Новости дня

24 сентября, четверг
































23 сентября, среда












sobesednik logo

Предсмертное интервью вдовы Святослава Федорова: Счастлива, что жила с гением

12:48, 13 августа 2020

Предсмертное интервью вдовы Святослава Федорова: Счастлива, что жила с гением
Фото в статье: Global Look Press, личный архив Ирэн Федоровой, автора
Фото в статье: Global Look Press, личный архив Ирэн Федоровой, автора

13 августа – 9 дней, как скончалась Ирэн Федорова, вдова известного офтальмолога. Незадолго до смерти с ней говорил Sobesednik.ru.

Ирэн Ефимовна пережила мужа на 20 лет. Она умерла 5 августа, ее похоронили 8-го. Дата мистическим образом совпала с днем рождения ее мужа, уход которого она так трагически переживала и память о котором берегла.

В ближайшем номере спецвыпуска газеты «Собеседник» – «Собеседник+Люди, на которых держится мир» №8, мы расскажем о поразительной любви этой удивительной пары. С Ирэн Ефимовной я разговаривала 14 июня. Теперь получается, что это было последнее ее интервью…

В память об этой замечательной женщине мы предлагаем вам отрывки ее последнего интервью. Многие из них не вошли в подготовленную, но еще не опубликованную статью, прочитать которую вы сможете вскоре на Sobesednik.ru.

Во время разговора Ирэн Ефимовна была бодра. Правда, рассказывала, что ей сделали операцию на ноге, и она с трудом передвигается. Ноги доставляли ей проблемы уже некоторое время. В декабре она приезжала на презентацию книги своего друга экс-мэра столицы Юрия Лужкова. А вот на его похороны, которые состоялись чуть ли не спустя неделю, приехать уже не смогла. После этого из дома, как она призналась, смогла выбраться только 2 июня – в годовщину смерти мужа, на его могилу.

Помощники рассказывали, что Ирэн Ефимовна поехала на реабилитацию, чувствовала себя достаточно хорошо, ее смерть стала неожиданностью для всех…

На могиле супруга Ирэн Ефимовна 20 лет назад выбила слова «Зачем тебя пережила любовь моя» – почти такие же, как некогда выбила на могиле своего мужа Александра Грибоедова его жена, Нина Чавчавадзе. Теперь она покоится рядом с горячо любимым человеком. Наконец они снова вместе.

«Слава не боялся смерти»

– Помню, Витя Мережко к нам приезжал, незадолго до его (Святослава Федорова. – Прим. Sobesednik.ru) гибели. Сидел с ним около того места, где похоронен теперь Слава. И Витя спрашивал мужа: «Вы вообще не боитесь смерти»? Слава отвечал: «А что ж бояться? Это такое дело, все приходят сюда для того, чтобы потом… Мы ж туристы здесь. Поэтому, раз уж мы пришли в этот мир, так мы и уйдем отсюда. Вот здесь место, вот здесь я буду похоронен».

Представляете, он прямо указал Мережко на то место, где действительно похоронен… Я, конечно, только там с ним буду лежать, по-другому даже и не представляется…

«Время не лечит»

– Мне многие говорили, когда он погиб: «Ничего, пройдет. Боль забудется, сердце немножко успокоится»… Нет, ничего подобного.

Когда Володя Меньшов сделал фильм «Зависть богов», позвонил мне и пригласил меня (фильм потрясающий, я обрыдалась), на показе была Ирина Скобцева. Мы с ней знакомы, я ее спросила: «Как вы себя чувствуете после смерти Сергея Федоровича (Бондарчука. – Прим. Sobesednik.ru)?». К тому времени прошло уже около 20 лет, кажется, как его не было. И она мне ответила: «Нет, это не пройдет никогда. Наоборот, чем старше, чем больше будет времени проходить, тем больше будет тяжесть на сердце. Потому что забыть это невозможно».

Понимаешь, у меня все время было какое-то ожидание Славы. У меня не было ощущения, что его нет. Где-то в подкорке я все время ждала его. Это такая колоссальная глыбища, это такой огромный источник энергии, что я была почему-то уверена, что он не уйдет. Все равно каким-то образом я буду с ним связана. И действительно он мне помогает.

«Славин институт чуть не прибрали к рукам»

– Они с Зурабовым, тогда министром здравоохранения России, уже приготовили все документы, чтобы приватизировать институт (сейчас – Институт микрохирургии глаза им. Святослава Федорова. – Прим. Sobesednik.ru). Институт огромный, все уже налажено, да еще 10 клиник-филиалов по России было. И, слава тебе Господи, что мне очень помог противостоять этому Евгений Максимович Примаков, они со Славой были большими друзьями…

На каком-то из дней рождений Примакова был президент Путин… Ну, я подошла к Владимиру Владимировичу (он, когда Слава погиб, прислал мне очень теплое соболезнование) и сказала: мол, так и так, хотят отобрать у нас институт. Путин мне ответил: «Не волнуйтесь, ничего не будет, я завтра позвоню Зурабову, думаю, что вопрос будет урегулирован».

Как раз в эти же дни к Путину с документами собирался идти и Селезнев Геннадий Николаевич, тогда спикер Госдумы. Он мне посоветовал: «Вы напишите Путину письмо, а я возьму его с собой. Пусть лучше будет бумага. Когда нет документа, это не останется в голове». И я написала письмо…

Болт и шайба для Примакова

– Слава и Женя Примаков были очень близкие друзья.

Слава как-то принес Примакову (кажется, когда его премьером назначили) на работу болт и гайку. И сказал: «Женя, носи это всегда с собой, так как это символ того, что цель будет достигнута только тогда, когда болт подходит к гайке».

Женя так смеялся над этим. А потом, приезжая к нам (он ездил к нам на дачу иногда, и мы к нему приезжали), говорил: «Слава, знаешь, я всегда ношу с собой твою гайку с болтом». Слава замечал на это: «Когда ты сможешь к этому болту подобрать шайбу, тогда это будет комплекс. А иначе все будет разболтано».

Жесткий ответ Ельцину: «Я уже мастер, а не подмастерье»

– Когда прошел первый тур выборов в 1996-м, и Ельцин практически не прошел, объявили второй тур. Тогда Ельцин вызывал всех, кто баллотировался, – а там и Лебедь был, там и Явлинский был, там и Федоров был, и еще кто-то… в общем, было человек 10, он всех вызывал к себе и уговаривал, чтобы они просили свой электорат голосовать за него.

Слава не знал, зачем его вызывает Ельцин. Так, рассказывал, было странно: «Я пришел в Кремль, прошел по коридорам, нигде не было ни одного человека… никакой охраны, ничего, просто прошел в кабинет президента, там дверь была открыта… Я зашел к нему, и Ельцин начал говорить: "Святослав Николаевич, вот я бы хотел вас попросить, чтобы вы во втором туре голосовали за меня. Я вам предлагаю все, что вы захотите. Хотите – министром здравоохранения. Хотите – премьер-министром. Хотите – вице-премьером"»…

Слава набычился… смотрит на него и говорит: «Борис Николаевич, я давно уже мастер, а не подмастерье». Это мне Слава рассказывал. И у Ельцина, говорит, желваки вот так заходили… Муж встал и ушел, даже не попрощавшись. И на этом все закончилось. А назавтра нам в институте на несколько дней отключили свет и воду.

Ногу потерял в 14 лет

– Они сначала были с матерью в Армении, в эвакуации, и там Слава пошел в артиллерийское училище. Они жили очень бедно, голодали. Мама у него была машинисткой. А папа – комдив в Каменец-Подольске, командовал дивизией. Кстати, когда родился Святослав Николаевич, он был на каких-то учениях и ему спустили с неба вымпел, где было написано: «Николай Федорович, у вас родился сын». Я всегда говорила, что Слава пришел с неба и ушел в небо.

Когда он потерял ногу (а ему тогда 14 лет было), все равно ходил в военкомат и просился, чтобы его взяли в училище летчиков. Его взяли, кстати.

А ногу он потерял так: ехал на вечер в Ростове-на-Дону. Но тогда трамваи ходили без дверей, люди бегали за этим трамваем, если нужно было зацепиться за него, на подножках. И он как-то оступился, и нога попала… в общем, пятку он потерял. И ему отняли две трети ноги.

– При этом он сам управлял вертолетом?

– Да. Это было потом уже, много времени прошло. Он купил для института этот вертолет, такая санавиация. Он на нем летал в Чебоксары, он летал в ближние города… Максимов был такой, полковник, он обучал его полетам. Славочка серьезно очень относился к этому. Я, кстати, ужасно боялась…

– Боялись, потому что чувствовали, что небо отнимет его у вас? Или потому, что когда вертолет ведет человек без ноги – это страшно?

– Нет, я боялась, что мы вместе оттуда свалимся. Но Слава смеялся надо мной. Он говорил: «Такого быть не может». И вообще, он говорил, что вертолет – это самый надежный вид транспорта. «Ты понимаешь, – говорил, – это такая маленькая машина, я могу присесть на нем в любом месте, хоть в поле, хоть на дороге, хоть в лесу». Так он как-то относился к этому…

Когда ему дали лицензию, что он может сам водить вертолет, первое, что он сделал, – полетел на вертолете в деревню к Мариванне, у которой были коровы. Мы брали у нее молоко. И он полетел за молоком к ней. Вертолет сел возле их дома, на поле, страшно испугав ее семью. А Слава взял у них эту банку с молоком и прилетел ко мне на дачу. Приходит такой гордый, такой счастливый…

«Пережила землетрясение в Ташкенте»

– Я уехала с детьми в Минск, у бабушки там жила сестра, тетя Вера, она была директором школы в Минске… А в Ташкенте без конца были эти толчки, толчки. А в доме, где мы жили с мужем, развалился пол… Я еле успела выскочить с детьми из дома, потому что знала: нужно обязательно вставать в проем окна. Подоконники такие у нас были широкие, а вот окна были все с решетками… Одну дочку я успела сунуть в руки мужу (первый муж Ирэн Ефимовны. – Прим. Sobesednik.ru.)… Дочки были совсем крохи тогда – несколько месяцев, они двойняшки… Землетрясение было в 1966-м. А 1968 год, когда наши войска в Чехословакию зашли, тоже был для меня год потрясающий: я там оказалась... Представляешь!

«Мужчина, которого я вымечтала»

– Я когда его увидела, забыла, зачем пришла, забыла, что мне от него нужно. Потом только у меня прояснилось в голове, что это тот человек, которого я ждала. Я с мужем тогда разошлась, но очень ждала своего мужчину, которого я себе вымечтала чуть ли не с детского сада. И вот он такой наконец… я не знала, кто это будет и что это будет, но когда его увидела, я поняла, что это он, мой мужчина. И это было действительно с первого взгляда просто. Стрела в сердце.

Он мне говорит: «Присаживайтесь». Я подошла, села на стул, колени тряслись, думала, что не дойду. Сердце стучало так… я думала, оно выскочит сейчас у меня изо рта… Села. Ну, он на меня смотрит, значит, и говорит: «Что случилось, рассказывайте».

И я ему начала говорить… про тетю Веру, про то, что я врач, что прошу помочь моей тете… И он сразу так, мгновенно (как он все дела делал, он ничего не откладывал на потом) говорит: «Можете позвонить вашей тете, пусть приезжает. Где-то после 10 апреля (на дворе был март, а пациенты к Федорову записывались за полгода. – Прим. Sobesednik.ru) пусть приезжает. Он мне дал визитную карточку свою. И написал на ней свой прямой номер телефона. Вот когда, говорит, она приедет, позвоните, и я вам тогда скажу, когда приходить.

Как я шла, ты не представляешь! Я на крыльях неслась! Я была как безумная от счастья. Вспоминала каждую деталь – как прошел, как сел, как повернулся… Все то время, пока не приехала моя тетя Вера, я просыпалась и засыпала с его именем, с его образом – вот такое у меня было счастье. Я все время только о нем думала.

«Он был бриллиант, а я – его оправа»

– Я очень счастлива и очень горда тем, что у меня был такой замечательный муж. Причем когда меня журналисты уже после гибели Славочки стали спрашивать, ощущала ли я, что жила с гением, я отвечала: «Нет. Что живу с гением, я ощущала. Но когда его не стало, я поняла... не просто поняла, я сама себе сказала: «Это был гений». Благодарю Господа Бога, что подарил мне этого гения. Что я испытала чувство любви. Есть очень много женщин, которые вообще не знают, что это такое – любовь. Но вообще надо иметь талант, чтобы так любить.

Я про себя говорила так: он мой бриллиант, а я его оправа… И это действительно так. Он добился очень многого, когда мы с ним жили, вот в наше время. Он был совершенно свободен. Он мог позволить себе ездить куда угодно, делать что угодно, решать что угодно. Я всегда была рядом. Всегда была рядом и всегда он был для меня… Когда я озадачивалась чем-то дома – ой, это не получается… ну, ничего, Славе скажу, он все решит сам. И это правда.

Потому что это был настоящий мужчина – красивый, сильный, гордый. И гениальный, конечно.

3 миллиона операций до свадьбы с Ирэн

– Он прооперировал до того еще, когда мы с ним стали жить, 3 миллиона человек. Сам. Представляешь, какой у него был наплыв!

Это были Чебоксары, потом Архангельск, потом была Москва. А потом уже он стал оперировать два раза в неделю, а потом один раз в неделю – по средам он оперировал всегда. Всегда. До самого конца. И никогда у него не тряслись руки. Никогда.

Мы когда-то ездили вместе в Венесуэлу с ним, и там ребята были тоже офтальмологи, которые к нам приезжали учиться. Конечно, они дали ему пациентов, чтобы он там прооперировал. Он в Венесуэле сделал 18 операций, причем столы были не такие, как у нас – там не было подставок для рук, чтобы руки опирались на что-то. То есть руки у него были на весу. А я ему ассистировала.

И вот у него палец не дрогнул, когда он оперировал! 18 человек! У него палец не дрогнул ни разу, когда он держал эти крошечные инструменты. А это же ведь все крохотулечка.

Что Федоров писал в июне, в месяц своей смерти

– «Посмотрите, люди, как прекрасна жизнь, природа, земля, можно жить и сто, и тысячи лет, и каждый день не переставать удивляться восходу и закату солнца, пению птиц, краскам лесного озера, вкусному обеду, хорошему, умному слову… Нет, самое замечательное, что у нас есть, это жизнь. Жаль, что она быстротечна. Обидно, что наука и медицина пока не в силах тут ничего изменить. Ведь за это и надо бороться врачам всеми силами ума, таланта и души».

Правила успеха Святослава Федорова

– Да, вот еще вам хотела прочитать правила успеха Святослава Федорова.

1. Старайтесь во всех удачах благодарить обстоятельства, а во всех неудачах винить только себя.

2. Помните, нет безвыходных положений, кроме смерти. Никогда не опускайте руки. Пока мы живы, мы способны улучшить свою жизнь.

3. Когда вам плохо, найдите того, кому еще хуже, и помогите ему, вам станет значительно лучше.

4. Относитесь к другим людям так, как хотелось бы, чтобы другие люди относились к вам.

5. Не обстоятельства должны управлять человеком, а человек должен управлять обстоятельствами.

6. Верьте в его величество случай и знайте – случай приходит только к тем, кто все делает для того, чтобы этот случай пришел. Знайте, если, прожив день, вы не сделали ни одного доброго дела, или за день не узнали ничего нового, день прожит напрасно.

7. Самое ценное в нашей жизни – здоровье. О нем нужно заботиться. Спать необходимо столько, сколько требует организм. (Кстати, спал он пять часов – почти как Наполеон). Больше двигаться, рационально питаться, объявить войну курению.

8. Помните, жизнь любит удачливых, о прошедшем жалеть бесполезно.

9. Анализируйте каждый прожитый день. Учитесь. Лучше всего на собственных ошибках.

10. Лучшее лекарство от грусти, от стресса, от неудач – оптимизм.

11.  Никогда не начинайте новую жизнь. Начинать новую жизнь – это самообман. Улучшайте свою старую жизнь, но делайте это постепенно.

12. Помните, что злиться на других бесполезное дело. Злость лишь испортит ваш характер и помешает вашим делам. Что было – то было. Забудьте.

13. Запомните, ваша установка должна быть такой: без меня мир неполон. (И это правда).

14. Не забывайте о правиле. 30 сентября – день имени Веры, Надежды, Любви. Каждый из нас должен знать, во что он верит, на что надеется и кого любит.

Вот это его правила.

– Он сам это сформулировал?

– Это его личное, да, это у него в книге написано было. Я тебе говорю, с гением прожила. И только потом я поняла, что с гением…

Теги: #Знаменитости

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^