Новости дня

20 сентября, четверг





























19 сентября, среда
















Историческая реконструкция и современная агония


Реконструкция //
Реконструкция //

Реконструкция истории становится все популярнее и как увлечение, и как зрелище. Существует множество клубов, посвященных разным эпохам и странам, проводятся фестивали, к годовщинам исторических сражений устраиваются костюмированные шоу, воспроизводящие сражения прошлого.

А сегодня все большее распространение получает отдельная ветвь реконструкции – living history, или живая история, где особое внимание уделяется абсолютно точному копированию костюмов, оружия и предметов быта. С ребятами из одного такого московского клуба мы встретились за стаканчиком сидра – вполне исторического напитка.

Без женщин

На встречу пришли четверо бородатых мужчин и один безбородый (у самого молодого участника клуба Николая Соколова борода пока не растет, а вообще-то голые лица в те века не носили). В клубе Compagnie de Saint-Michel de la Normandie женщин нет, все строго:

– В Средние века жизнь у женщин была малоинтересная: они не воевали, не носили оружие, короче, был полный патриархат, – объясняет Александр Бессонов. – Современным эмансипированным девушкам такая роль не по вкусу.

А играть мужские роли не положено.

– На одном фестивале даже был случай, – добавляет Антон Носач. – Девушка ходила в мужском костюме, и организаторы потребовали, чтобы она переоделась в женский. Правда, эта девушка и без мужского костюма на мужика похожа...

Их клуб основан только в этом году, даже своего помещения пока нет. Тема – Нормандия XV века. Все участники раньше состояли в клубе «Нормандия», но, как сами говорят, «не сошлись во взглядах на реконструкцию» с его руководством: там больший упор делался на спорт, а не на аутентичность.

Уже существует солидная индустрия: кузнецы, портные, оружейники. Есть специальные ткацкие станки, позволяющие делать ткань по историческим технологиям. Реконструкция – вообще увлечение дорогое, поэтому случайные люди тут не задерживаются. Костюм Александра, например, стоил ему 50 тысяч рублей – и это только одежда, а еще ведь отделка, доспехи, оружие... Это тебе не плащ из занавески и не меч из лыжи: с таким комплектом сейчас уже и на ролевые игры не пустят.

Русских рыцарей боится Европа

Реконструкция быта – отдельная история, здесь без компромиссов не обойдешься. На некоторых фестивалях организаторы устраивают общую кухню с историческим меню, но чечевичная похлебка – штука безрадостная. Так что можно и тушенку, если никто не видит.

– Мы всегда на фестивалях готовим сами, стараясь придерживаться правил. Вот рецепт французского хлеба дошел до наших дней фактически неизменным, так что мы его покупаем. Пьем сидр, кальвадос, – рассказывает Александр.

Фестивали бывают коммерческие и частные – на вторых интереснее. Для выездов на международные фестивали за границу нужно обращаться в Министерство культуры – получать справки на оружие и доспехи: что это копии, не имеющие исторической ценности. Но и со справкой ты не застрахован от таможенных проблем: были случаи, когда людей просто не пропускали, приходилось объезжать через другой пункт. Вообще-то на европейских фестивалях русских реконструкторов побаиваются. Есть среди наших такие ребята, которые практикуют драки в полную силу, до серьезных травм. Их немного, но на имидж влияют.

Орган, отвечающий за патриотизм

– Когда ты участвуешь в бою, пусть и постановочном, вокруг тебя грохот, лязг оружия, дым – крышу здорово сносит, – азартно делится Антон.

У отдельных личностей сносит крышу настолько, что они полностью выпадают из реального мира, по жизни называют друг друга исключительно «мессир» и заставляют холопов лобызать сапоги. Лобызать, правда, особо некому – кто же по доброй воле в холопы запишется?

– Нормальный человек не пойдет в реконструкцию, – говорит Александр (в обычной жизни он занимается логистикой). – Понятно, что если человек все свободное время проводит в XV веке, то это потому, что он не может найти себе места в окружающей реальности с ее грязью, моральным разложением и отсутствием ценностей.

Средневековье не было розовой эпохой: жестокость, угнетение, антисанитария опять же. Такие штуки были в порядке вещей, от каких даже в наш аморальный век волосы дыбом встают. Реконструкторы это знают. Но в том-то и дело, что, глядя отсюда, мы можем выбирать лучшее и отказываться от худшего. Сами реконструкторы говорят, что такое увлечение пробуждает в человеке лучшие качества: честность, надежность, но главное – патриотизм.

Слышать это странно: каким образом увлечение Европой XV века может пробудить любовь к России?

– А это неважно, – отвечает Антон. – Просто человек начинает иначе чувствовать историю, уважать традиции, ценить свои корни. Развивается, скажем так, орган, отвечающий за патриотизм.

У «нормандских рыцарей» есть четкая политическая позиция, которую они не называют, отделавшись уклончивым «антисистемные взгляды».

– История идет по кругу, и у нее есть свои правила, – говорит «пехотинец» Андрей Смоляков. – Я уверен, что здесь все изменится уже лет через двадцать.

Антон тоже убежден, что изменения неизбежны:

– Первый признак того, что государство находится на грани краха – стремительно растущее количество новых законов: правительство из последних сил пытается отрегулировать жизнь общества. Но это уже агония. И сейчас мы наблюдаем именно это.

Предкам виднее.

Читайте также:

3 древних обычая, которые навсегда исчезли с началом реформ Петра I

Как конкурс "Россия 10" унизил патриотизм россиян

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания