Новости дня

14 декабря, суббота














13 декабря, пятница






























15 женщин и 27 детей из России застряли в курдском лагере в Сирии

01:26, 24 октября 2019
«Собеседник» №40-2019

Попасть в Сирию проще, чем вырваться оттуда // фото: Global Look Press
Попасть в Сирию проще, чем вырваться оттуда // фото: Global Look Press

В Сирии – новый виток эскалации после нападения Турции на курдскую часть страны. На прошлой неделе Турция и США договорились было о перемирии, но в пятницу снова возобновились военные действия. В эпицентре кошмара оказались выходцы из России с детьми, которые просят о помощи.

«Кто же их так обработал?!»

Земфира – светская служащая. Работает помощницей генерального директора строительной компании в Сочи. Но жизнь заставила ее подробно и досконально изучать сводки боевых действий в Сирии, противоборство исламистских группировок и расстановку сил в этой горячей точке. Дело в том, что в самом центре этого мирового пожара сейчас находятся ее невестка и трое внуков семи, пяти и полутора лет.

– Да простит меня мой сын, но я больше переживаю за невестку и внуков, чем за него, – плачет в разговоре с «Собеседником» Земфира.

О своем сыне Джамиле (имя изменено) Земфира не слышала уже два года. А не видела и того дольше – с 2014 года.

– Хорошо учился, занимался футболом, ездил на школьные олимпиады, был обычным светским парнем. Поступил в Дагестанский университет, рано женился, появились двое детей – мои внуки. Я уехала в другой регион на заработки со спокойным сердцем, – рассказывает Земфира.

Но прошло несколько месяцев, и Джамиля как будто подменили.

– Он стал более религиозный, но крайностей я за ним не замечала. Он же из офицерской семьи: мой муж – полковник ФСБ, отец – подполковник полиции. Какой радикализм, терроризм?! Мы с этой стороны никакого подвоха не ждали! А тут он мне позвонил: «Мама, я решил поехать в Москву, предложили работу». Я запретила: «Никакой Москвы». Проходит несколько дней – он на связь не выходит, телефон отключен. Я заволновалась, позвонила невестке. Она говорит: он уехал в Египет и меня с детьми зовет. Я опять в шоке: «Какой Египет, вы с ума сошли?!»

Земфира только позже узнала, что речь и не про Египет, а про Сирию. Самую опасную ее часть – захваченную «Исламским государством» (запрещено в РФ).

– Они уехали в июле 2014 года, а в декабре ИГ объявили террористической организацией и запретили в РФ. Я вот все думаю: кто же их так обработал, наобещал золотых гор, нарассказывал им этих сказок?! – убивается мать. – Знаю только, что попали они в самый настоящий ад.

Родила в тюрьме

– Виноваты? Да! Заслужили наказание? Да! Пусть ответят, если что нарушили. Но ответят здесь, а не на чужбине! – волнуется дагестанец Мухамаддин (имя изменено), чья сестра Иная с малолетними детьми тоже сейчас застряла в сирийском котле. И это наказание Мухамаддин и Земфира считают чрезмерным.

– Лучше здесь пусть ответят по закону, чем в том кошмаре, – уверен Мухамаддин.

Впрочем, в России вернувшимся из Сирии матерям в любом случае будет отсрочка наказания до достижения совершеннолетия младшим из детей.

История Инаи – как под копирку с историей невестки Земфиры: недоучившийся биолог уехала с мужем и детьми на поиски лучшей жизни в Сирию. И капкан захлопнулся.

– Между Турцией и Сирией практически никакой границы. Заезжай кто хочешь. А вот обратно уже никак, – говорит Земфира.

По словам женщины, ее дети, как она называет сына и невестку, сразу раскаялись в своем выборе и стали искать способ вернуться домой. Фактически же известно о попытке их побега стало в 2017 году. Беглецы нашли проводника через границу, заплатили ему по 1–2 тысячи долларов за каждого взрослого, но тот вместо свободы привел их прямиком к курдам-исламистам.

– Девчонок прямо с детьми поместили в тюрьму, моя невестка провела в ней 1,5 года. Попала в заключение уже на последнем сроке беременности, третьего ребенка – девочку – родила уже там, в каком-то подобии тюремной медсанчасти, с надзирательницами вместо акушерок. Связь с ней была очень прерывистая. Когда кто-то выходил на свободу, она писала на клочке бумаги записку родным, бывшие сокамерницы фотографировали послание и пересылали нам через WhatsApp. Так раз в несколько месяцев мы получали хоть какие-то сведения, – вспоминает Земфира.

Лагерь для предателей

После тюрьмы женщин-заключенных отправляли в курдский лагерь. В Сирии их несколько – Айн-Исcа, Аль-Холь, Эль-Хасака. Все они забиты «предательницами» – теми, кто захотел покинуть ИГ (запрещенная в РФ организация).

– Жили они в палатках. Днем жарко, вечером прохладно. Света не было. Телефоны как-то приспособились заряжать от солнечных батареек. За водой ходили к источнику с тарой, – рассказывает Земфира. – А когда стали наступать турки, они обрадовались, как шансу на освобождение.

Но все оказалось не так просто. 

– Курды, понимая, что их ждет с приходом турецкой армии, переоделись в гражданское и стали срочно распускать заключенных, – продолжает Мухамаддин, чья сестра находилась в том же лагере. – Открыли ворота. Но россиянки с детьми решили остаться ждать турок, надеясь, что они помогут им выбраться. Тогда им пригрозили расстрелять на месте, если они не уйдут. А потом просто облили их палатки горючим и подожгли. Девчонки успели выбежать и вытащить детей. После этого они стали самостоятельно на свой страх и риск двигаться к турецкой границе. Хотя сейчас там такая неразбериха – много сил и группировок, воюющих друг с другом. Наших там сейчас 15 женщин и 27 детей, в других лагерях, как говорят, может быть еще 200 человек. Весь день они в таком составе шли пешком, без еды и питья, но до города не добрались – пришлось ночевать в пустыне. Женщины нам рассказывали, что объединились в общий круг, в центр положили детей, чтобы согревать их своими телами – ночью в пустыне сейчас довольно прохладно.

«Не так воспитали»

Только на следующий день этот разношерстный отряд добрался до городов, которые ранее заняли турки – Джешхуры и Тель-Абьяд.

– Что дальше будет, мы не знаем. Турки ничего не говорят. Вчера они вернулись из боя, потеряли несколько своих бойцов и, как рассказывают россиянки, были расстроенные, отмахнулись от наших девчонок – и все, – говорит Земфира.

Официальная позиция по поводу заблудившихся в воюющей Сирии россиянок с детьми их родным неясна.

– Там же полнейший интернационал, кого туда только не занесло! На сегодня Казахстан своих вывез, Узбекистан – тоже, киргизы своих забрали, только наши болтаются без определенности. Мы обращались в МИД, к омбудсмену Татьяне Москальковой, уполномоченному по правам ребенка  Анне Кузнецовой, главе Совета при президенте РФ по правам человека Михаилу Федотову – все очень и очень сложно. Какая-то помощь есть только со стороны Чечни, – вздыхает Земфира.

До спасения – совсем близко. Но, видимо, никто не готов взять на себя ответственность.

– Говорят: «Они террористы». Мне в одном из дагестанских высоких кабинетов один из чиновников сказал: «Не в той идеологии вы воспитали детей». Да разве я похожа на сторонника ТОЙ идеологии?! – снова рыдает в трубку Земфира. – Знала бы, цепью приковала, чтобы никуда не уехали...

Обращение

Чеченские правозащитники обратились к послу Турции в РФ Мехмету Самсару за содействием. В тексте говорится:

«Просим Вас помочь нам спасти жизнь граждан России, которые в настоящее время находятся в опасном положении, к тому же на грани выживания. Их всего 15 женщин и 27 детей. Они вынуждены были бежать из лагеря Айн-Исса, ночевали в чистом поле. В данное время эта группа находится на одной из военных баз, в местечке Тель-Абьяд, вместе с военными. Военные надолго уезжают и возвращаются поздно. Женщины и дети находятся в тяжелых условиях. Нет еды, лекарств, средств гигиены. Просим вас войти в положение этих несчастных и помочь им перебраться в Турцию. Из Турции мы смогли бы забрать их без проблем».

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №40-2019 под заголовком «Ехали в рай, попали в ад».

Тема: Сирия

Теги: #Исламизм #Турция #Чечня

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^