Новости дня

20 мая, понедельник













19 мая, воскресенье













18 мая, суббота








17 мая, пятница











Резня на Кубани. Пластический хирург с поддельным дипломом семь лет калечит людей

13:04, 16 мая 2019
«Собеседник» №17-2019

Верди часто демонстрировала свои дипломы
Верди часто демонстрировала свои дипломы

В Краснодаре «пластический хирург» Алёна Верди изуродовала десятки пациенток.

Недавно на «доктора Франкенштейна», как ее окрестили пострадавшие, завели уголовное дело, но жертвы сомневаются, что Верди ответит по всей строгости закона. 

«Она положила меня на кушетку на кухне»

Анастасия Исмаилова из Краснодара по уголовному делу за оказание услуг ненадлежащего качества пока проходит единственной пострадавшей, хотя счет жертв «пластического хирурга» идет на десятки. Девушки выкладывают в интернете веские доказательства – фотографии изуродованных частей тела. У всех история знакомства с «доктором Франкенштейном» начиналась одинаково. 

Анастасии «хирург» изуродовала живот

– У меня живот рос от груди, нужна была операция по сшиванию мышц, – рассказывает 33-летняя Анастасия. – Я долго искала пластического хирурга, увидела в Краснодаре баннер, на котором было фото Верди и надпись «Лучший пластический хирург ЮФО». Я забивала в поисковиках ее имя – выходили только положительные отзывы. 

Первичная консультация у Верди в клинике «ЭстетикМед» еще больше убедила женщину – перед ней профи. «Врач» использовала медицинские термины, показывала фото других пациенток до и после операции. В октябре 2017 года Анастасия сделала у Верди в «ЭстетикМед» операцию, почувствовала себя очень плохо, но на следующий день ее выписали домой. 

– У меня поднялась температура под сорок, живот превратился в огромный шар, – рассказывает Анастасия. – Муж обкалывал меня антибиотиками. 

Анастасия позвонила врачу, и та приняла ее дома под предлогом, что у нее выходной. Верди успокоила женщину: жидкость в животе и температура – это нормально, надо просто подождать полгода-год. И поставила дренажи – трубки, через которые из живота выходила жидкость. 

– Она положила меня на кушетку на кухне, не знаю, сколько тогда из меня литров вылилось. И еще прикрикнула: «Лежи спокойно, а то всю кухню мне загваздаешь», – рассказывает женщина. 

Полгода Анастасия ждала результата и ходила на прием к Верди домой. У нее начался некроз тканей, кожа живота превратилась в черный панцирь. 

– Она срезала эти куски скальпелем и сшила мой живот, – вспоминает Анастасия. – Пока шила, иголки ломались. 

«Доктор Франкенштейн» убедила Настю: ходить в клинику не надо, она ее лечащий врач, а там ей не помогут. В марте Верди попрощалась с женщиной, сообщив, что улетает в Кувейт. Та к тому времени изучила дневники других девушек, которые тоже делали пластику живота, и все поняла. 

– Мое тело стало уродом, – говорит она. – У меня до сих пор нет чувствительности на животе. В брюшной стенке образовалось уплотнение. Живот как натянутый барабан. 

Настя нашла пластического хирурга, который берется за «переделку» – это всегда риск. Для этого кожу будут растягивать и срезать на другом участке тела. За эти два года ее семейная жизнь дала крен. 

Не закрыть глаза 

У 59-летней Ирины Осиповой из Геленджика история из разряда «без меня меня женили», в смысле оперировали. С ее слов, вечером накануне операции по подтяжке кожи лица и век, когда уже были подписаны документы и заплачены деньги, она передумала. 

– Вечером мне не спалось и я ходила по клинике, – говорит она. – Сначала при мне одну девочку с окровавленным носом санитары отнесли на носилках и отвезли на скорой помощи в неизвестном направлении. Потом вторую с кровотечением. Я подошла на ресепшен к секретарю и сказала, что не буду делать операцию. 

Секретарь предложила подождать до утра, чтобы решить финансовый вопрос. Но утром женщине, как она утверждает, без ее согласия вкололи укол. Прямо через одежду. 

– Я в тот момент собирала вещи. У меня задвоилось в глазах, я начала хохотать, – рассказывает она. – Говорю: «Не надо» – и слышу голос Верди: «Давайте второй». В сознание я пришла в палате на следующее утро и чувствовала себя изнасилованной. 

Так ли это было на самом деле, доказать невозможно, но следы «мастерства» Верди налицо. Спустя уже почти три года после операции и лечения у разных врачей у Осиповой не закрывается и слезится глаз, потому что было срезано слишком много кожи с века, болит ухо – после операции изменился наклон слухового прохода. На эстетические издержки Ирина Петровна уже не обращает внимания. 

– Из дома почти не выхожу, – рассказывает она. – В первое время соседи думали, что у меня онкология: все лицо было в провалах. Она срезала с него весь жир. Пришлось закачивать филлеры. 

Ни она сама, ни опытные хирурги не могут понять, что и зачем с ее лицом делала Верди. Так что на фоне Ирины Марине (имя изменено. – Авт.) повезло. 

– После ринопластики мне стало трудно дышать, – рассказывает она. – Алёна сказала, что это отек и пройдет. Спустя три месяца я пошла к лору в поликлинику, та взглянула и вытащила из носа 15-сантиметровый бинт. У меня все не так ужасно, как у других, но повторную операцию делать, конечно, все равно придется. 

В полтора раза дешевле рынка 

Марина раскрывает секрет суперпопулярности Верди. Это не только множество дипломов, с которыми она обожала фотографироваться, массовая реклама на сайтах и в соцсетях, работа с отзывами, многие из которых «доктор» писала сама. Это цены. 

– За ринопластику она взяла с меня 120 тысяч рублей. Это в полтора-два раза дешевле, чем по рынку, – объясняет Марина. 

На странице Верди в соцсети до сих пор висят акционные предложения. Анастасии Исмаиловой она уже после операции на животе впарила по «новогодней скидке» липосакцию подбородка – 25 тысяч вместо 90. С подбородком получилось не очень, но лучше, чем с животом. 

Многочисленные дипломы и сертификаты Верди – это отдельная история. Главврач клиники «ЭстетикМед» Иван Миненко утверждает: при поступлении на работу Верди предъявила все необходимые документы. 

– Верди несколько раз попадала в поле зрения правоохранительных органов. Почему они не проверили ее документы? Почему ничем не закончилась прокурорская проверка по заявлению пациентки еще в 2016 году? – говорит он.

У работодателей и правда нет обязанности проверять документы на предмет их подлинности. По словам Миненко, о лжи Верди руководство узнало, только когда после операции умерла ее пациентка. Мужу женщины выплатили щедрую компенсацию, а районный суд присудил Верди за смерть штраф – 150 тысяч рублей. Девушки-жертвы вспоминают, что в то время Алёна просила дать ей в долг два миллиона рублей. 

– Она говорила, что на нее наезжают, она не виновата, но ей надо откупиться, – говорит Анастасия. 

С титулом «Лучший пластический хирург ЮФО» еще проще, чем с «бумажками». Это номинация Международной премии в области красоты и здоровья «Грация», которую женщина действительно получила. Как? На основании отзывов с порталов, которые сама и сочиняла. За красивым названием премии кроется светское мероприятие, его организаторы не имеют отношения к медицине. 

Кто такая Алёна Верди и чем она занималась до того, как стала «доктором», до сих пор неизвестно. У девушек есть сведения, что ее настоящее имя Антонина Горбунова. Жила в Подмосковье, брала кредиты и не отдавала и, судя по внешности, была любительницей пластики. Оперировала не только в нескольких клиниках Краснодара, но и в Москве. 

– Несмотря на заявление Следственного комитета, что все пострадавшие от Верди могут к ним обращаться, мне удалось отдать свое заявление только с пятого раза, – возмущается Оксана Данилова. 

Жертвы «доктора Франкенштейна» вообще боятся, что дело не захотят раздувать, даже несмотря на огласку: ведь тогда полетит не только голова Верди. Многие жертвы не называют своих имен, потому что боятся осуждения: сами виноваты, не проверили дипломы «врача». Могли ли они это сделать, мы спросили Александра Саверского, президента Лиги защитников пациентов. 

– Лицензия выдается клиникам и частнопрактикующим врачам, и проверить ее можно. Проверить подлинность диплома врача – нет. И главврач, и отдел кадров в данном случае тоже не виноваты. Еще в 2007 году Росздравнадзором был создан реестр врачей, но процент дипломов с одинаковыми номерами там просто зашкаливал. Вероятно, поэтому реестр не задействован в системе. Государство должно обеспечивать контроль этой сферы, но оно устранилось. У нас вообще много дикого в медицине.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №17-2019 под заголовком «Резня на Кубани».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также