдаваться Надежда Николаевна не собирается и подала против Медведева очередной иск. Все сроки рассмотрения вышли, и хотя ответа из суда она до сих пор не получила, все-таки надеется, что новое разбирательство состоится. Даже притом что Дмитрий Медведев уже перестал быть председателем совета директоров Газпрома и принял президентскую присягу…

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания