Новости дня

20 октября, пятница












































Глава Красного Креста в Москве прокомментировал убийство медиков в Сирии


Глава Московского Красного Креста Игорь Трунов рассказал, что сделает СК РФ после убийства врачей в Алеппо.

Ранее Sobesednik.ru сообщал о том, что сирийские боевики атаковали российский госпиталь, который развернули в Алеппо для помощи местным жителям из освобожденных районов восточной части города. В результате обстрела погибли две российских военнослужащих-медика, еще одна женщина получила серьезные ранения.

Представители Международного комитета Красного Креста заявили, что гибель врачей в Сирии показывает, что воюющие стороны не способны «уважать и защищать медицинских работников, пациентов и больницы и делать различия между ними и военными объектами». В Минобороны данный комментарий посчитали «циничным», а нападение на госпиталь назвали «хладнокровным убйством».

Председатель Московского городского отделения Российского Красного Креста Игорь Трунов в интервью Sobesednik.ru объяснил, что нужно сделать для защиты медиков в горячих точках, и рассказал, кто грозит ему увольнением после предложения отправить Красный Крест РФ в Сирию.

— Игорь Леонидович, согласны ли вы с мнением Красного Креста? Кого все-таки стоит винить в гибели наших врачей?

— Я думаю, что это грубейшее нарушение международных норм гуманитарного права. Это преступление международного характера, которое не имеет сроков данности и территориальности. Убивать врачей в горячих точках в экстремальных ситуациях — это одно из самых тяжких преступлений. Поэтому естественно, что дела по такого рода преступлениям могут возбуждаться вне территориальной принадлежности. То есть наш Следственный комитет имеет право возбуждать подобного рода дела, направленные против мира, против гуманитарных организаций. В данной ситуации, я думаю, должен отреагировать Следственный комитет со всеми вытекающими. Это преступление в составе организованной группы, то есть виновны не только те, кто непосредственно совершил убийство, но и те, кто спонсирует, поддерживает эти структуры, поставляет им оружие. Это пособники, которые виновны в том, что совершено нарушение гуманитарного права.

— Какие действия теперь должен предпринять Следственный комитет?

— Наш Следственный комитет должен провести расследование и назвать в том числе тех, кто является посредниками преступников, нарушающих международные нормы права. В данной ситуации, конечно, есть смысл апеллировать и в Международный уголовный суд, и в Комитет по правам человека при ООН.

— Кого вы подразумеваете под пособниками боевиков, которые обеспечивают им поддержку?

— Мы не можем быть огульными, вне рамок расследования и сбора определенных доказательств мы не можем развешивать ярлыки. Мы, в принципе, с вами понимаем, что там произошло. Но для того и есть официальная процедура, вне процедуры никто не может никого ни в чем обвинить, поэтому все должно быть сделано правильно. По результатам расследования материалы дела либо передаются в ту страну, гражданами которой являются преступники, либо в Интерпол. Механизм есть, и он должен работать.

— Почему наши военные все-таки не сумели защитить госпиталь? Каких предосторожностей не хватило?

— В данной ситуации от современных видов вооружения защититься практически невозможно. Мы же помним с вами госпиталь в Афганистане, который разбомбили американские вооруженные силы. Это преступление осталось безнаказанным, никто не понес ответственность. Здесь аналогичная ситуация. Спрашивать, когда произошло преступление, почему профилактические меры оказались неэффективными, может быть, имеет смысл для профилактики будущих правонарушений. Но, как правило, ответ такой: профилактикой является своевременное изобличение и привлечение к ответственности. Это более эффективно, нежели разбор полетов «кто стоял в охране и почему допустили».

— Российские отделения Красного Креста каким-то образом участвуют в ситуации в Сирии? Были предложения направить в Алеппо сотрудников организации?

— Вы знаете, я выступал с предложением создать комиссию на базе Российского Красного Креста по контролю и фиксации нарушения норм гуманитарного права. Но на меня тут все набросились: сказали, что меня вообще из Красного Креста отчислят и лишат статуса в очередной раз. Абсолютно здоровая идея — собрать международную комиссию из специалистов гуманитарного права и вести мониторинг происходящего. Мы видим, что сейчас мониторинг такого рода деятельности если и ведется, то он ведется предвзято и односторонне. Я направил в Министерство [иностранных дел Сергею] Лаврову, направил в Администрацию [Президента Владиславу] Суркову письмо с подобным предложением, с перечислением фамилий из числа международных специалистов гуманитарного права и представителей Красного Креста. Но, как ни странно, получил достаточно жесткое порицание и жесткие высказывания на тему того, что это недопустимо делать. До сих пор мне непонятно, почему это недопустимо, и почему допустима односторонняя оценка, и почему допустимо бомбить госпиталя и убивать врачей и никого не привлекать к ответственности. Но инициатива у меня такая есть. Я все равно остаюсь при своем мнении о том, что должна быть сформирована подобная комиссия, которая бы могла реагировать, в том числе и оформляя доказательства и перенаправляя их в Международный уголовный суд, в Комиссию ООН по правам человека. Инструменты есть, но нужно создать механизм.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания