Новости дня

19 октября, четверг






































18 октября, среда





Военный эксперт: Ультиматум по Сирии в отношении РФ не пройдёт


Военный эксперт Павел Золотарёв оценил вероятность того, что США выдвинут Владимиру Путину ультиматум по Сирии.

10 апреля западные СМИ сообщили, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон, который в ближайшие дни посетит Россию, намерен выдвинуть российскому президенту Владимиру Путину ультиматум с требованием перестать поддерживать режим сирийского лидера Башара Асада. В противном случае Запад якобы введёт против РФ новые санкции, которые «затруднят жизнь» высокопоставленным российским чиновникам.

О «чрезвычайных штрафных санкциях» в отношении Москвы недавно высказался и министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, который отказался приезжать в Россию из-за обострения ситуации в Сирии после химической атаки в Идлибе и ракетного удара США по авиабазе Шайрат.

Заместитель директора Института США и Канады РАН, генерал-майор в запасе Павел Золотарёв поделился с Sobesednik.ru своими ожиданиями от визита Тиллерсона в Россию:

– Жду внесения ясности в ближайшую перспективу развития российско-американских отношений по направлениям, которые предполагают такое сотрудничество, – сказал Золотарёв. – Ну и решений, связанных с вопросами, в которых есть недопонимание, например по РСМД [Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности].

– Высказывается предположение, что Тиллерсон везёт Путину ультиматум: либо тот откажется от поддержки президента Сирии Башара Асада, либо Запад введёт новые санкции. Есть такая вероятность?

– Хоть Тиллерсон и не профессиональный дипломат, он прекрасно понимает, что в дипломатии язык ультиматумов не проходит, тем более в отношении России на данном этапе. Это предположения, которые ни на чём реальном не основаны.

– Будет ли Тиллерсон обвинять РФ в химатаке в Идлибе? [The Sunday Times пишет, что госсекретарь США предъявит Москве доказательства того, что она якобыскрывает использование зарина Башаром Асадом – прим. ред.]

– Можно ожидать каких-то договорённостей по выяснению обстоятельств: что за химическое оружие там оказалось, кому он принадлежало, кто его сделал, кто его туда доставил. Для этого, возможно, договорятся о том, чтобы провести совместную инспекцию на местах.

– Никаких прорывов, ничего сенсационного, судя по всему, вы не ждёте.

– Я в принципе не жду ничего сенсационного и никаких прорывов в российско-американских отношениях, потому что политика США, механизм выработки решений что во внутренней, что во внешней политике не допускает резких поворотов, которые могут ввести всю систему в дисбаланс. И она любого президента в этом плане регулирует и направляет близко к традиционному курсу. В этом консерватизме американской системы есть определённая сила, в этом её устойчивость.

– А ракетный удар Трампа по Сирии разве не стал резким поворотом, меняющим эту консервативную политику США?

– Нет, он отражает внутриполитическую ситуацию. Это как раз обусловлено тем механизмом внутриполитического давления на Трампа и его администрацию, который его заставил предпринять подобный шаг, скажем так, для самоутверждения – не более того.

– Вам не кажется, что между Путиным и Трампом наметилось некоторое противостояние? [По данным The Daily Telegraph, в британском правительстве считают, что российский лидер «будет уважать президента Дональда Трампа, поскольку он стал первым мировым лидером, который готов противостоять Путину в Сирии»].

– Надо, во-первых, дождаться личной встречи. А во-вторых, я думаю, что у одного и у другого хватает благоразумия, чтобы трезво оценивать друг друга. Что Путин Трампа достаточно трезво оценивает, что Трамп – Путина. Поэтому я не думаю, что речь идёт о подобной ситуации.

– На прошлой неделе премьер-министр РФ Дмитрий Медведев обронил фразу о том, что Трамп готов добиваться смены режима в Сирии «на грани боестолкновений с РФ». Что это значит?

– Я не хотел бы комментировать некоторые заявления Медведева. Своё предположение он вправе высказать. Но я не думаю, что обещание Трампа, данное им ещё до прихода к власти, о сокращении присутствия американских военнослужащих в зонах конфликтов так быстро будет нарушено. Хотя исключать, конечно, ничего нельзя. Надо учитывать ещё, что американцы крайне бережно относятся к своим людям, к своим военнослужащим, чтобы бросать их в такое пекло.

– Сейчас наметились некоторые телодвижения США в отношении КНДР: американские корабли во главе с атомным авианосцем плывут к Корейскому полуострову, звучат заявления о том, что ракетный удар по Сирии на самом деле был сигналом Северной Корее о том, что Трамп готов решать проблемы силой. Похоже на то?

– Этого исключать нельзя, потому что есть опыт нанесения удара по ядерным объектам на территории Ирака: в своё время Израиль нанёс такой удар и тем самым остановил ядерную программу Ирака. Такой положительный пример может вызвать попытку ему последовать. Но в США чётко осознают, что если такой удар будет нанесён, то руководство Северной Кореи вполне может ответить применением обычных вооружённых сил против Южной Кореи. Потенциальные возможности вооружённых сил Северной Кореи таковы, что США неизбежно придётся спасать Южную Корею и ввязываться в конфликт. Я думаю, они это понимают. Поэтому я считаю, что это демонстрация силы, но сомневаюсь, что это реальная угроза того, что будет применено оружие по объектам ядерной инфраструктуры Северной Кореи.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания