Новости дня

16 декабря, суббота













15 декабря, пятница
































Военный эксперт: Обмен данными с НАТО – вопрос двадцатый


Германия предложила России сообщать о перемещении своих войск // Вадим Савицкий / Global Look Press

Военный эксперт обсудил с Sobesednik.ru вероятные выгоды для России от обмена информацией о нахождении войск с НАТО.

Sobesednik.ru ранее писал о том, что министр обороны Германии предложила России обмениваться с НАТО информацией о передвижении войск друг друга. Министр подчеркнула, что следование Россией международным правилам может привести к улучшению отношений между НАТО и РФ.

Сергей Денисенцев, эксперт Центра анализа, стратегий и технологий, в разговоре с Sobesednik.ru напомнил, что раньше НАТО и Россия обменивались информацией о войсках друг друга.

— Есть договоры, они подписаны были в 90-х годах, согласно которым Министерство обороны России и НАТО должны обмениваться информацией о перемещении войск. Но, в связи с ухудшением отношений, в последние годы этот механизм стал работать не так эффективно, и, в общем-то, какое-то раздражение у стран НАТО это вызывает.

Зачем это (информирование о нахождении войск — прим. Sobesednik.ru) нужно им? Они считают, что таким образом, если они будут получать информацию регулярно, это будет как-то способствовать улучшению ситуации с их безопасностью, в плане предсказуемости и так далее. Определенное недовольство в НАТО вызывают внезапные проверки боеготовности [России].

Но, во-первых, об этих внезапных проверках коллег из НАТО обычно предупреждают. А во-вторых, если уж это совсем открыто делать и заранее, то тогда смысл в этих внезапных проверках исчезнет. Ну что такое внезапная проверка, о которой все знают за несколько месяцев?

— Для России обмен информацией о войсках с НАТО будет выгоден?

— Это всегда спорно. Какой-то стратегической выгоды от этой секретности получить сложно, но, с другой стороны, о маневрах стран НАТО и так прекрасно известно из СМИ. Уровень транспарентности у войск НАТО выше, чем у российских. В этом смысле нет большой нужды для России повышать уровень своей транспарентности, никакой выгоды дополнительной это не даст.

Это довольно абстрактная дискуссия. Никаких выгод напрямую или недостатков нет. Это вопрос политического и дипломатического давления: мол, вы какие-то непонятные маневры делаете, неплохо было бы делиться информацией о них. Но это давление, оно в контексте всего общего давления, и экономического, и политического, и связанного с Украиной. И какой-то сиюминутной выгоды решение об обмене информацией не даст.

— Как это поможет улучшению отношений, если поможет вообще?

— Поможет, но несущественно. Это будет жест добрый воли со стороны России, но как его оценят, оценят ли в принципе? Условно говоря — какая морковка за это будет? Мы все понимаем, что улучшение отношений быстро не произойдет и от каких-то больших шагов это улучшение тоже не случится.

Понятно, что все будет завязано на украинском кризисе, на постоянных пикировках в Балтийском море, с Балтийскими государствами. Есть очень много вопросов, которые важнее в системе отношений России и НАТО, чем эти обмены информацией. Понятно, что есть вопрос ПРО, размещения компонентов ПРО, которые раздражают Россию — в общем, много чего. Обмен информацией о нахождении войск — вопрос пятнадцатый или двадцатый в этом списке.

— А как вы считаете, может ли НАТО настаивать на этом обмене информацией из-за того, что хотят обезопасить себя от внезапного нападения России?

— Вы действительно считаете, что Россия хочет всерьез напасть на НАТО?

— От представителей НАТО постоянно поступают заявления, что Россия — враждебная страна. Создается впечатление, что они всерьез рассматривают этот вариант.

— Мы все-таки говорим о взрослых вменяемых людях, об опытных политиках, когда говорим о лидерах Европы и Евросоюза. Они прекрасно понимают, что никакого внезапного нападения Европы на НАТО не случится по многим причинам.

Основный смысл ухудшения отношений с Россией — это попытка выдавить из своих налогоплательщиков побольше денег на военные расходы и, в том числе, на расходы ведомства министра обороны Германии. Там и интересы военно-промышленных компаний, и интересы военных, и интересы военно-политического истеблишмента. Основный смысл этого всего ухудшения отношений, как мне представляется, главным образом в том, чтобы обратить внимание налогоплательщиков, что деньги надо тратить не только на здравоохранение, но и на оборону с этой злобной Россией, которая хочет на всех напасть.

При этом люди прекрасно понимают, что ни на кого Россия не хочет нападать. Обсуждать всерьез перспективы российской агрессии там никто не будет. Еще раз говорю: там речь идет о каких-то жестах доброй воли. Они в системе этих отношений какого-то существенного влияния не окажут, к сожалению.

— В каком случае Россия может согласиться на обмен информацией о войсках?

— Этот вопрос стоит адресовать либо МИДу, либо Минобороны. Если речь будет идти о снятии санкций… Это вопрос абстрактный, опять же: что вы даете взамен? Улучшение отношений? Это, опять же, вещь абстрактная. Если бы они предложили обмениваться информацией, а взамен что-то, то тогда еще можно было как-то… Но как вы можете измерить улучшение отношений? Это балльная шкала, это проценты, «тепло-холодно» — что?

Об абстрактных вещах все равно речь идет, об общем контексте, состоянии российско-натовских отношений, которые зависят много от чего. И в этой системе отношений вопрос об информировании друг друга о перемещении войск — он, конечно, не самый последний, но и далеко не самый первый, — заключил Сергей Денисенцев в беседе с корреспондентом Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания