Новости дня

20 октября, пятница












































Максим Шевченко: Ильясу Никитину фактически сломали жизнь


Случай Ильяса Никитина — «мужчины в черном», заподозренного в терактах в Питере, — комментирует Максим Шевченко.

Ранее Sobesednik.ru писал о том, что через несколько часов после взрыва в метро Санкт-Петербурга СМИ распространили изображение предполагаемого террориста, взятое с камер видеонаблюдения. На снимке запечатлен бородатый мужчина в черной одежде и в головном уборе, напоминающем тюбетейку.

Правоохранители начали розыск подозреваемого, однако вскоре он сам явился в полицию и заявил о своей невиновности. Мужчина по имени Ильяс Никитин оказался дальнобойщиком родом из Башкирии (который, впрочем, имеет боевое прошлое: окончил Рязанское училище, служил в Чечне).

Вскоре мусульманин заявил, что с работы его уволили — якобы по просьбе Следственного комитета; его семью и друзей повсюду выслеживают репортеры, а сам он не смог даже улететь домой, так как все пассажиры рейса отказались сесть с ним в один самолет.

Проблемы отношения к мусульманам в России в свете последних событий Sobesednik.ru обсудил с руководителем Центра стратегических исследований религии и политики современного мира, членом Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, журналистом Максимом Шевченко. По мнению эксперта, уровень исламофобии в нашей стране в последнее время неуклонно возрастает:

— Да, конечно, он вырос и напоминает какие-то сюрреалистичные зарисовки Америки 30-х годов, — считает Шевченко. — Это неоднократно уже, понимаете? Женщины в хиджабе [летят в самолете] — какие-нибудь пьяные, свинообразные пассажиры требуют, чтобы она вышла: «Мы не хотим с ней лететь!» Уже неоднократно не пускали женщин в платках и в хиджабах в торговые центры. Да, конечно же, так оно и есть.

Ну а что такого? Так всегда делают. Когда-то громили немецкие лавки и немецкие аптеки — это было в 1914-м году. И каждый человек, который говорил с немецким акцентом, мог быть избит или подвергнут обструкции. Пусть даже твоя семья столетиями жила в России — всё равно в силу того, что ты был немцем, ты подвергался дикому подозрению и дискриминации. Всё время кого-то дискриминировали. Потом врагами оказывались целые народы: чеченцы, ингуши, карачаевцы; крымские татары до сих пор под подозрением. Потом украинцы, сейчас — мусульмане. Всё время государство кого-то объявляет врагами.

— То есть такая картина мира всегда формируется сверху?

— Это делает государство, это не общественное мнение! Потому что впервые показали фотографию [Никитина], по-моему, по РЕН ТВ. И РЕН ТВ не извинилось и не сказало: «Извините, уважаемые телезрители! То, что мы показали, это на самом деле ошибка. Мы приносим извинения этому человеку и готовы выплатить ему компенсацию». Это было бы логично в демократической, нормальной, открытой стране, правда ведь? Они же человеку жизнь испортили, по большому счету. Нет — это нормально, потому что мусульмане не люди, с ними можно как угодно здесь обращаться.

Вся эта история с платками в Белозерье и в Ставропольском крае, которую государство тоже инициировало и на высшем уровне раскручивает... Прямо у них проблем других нет, как обсуждать, ходят девочки в платочках в школу или без платочков! Всю страну в это дело втянули. В целом, конечно, это достаточно исламофобская позиция. Это общий тон, общая атмосфера — безусловно, это так и есть.

— Правительство намеренно разжигает эту ненависть к мусульманам? С какой целью?

— Я считаю, что это делается намеренно, исламофобия — это сознательная политика. Она имеет и серьезную глобальную экономическую подоплеку, поскольку есть серьезная конкуренция между разными типами капитала. Недаром раз за разом это медведевское правительство проваливает любые законы о контактах России с исламским банкингом. Исламская банковская система работает в Великобритании, во Франции, в ФРГ, в США — везде. Единственная страна, где этого нет — это Россия.

Почему?

— Это же полуколониальная страна, отсюда деньги только вывозить можно, сюда ввозить деньги никак нельзя. Поэтому это всё и имеет глубокую социально-экономическую причину, а не просто тип ментального неприятия. Исламофобия — это системное блокирование контактов России с исламским миром и, как следствие, дискриминация российских мусульман.

Можно ли как-то исправить эту ситуацию хотя бы на уровне простых граждан? Что предпринять, чтобы снизить уровень страха и агрессии?

— Предпринять можно только гражданскую солидарность и демократизм. Люди разных взглядов и разного этнического происхождения должны понимать, что, когда дискриминируют одну группу, за нее надо заступаться или, по крайней мере, не участвовать в ее травле.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания