Новости дня

17 ноября, пятница























16 ноября, четверг






















Последний день Левона

«Собеседник» №41-2017

Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

18 октября в 8:15 утра в мордовской колонии общего режима ИК №12 умер председатель совета директоров ИД «Собеседник» Левон Айрапетян.

Зэки звали на помощь – тюремщикам было все равно

Откровенно плохо Айрапетяну стало вечером в понедельник, 16 октября. Ему удалось связаться с редакцией: давление 84/44, не мог ни встать, ни сесть...

Такого слабого голоса у нашего председателя совета директоров мы не слышали никогда. Помощь, рассказал Левон Гургенович, была оказана стандартная. Пришла доктор, дала таблетку. Ни о какой больнице речи не зашло.

Его защитник Халим Мещеров позже рассказал, что вечером во вторник, 17 октября, Левон ему позвонил. Адвокат, кстати, тоже отметил, что такого слабого голоса он никогда у своего подзащитного не слышал. Левон рассказал ему, что он на каталке, но не в больнице.

После смерти Айрапетяна нам позвонил один из заключенных, который также находится в этой колонии (имя и фамилия есть в редакции). Он рассказал, что всю ночь с 17 на 18 октября заключенные слышали, как Айрапетян хрипел, задыхался. Видеть это и оставаться равнодушным было невозможно, и зэки, по его словам, стучали, чтобы привлечь внимание охраны. Но это ни к чему не привело. Позвонивший нам, к слову, отметил, что это странная ситуация – обычно заключенных без проблем отправляют в больницу.

В колонии Левона любили. Он ко всем относился с искренним интересом. Про своих соседей по камере (сначала он находился в 4-местной, в последнее время его перевели в 10-местную) рассказывал только очень доброе: этот пишет стихи, у этого до заключения была насыщенная жизнь, этот добр, а этот обожает свою дочку...

Он и за решеткой оставался солнечным человеком, к которому тянулись люди. Теперь его не стало.

Закон разрешал УДО, а райсуд нет

Между тем еще в середине августа «Собеседник» писал о том, что состояние бизнесмена требует срочной госпитализации. Но нас не услышали.

Так, Зубово-Полянский районный суд несколько раз отклонял ходатайство об освобождении Айрапетяна по состоянию здоровья. Этот райсуд не смутило даже то обстоятельство, что его решение отменил Верховный суд Мордовии и назначил новое рассмотрение. Но – увы – новое рассмотрение проходило в том же Зубово-Полянском суде, который снова и снова подтверждал свое нежелание отпускать больного пожилого человека. Что это было? Игра судей в пинг-понг? И все для того, чтобы создать видимость соблюдения процедуры, добросовестности Фемиды?

На 18 октября в Саранске, в Верховном суде Мордовии было как раз назначено новое обжалование столь странного решения зубово-полянских судей.

– Я пришел на заседание, – рассказывает адвокат Мещеров, – а судья мне сказал: ваш подзащитный скончался... Для меня это был удар. Я ведь четырежды подавал ходатайство направить его в лечебное учреждение ЛПУ ИК-21. И все время получал отказ. По причине того, что «лечение осужденного Айрапетяна Л. Г. организовано в соответствии с положениями законодательства в сфере охраны здоровья».

Для неискушенного читателя поясним: в ЛПУ ИК-21 есть больница и условия для стационарного лечения. В ИК-12 – только доктор. Едва ли этого достаточно для инвалида 2-й группы, человека, перенесшего два инсульта, страдающего гипертензивной болезнью III степени, сахарным диабетом, имеющего онкологическое заболевание и еще букет сопутствующих проблем со здоровьем...

Именно по этим показаниям закон и разрешает отпускать осужденного человека. Но в Мордовии у Айрапетяна не увидели никаких проблем со здоровьем.

Причина смерти

– Это был откровенно больной человек, – рассказывает адвокат. – Не мог ни сидеть, ни стоять, ни спать. В его болезни не было никаких сомнений. Тем более что она подтверждалась множеством справок, обследований, заключением профессоров.

Но ответ на все ходатайства адвоката всегда был один: нет. Даже специально провели обследование, но медики предсказуемо не нашли оснований изменить свое мнение.

– Левон Гургенович рассказывал: его хоть и возили в больницу, но никаких реальных обследований не делали, только ноги почему-то посмотрели, – рассказывает адвокат.

По словам брата – Владимира Айрапетяна, вскрытие показало, что умер Левон от сердечной недостаточности и по причине оторвавшегося тромба. Игорь Костин, врач 31-й столичной больницы, где неоднократно лечился Левон Гургенович, высказал брату Левона по этому поводу удивление: среди букета заболеваний Айрапетяна проблем с тромбами не наблюдалось.

Так или иначе, вопросы вызывает упорное нежелание властей колонии отправить Айрапетяна в больницу.

– ИК-12 находится близ поселка Молочница, – рассказывает Мещеров, – ее нередко так и называют. Среди мордовских колоний она пользуется не лучшей славой: там часто проходят проверки, меняется руководство... Но даже там я никогда не сталкивался с тем, чтобы было невозможно кого-то отправить на лечение.

Айрапетяна похоронили в минувшую субботу. На армянском участке Ваганьковского кладбища. Того самого, для обустройства которого он так много сделал при жизни...

  • «Запомним его любящим жизнь и свободу». Левона Айрапетяна вспоминают Марк Захаров и Александр Ширвиндт, Стас Намин, Татьяна Веденеева, Владимир Шахиджанян и главный редактор «Собеседника» Юрий Пилипенко

* * *

 

Материал вышел в издании «Собеседник» №41-2017 под заголовком «Последний день Левона».

 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания