Новости дня

16 июля, вторник









































15 июля, понедельник




В деле зарезавшего невесту жениха-самоубийцы появились неожиданные обстоятельства

22:00, 17 октября 2014
Зажигай №39 '14

Четыре месяца назад молодая пара из Красноярского края – Анна Симакова и Александр Игорев – готовились к свадьбе. Он искал для любимой «Крайслер», купил обручальные кольца и роскошное платье. Но за два дня до росписи жених искромсал ножом любимую, а потом покончил с собой. Невеста же чудом выжила, и сейчас семья покойного добивается возбуждения дела в отношении потерпевшей по статье «Доведение до самоубийства».

«Хотел купить любовь»

Аня и Саша познакомились в 2013 году. Она работала в банке, он был ее клиентом. 27-летний парень влюбился по уши в длинноногую красавицу-блондинку, но девушка была холодна.

– Саша решил во что бы то ни стало добиться ее. Он сказал: «Все твои проблемы решу», – рассказывает друг и коллега погибшего Владимир Курбанов. – У нее было много кредитов, и Аня решила воспользоваться ухажером, но держала его на расстоянии. По сути Саня стал ее спонсором, наверное, хотел купить любовь. Получал он неплохо, работал инженером-конструктором на космическом предприятии. Встречались они один-два раза в неделю, в остальное время Аня говорила, что занята. Саша и не знал тогда, что у нее был еще один мужчина – Виктор. Когда заподозрил, девушка заявила: «Это мой бывший, нас ничего не связывает, кроме тебя, никого нет». В ответ на любые претензии устраивала истерики.

Александр сделал предложение руки и сердца, подали заявление в загс, и казалось, все идет хорошо, только сердце матери чувствовало тревогу.

– Он привел эту девицу к нам. Она весь вечер говорила о безумной любви, а мне было неспокойно, – вспоминает мать жениха Татьяна Александровна. – Сын буквально светился от счастья, готовился к свадьбе. Он взял кредит на 400 тысяч рублей. Аня затребовала «Крайслер», такой машины в нашем городе не было. Поехал в краевой центр, чтобы заказать напрокат автомобиль. Купил свадебное платье, обручальные кольца, которые она тут же забрала себе, снял ресторан. Делал всё, что она хотела.

/

«Я была вся в крови, хрипела»

Но тут что-то пошло не так. За два дня до бракосочетания жених и невеста поехали на обед в ресторан. Аня заявила: «Свадьбы не будет, я не готова». Кажется, точка была поставлена.

– По пути из ресторана проезжали мимо его дома. Саша попросил остановиться, якобы в туалет сходить, а сам пошел за ножом. Вернулся и стал резать меня, – восстанавливает хронологию произошедшего Аня. – Я была вся в крови, хрипела, он 20 раз ударил и ушел. Смогла набрать телефон Вити и попросила его приехать, только этот номер знала наизусть. Очнулась в больнице.

После кровавой разборки Александр поднялся на восьмой этаж жилого дома и прыгнул вниз. Девушка же чудом выжила, провела на больничной койке три месяца.

– У меня проникающие ранения легкого, желудка, были пробиты плевральная полость и диафрагма, потеряла много крови, – рассказывает Анна. – Сделали три операции. Вот уже месяц дома, работать не могу, пока очень слаба.

/

Однако родные Александра убеждены: во всех бедах виновата жертва. Они хотят засадить ее в тюрьму.

– Когда похоронили сына, в кошельке у него осталось 500 рублей, а на зарплатной карте рубль. Саша пахал день и ночь, чтобы ее обеспечить, – сокрушается мама умершего. – Зарабатывал больше 50 тысяч в месяц, всё тратил на Аню. Я узнавала в банке: эта девушка за три года набрала кредитов почти на два миллиона. Саша был влюблен в нее по уши, а она из него веревки вила. Встречалась и с ним, и с Витей. В один день у нее были назначены две свадьбы: с моим сыном и с Виктором. Эта девушка должна за всё ответить!

– Да не встречалась я с Витей, просто дружили мы, – уверяет Аня. – Сашку не любила, позволяла ухаживать, за несколько дней до свадьбы поняла, что не хочу быть с ним. Ни разу не позволила поцеловать меня в губы. Никакие кредиты он мне не оплачивал. Ну так, подарил три кольца и еще там что-то по мелочи. Родственники Саши после того, что он сделал со мной, не вышли на связь, не принесли извинений. Мама его скрыла от меня, что ее сынок в детстве наблюдался у психиатра.

/

Меж тем друзья погибшего негодуют по поводу несовершенства российского законодательства.

– Мы хотим добиться возбуждения дела по статье «Доведение до самоубийства», но в полиции нам уже отказали в этом, – восклицает лучший друг погибшего Александр Рогов. – Город у нас маленький, об Ане молва ходит, что она падкая на мужиков с толстым кошельком. Однажды пыталась устроиться в налоговую, приставала к начальнику, ее выгнали.

На все обвинения девушка отвечает:

– Может, я и виновата, но лишь в том, что принимала ухаживания, давала надежду. Когда мы познакомились с Сашей, у меня был тяжелый период после расставания с Витей, хотелось семью, детей, ведь мне 28 лет – пора. Но потом поняла, что Саша – не мой человек.

Евгений Тонкий, председатель Московской коллегии адвокатов «Тонкий и партнеры»:

– В рассматриваемом случае признаки состава преступления по ст. 110 УК РФ «Доведение до самоубийства»: угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства – сомнительны и трудно доказуемы.

Обстоятельства, характер общения и предшествующее поведение лиц говорят об обратном. Кроме того, нанесение погибшим девушке 20 ножевых ранений свидетельствует об аффекте. Таким образом, оснований для привлечения Анны к ответственности нет.

Фамилии жениха и невесты изменены.

 

 

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также