Новости дня

24 февраля, среда



























23 февраля, вторник














22 февраля, понедельник



sobesednik logo

"За каждой заявкой скрывается история чьей-то жизни". Записки COVID-волонтера

07:04, 29 апреля 2020

"За каждой заявкой скрывается история чьей-то жизни". Записки COVID-волонтера
Фото в статье: Дмитрий Соколов
Фото в статье: Дмитрий Соколов

Вакансию «продуктового спасателя» – того, кто помогает пожилым с доставкой еды из магазина – сегодня ввели все крупные волонтерские организации. Корреспондент «Собеседника» устроился сразу в несколько таких и узнал, как они работают.

«Нам необходимы люди!»

«Моральная поддержка, душевность, доброта, уважение» – необходимые качества социального помощника описаны на одном из правительственных сайтов. Но это было в прошлой жизни. У волонтеров периода пандемии совсем другой кодекс. Покупки нам нужно поставить на пол у порога, а еще лучше подвесить на ручку двери и отойти на несколько шагов. Принять деньги вытянутой рукой, сложить их в отдельный пакетик и как можно быстрее покинуть подъезд. Какая уж тут душевность!

Мои первые клиенты – возрастная семья. Родителям за 80, дочери – за 50, но есть хроническое заболевание. Все трое – в зоне риска и не имеют права находиться на улице. Но если бы и имели, спускаться в магазин все члены семьи боятся из-за вируса.

Продукты в двух набитых пакетах даже не проверяют. Дочь выносит деньги и берется за ручку двери – мол, вам пора. В максимальном отстранении сегодня и проявляется забота друг о друге.

Такие семьи – самая популярная категория у тех, кто звонит на номер горячей линии с просьбой о помощи. В первых числах апреля позвонил и я – за комментарием о ситуации. Но интонация на том конце провода заставила меня самого стать волонтером.

– Нам необходимы люди! Заявок уже в четыре раза больше, чем волонтеров! – с истерическими нотками объяснял сотрудник колл-центра. Как тут усидишь на месте?

Только до 2 апреля, спустя три дня после первого обращения Сергея Собянина, в московский колл-центр позвонили более 500 тысяч человек – 5% от городского населения.

Народный фронт отправил в тыл

Проект: «МыВместе».

Задачи: помощь в покупке продуктов и лекарств, решении бытовых проблем и в организации работы региональных штабов.

Организатор: Общероссийский народный фронт.

Численность: 80 тысяч.

Проект «МыВместе» родился в начале апреля под эгидой Общероссийского народного фронта и движения «Волонтеры-медики». В интернете много фотоотчетов организации, но попасть туда непросто. Причем непонятно, почему.

Правила допуска не кажутся трудными. У волонтера не должно быть вылетов за границу в последние две недели, хронических заболеваний или признаков ОРВИ. Плюс к этому нужно пройти полуторачасовой видеокурс и, получив два сертификата, явиться с ними на очный инструктаж. Однако, все выполнив, приглашения на него я так и не дождался.

Чтобы добиться обратной связи, пришлось отправить 4 письма и позвонить по нескольким телефонам – безрезультатно: «Ждите, с вами свяжутся».

90% комментариев на сайте «МыВместе» делятся одной и той же историей:

«Подала заявку неделю назад. Обратной связи нет».

«Позвонили. Сказали, что нужно пройти обучение. Прошла. Молчание».

«Заявка одобрена уже несколько недель. Никто не связался».

«Прислали ссылку, но ссылка не открывается».

И так далее.

Наш креативный редактор Дмитрий Быков и другие небезызвестные люди также не дождались ответа.

Недавно от источника в благотворительном сообществе стало известно, что в начале апреля у Народного фронта слетела база с заявками. Сложностей добавило и то, что проект пришлось менять на ходу. Изначально ОНФ набирал молодежь для акции «Добровольцы Конституции» на день всеобщего голосования. Позже всем, кто там зарегистрировался, пришло письмо с просьбой переключиться на помощь пожилым людям из-за коронавируса.

Несколько дней спустя мне перезвонили и сообщили, что я отправлен в резервный список. Оказывается, нужно было уже состоять в волонтерской организации. Тех, кому был нужен инструктаж, перенесли на потом.

Мэрия Москвы тянет время

Проект: «Я дома.ру».

Организатор: социальный блок правительства Москвы.

Задачи: доставка продуктов, покупка лекарств, выгул домашних животных.

Численность: 1200.

На сайте «Я-дома.ру» логотип московского правительства. Доменное имя выводит на департамент труда и соцзащиты Москвы. Здесь тоже желателен опыт – у кандидатов спрашивают волонтерскую книжку.

Спустя 14 дней после подачи заявки со мной наконец вышли на контакт. Собеседование проводится по видеосвязи. Кроме стандартных вопросов: ФИО, район проживания и т.д., попадались и вкрадчивые, словно из тестов в женских журналах: «Как вы справляетесь со стрессом?», «Чего вы опасаетесь в жизни?», «Что самое главное в отношениях с людьми?»

Я уже приготовился к тому, что спросят, кто я по гороскопу, но спустя 15 минут собеседование закончилось.

– Очень хорошо. Ожидайте, через две недели с вами свяжутся.

Между заявкой и первым заданием прошел месяц.

Церковь работает

Проект: служба «Милосердие».

Организатор: синодальный отдел по благотворительности при РПЦ.

Задачи: любая помощь.

Численность: 500.

В период пандемии церкви досталось немало критики из-за нежелания закрывать храмы. Но набор в волонтеры здесь сработал реактивно. Оказалось достаточно просто позвонить по телефону. Через пару часов после вводного знакомства мне на почту пришло приглашение в Марфо-Мариинский монастырь для заполнения анкеты. Все стандартно: ФИО, возраст, паспортные данные (для пропуска). Из экзотики – адрес церковного прихода (необязательно). Перед входом меряют температуру градусником, обильно поливают руки санитайзером.

Через пару часов – звонок куратора по городскому округу, добавление в чат и выезд на задание.

Здесь, в отличие от других фондов, можно не только закупать еду в магазинах, но и доставлять бесплатные продуктовые наборы. Некоторым просящим так проще. Волонтерам, чего греха таить, тоже. У всех разные вкусовые предпочтения. Один раз мне пришлось искать 6 конкретных марок хлеба – пришлось перебрать весь лоток, чтобы хоть половина батонов были свежими.

Здесь встречаются и нестандартные задачи: купить водопроводный кран, сходить получить рецепт или, например, найти специалиста для экспертизы жилья.

Вирус вирусом, а жизнь-то продолжается.

Что пишут в волонтерских чатах

За каждой заявкой скрывается история чьей-то жизни. Имена и адреса мы, естественно, не публикуем.

  • Маме 97 лет, ветеран ВОВ, просит привезти для нее пеленки, соцслужба не предоставляет. Дочь выйти не может – самой за 65 и инвалид. Кто поможет?
  • 79 лет, болезнь Паркинсона, умер сын. Осталась без пенсии, просит привезти продукты.
  • Женщине 84 года, живут вместе с мамой, которой 105 лет. Просят купить продукты по списку.
  • Женщина, 81 год. Муж лежачий. Пенсия на сберкнижке, снять не могут. Продукты закончились. Сын уехал за город и не взял паспорт, теперь не может вернуться из-за введенных пропусков. Нужны продукты.
  • Мать-одиночка, двое детей, осталась без работы, не на что жить, плачет, просит помочь с продуктами.
  • Обратилась гражданка Кении, 37 лет. Говорит с акцентом, очень плохо. Не работает, и нет денег на продукты. Еще просит мыло и зубную пасту.
  • Утеряны документы. 55 лет, живет на изоляции у знакомых, работала промоутером в парикмахерской, теперь работы нет, есть нечего. Крупам и консервам будет рада.
  • Инвалид, остался без работы. 5 дней не ел. Очень нужны еда и лекарства.
  • 82 года, инвалид. Пристав высчитывает 50% с пенсии. Нужно помочь с продуктами.
  • 67 лет, мужа и детей похоронила. Соцработник приходит 1 раз в неделю. Обращалась по другому тел., чтоб волонтеры помогли, 2 недели ждет, так никто и не пришел. Нужны продукты.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №15-16-2020 под заголовком «Записки COVID-волонтера».

Тема: "Уханьский" коронавирус

Теги: #Самоизоляция

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^