Новости дня

27 мая, воскресенье




26 мая, суббота















25 мая, пятница


























Базовый доход: не сработало в Финляндии, сработает ли в России?


Социальные выплаты // Фото: Global Look Press
Социальные выплаты // Фото: Global Look Press

Почему базовый доход не сработал в Финляндии и как снова сделать Россию социальным государством, выяснял Sobesednik.ru.

25 апреля стало известно, что власти Финляндии приняли решение прервать эксперимент по внедрению в стране системы выплаты безусловного дохода. В рамках запущенного в январе 2017 года эксперимента две тысячи безработных, выбранных случайным образом из 175 тысяч человек, ежемесячно получали на счет по 560 евро, не облагаемых налогами. Инициатива была призвана проверить, насколько жизнеспособна такая модель социального обеспечения и может ли она заменить стандартную систему пособий. Однако уже через год с начала эксперимента правительство Финляндии отказалось выделять средства на его продолжение, заявив, что рассматривает теперь «другие модели социального обеспечения».

В разговоре с Sobesednik.ru политолог, магистр политических наук НИУ ВШЭ Алексей Симоянов объяснил, что причиной отказа финских властей от эксперимента с внедрением базового безвозмездного дохода стало отсутствие прогресса в борьбе с безработицей, на который рассчитывали эксперты:

— Одной из причин ввода базового догода в стране с рыночной экономикой было убеждение в том, что базовый доход является одним из инструментов снижения безработицы, — объясняет эксперт. — Идея была в том, что людям выплачивают небольшие деньги и они могут устроиться на любую работу, которая даже не соответствует их опыту, уровню образования, финансовым запросам и другим жизненным стандартам. То есть это должно стимулировать людей к скорейшему трудоустройству.

Однако, как показал опыт Финляндии, люди, получающие этот базовый доход — очень скромную сумму денег — не склонны соглашаться на любую работу. То есть они продолжают требовать от государства обеспечения работой, соответствующей их профилю, образованию и другим критериям. Поэтому неисполнение этого момента, неспособность базового дохода повлиять на трудоустройство, занятость и безработицу стала ключевым моментом в отказе от данной политики, — объясняет Симоянов.

По словам эксперта, люди, привыкшие к стандартной модели социального обеспечения, ждут от государства не только денежной помощи, но и содействия в поиске достойной работы, однако, столкнувшись с новой концепцией, оказываются в проигрыше:

— Есть старая классическая схема социального государства, которая предполагает, что государство берет на себя обязательства, во-первых, по обеспечению нетрудоспособных, во-вторых, по обеспечению и дальнейшему трудоустройству безработных и, в-третьих, в содействии росту экономического благосостояния тех, у кого уже есть работа. Соответственно, люди уже ориентированы на то, что государство должно найти им работу, на которой они могли бы получать достойную заработную плату. Идея базового дохода, которая реализуется сейчас, в том, что государство сбрасывает с себя эти обязательства, как бы говоря, что поиск работы — это ваша проблема, но мы вам будем платить небольшую сумму денег, чтобы вы могли выжить, а дальше вы уже должны сами устроиться на любую работу, которая будет вам предложена. То есть люди, как ни странно, проигрывают в данной схеме.

То, что случилось сейчас в Финляндии — «некое столкновение концепции с реальностью», считает политолог:

— Казалось бы, после выплаты такой небольшой суммы денег люди должны были стараться поскорее устроиться на работу. Однако они поняли, что эта система в том виде, в котором она реализуется, им не выгодна.

Рассуждая о возможности введения модели базового дохода в России, Алексей Симоянов подчеркнул, что реализация этой концепции возможна лишь в идеальных условиях слаженной работы всех социальных институтов, чего в России не предвидится еще долгое время:

— Я скептически отношусь к идее базового дохода. Она хороша в качестве концепции, но она работает только в соотношении с другими институтами социального государства: трудоустройство, занятость, социальная помощь. В системе рушащихся социальных институтов заставить один отдельный институт работать — это крайне сложно. Я не представляю, как это возможно. Как некая глобальная концепция она хороша, но она может работать лишь в определенных условиях.

При этом политолог объяснил, что существующие в нашей стране социальные механизмы нуждаются в полном реформировании:

— Они крайне неэффективны. Эта система подвергается большому демонтажу, потому что сейчас мы имеем крайне низкие пособия, крайне низкое финансирование служб занятости, которые неспособны релально помочь людям в поиске достойного рабочего места. Во многих регионах большой уровень скрытой безработицы.

Эксперт обозначил основные направления реформ социальной системы в России:

— Первое — это, конечно, необходимо увеличить прожиточный минимум, потому что сегодняшняя его величина абсолютно искусственная и не отражает реальной ситуации выживаемости в российских условиях. Второй важный момент — увеличение социальных выплат, детских пособий, пособий по безработице, выплат инвалидам до реального уровня прожиточного минимума (который должен быть перед этим увеличен). Третий момент — это дофинансирование всех социальных обязательств в плане лекарственного обеспечения, обеспечения средствами на реабилитацию инвалидов и другое. Четвертое — жилищная политика: ликвидация очередей при получении льготного жилья.

Фактически эти шаги должны представлять собой «своеобразный возврат к классической системе социального государства, которая была у нас в Советстком Союзе, а на Западе — в Швеции», и «восстановление пошатнувшегося института социального государства», говорит Симоянов. По словам эксперта, из существующих в настоящее время моделей государственной социальной политики на российской почве наиболее эффективной была бы как раз скандинавская — с пошаговой централизованной системой мер социальной поддержки:

— Таких моделей много: скандинавская, основанная на централизованном государственном социальном обеспечении; англо-саксонская, основанная на социальной политике, распределяемой муниципалитетами; континентальная модель с высокой ролью страховых фондов. По моему субъективному мнению, нам больше подошла бы скандинавская модель: все же мы раньше к ней склонялись, в Советском Союзе было что-то похожее. Я думаю, она наиболее эффективна в российских условиях. Это централизованная государственная система социального обеспечения, основанная на универсальных началах. Когда создается сетка социального обеспечения, если человек находится в какой-либо социальной категории — пенсионер по старости, инвалид по состоянию здоровья, человек, нуждающийся в социальной помощи по состоянию беременности, — то ему автоматически идет определенный набор мер социальной поддержки. Это и пособия, и социальные гарантии, льготы, выплаты; идет комплексная поддержка.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания