Новости дня

18 октября, четверг


































17 октября, среда











Если друг возбудился вдруг

0

Наши эротические обозреватели А (Ирина Андреева) и Б (Дмитрий Быков) решили наконец поставить точку в вечном споре: можно ли дружить с женщиной, если ты мужчина, и не спать с другом другого пола?

А. Вот скажи, Дим, мы с тобой друзья?
Б. (быстро). Денег нет.
А. Я не об этом!
Б. А тогда что за вопрос на пятый год знакомства?
А. Ну смотри: мы чертовски привлекательны. Умны. Работаем вместе. Выпиваем вместе. А спим отдельно. Следовательно, мы кто?
Б. Идиоты!
А. Не, мы – друзья! Почему же тогда говорят, что дружба между мужчиной и женщиной невозможна? Сплошь и рядом люди заводят дружеские отношения, хотя теоретически могли бы заняться сексом. Но только теоретически. Потому что роман обременительнее, сложнее, требует большего напряжения и кончается ужасно. Или расставанием, что очень грустно, или браком, что вообще трагедия.
Б. Ты высказала, между прочим, важную вещь. Дружба между мужчиной и женщиной возможна только при условии, что в подтексте присутствует секс. Как прекрасная, но отложенная вероятность. Для меня главное общение начинается не до, а после секса – потому что только в нем и выявляется полная близость. Только после него можно действительно доверять.
А. Получается, большинству друзей-мужчин ты не доверяешь? Потому что хотелось бы верить, что с ними ты до этой контрольной проверки не доходишь…
Б. (озадаченно). А ведь верно. Не доверяю. Самое ужасное, что я никогда этого барьера не переступлю – и ни один мужчина не станет мне стопроцентно надежным другом…
А. Вот странно, а у меня вообще за дружбу и секс отвечают разные участки души. У меня бывает: сижу в компании, выпиваю – и вдруг ловлю себя на мысли, что друг, с которым знакома уже 10 лет, потрясающе хорош собой и притягателен. Но как-то совершенно нет желания портить всю малину, переводя давнюю дружбу в новый формат. Видимо, есть мужчины для любви, а есть для дружбы. Потому что – я сейчас жуткую вещь скажу, но ты поймешь – любовь ведь не предполагает общения.
Б. А что предполагает?
А. Не знаю точно, как это назвать. Назови «использование», но в самом высшем смысле. У меня были дикие романы с людьми, про которых я ничего не знала. И зачем мне грузить себя его биографией, настроениями, прошлым, настоящим? Беру и пользуюсь. А разговаривать хорошо с совершенно иным типом, глубоким и понимающим, который никогда меня по-мужски не привлекал.
Б. Ты имеешь в виду, что в любви другое разделение ролей. В дружбе люди чаще всего равны, а в любви почти всегда один целует, а другой подставляет щеку. Но это верно только применительно к женщинам, для которых любовь – всегда драма, им обязательно надо все усложнять, выяснять отношения…
А. Без этого не любовь, а тухлая семейная заводь!
Б. Ну, вот мы и обозначили главную нашу разницу. Для меня идеальная любовь – это как раз семейная заводь. Когда ты абсолютно доверяешь партнеру, разговариваешь с ним на равных, работаешь, вместе растишь детей, то есть живешь с ним в истинном смысле слова.
А. И занимаешься скучным сексом, похожим на кухонный разговор о смысле жизни.
Б. Ну, наверное, для тебя он был бы действительно скучный – он не сопровождается побоями и происходит, не стоя в гамаке. Но я всегда понимал идеальный секс по-кушнеровски: «как продолженье разговора на новом, лучшем языке».
А. Нет, почему, у меня тоже такое было, но это была скорая помощь, а не любовь.
У меня был жуткий период, когда я разводилась с мужем. Я была растеряна, подавлена, чувствовала себя никому не нужной уродиной. И что ты думаешь? Помог друг. Он сказал: «Чтобы стало легче, тебе нужно тупо с кем-нибудь переспать. А поскольку ты сейчас не в состоянии заводить романы, это сделаю я». И просто затащил меня в постель. Стресс, надо сказать, как рукой сняло. Да и секс тогда был превосходным. Но продолжения не последовало. Мы так и остались друзьями и почти никогда не вспоминали о нашей маленькой тайне.
Б. Вот тут у меня как раз противоположный опыт – когда мы должны были с девушкой остаться друзьями, я затащил ее в постель. Я-то это воспринимал как продолжение дружбы, а она придала всему чрезвычайно серьезное значение. В результате роман закончился ничем, а дружба закончилась. Вообще спать с друзьями надо осторожно – желательно, чтобы ваши взгляды на дружбу совпадали. А то ты все думаешь, что это дружба, а она ждет, когда же ты к ней уйдешь окончательно.
А. Понимаешь, почему я боюсь дружеских отношений в браке? Романтика, конечно, рано или поздно уходит, но если любовь с годами заменяется дружбой – это сумасшествие, извращение, я не знаю, что… Воспринимать жену как друга – унижение, которого я бы не перенесла. Ты знаешь, есть пары, в которых один из партнеров изменяет другому и все честно рассказывает. Где, с кем и как… Жуть, скажи?!
Б. Да, тут согласен. Жуть. Ты отчасти права – больше скажу, у меня бывали ситуации, когда я превращал отношения в дружеские, а девушка негодовала. Ей не хотелось быть подругой. Ей хотелось, чтобы страсти роковые. И потом, дружба требует полной откровенности… но считать жену настолько своим парнем, чтобы выкладывать все свои похождения на стороне, все мысли, все проблемы на работе?! Нет, никогда. Пожалуй, мужеско-женская дружба тем и отличается от мужской, что здесь существуют огромные зоны умолчания. Я случайно – клянусь тебе, не нарочно! – узнал недавно, что у жены есть дневник в Интернете. Она его от меня скрывала. Я прочел – ну другой же человек писал, совершенно мне не знакомый! Там, кстати, упоминался муж, и я ужаснулся, глядя на себя со стороны. Сколько раз я ее ранил по-всякому, оказывается, и не обращал на это внимания. А она никогда не говорила – хотя в дружбе с мужчиной, например, все наружу: ты меня обидел, больше так не делай…
А. Это естественно. Я недавно познакомилась с чудесным парнем, младше меня на 5 лет.
Б. Детский сад…
А. Ты что, они теперь такие акселераты! Мы провели немало приятных часов, гуляя по городу и просто болтая. Когда нам одиноко, мы перезваниваемся. Я считаю его своим другом. Но есть вещи, которых я никогда ему не скажу. Никогда! Потому что женщина обязана оставаться женщиной. Есть границы, которые не перейдешь. А рассказать о себе все и сразу, с окончательным бесстыдством я могу только любимому. Который мне скорее враг, а не друг. С которым трудно, ненадежно, иногда невыносимо. Но только с ним и бывает счастье.
Б. Да. Жалко, Андреева, что мы только друзья. Хотя с другой стороны – что мне была бы за радость выслушивать твои страшные тайны? У меня своих выше головы…
А. Зато мы друзья, ты что! Это же так отлично! И я всегда могу на тебя положиться, правда?
Б. (быстро). Но денег все-таки нет.
А. (укоризненно). А для любимой – нашел бы?
Б. (задумчиво). Это уже другая тема…

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания