Новости дня

14 декабря, четверг













































Соль для вен

0

В России под видом солей для ванн, корма для рыб и удобрений для цветов продаются сильнодействующие наркотики, от которых люди сходят с ума.

Запрещенного не обнаружили

9 июля на улице Туполева в Твери сгорел киоск с косметикой. 23-летний экс-чемпион мира по джиу-джитсу Егор Соколов швырнул внутрь ларька бутылку с зажигательной смесью. «Пироман» уверяет, что таким образом очищал город от наркотической скверны и что человек, сгоревший в киоске заживо, продавал эту самую скверну под видом… солей для ванн.

– Жители соседних домов тоже говорят, что в ларьке продавали наркотики, – рассказывает Виктор Прутовых, заместитель руководителя следственного отдела СКП РФ по Твери. – Но в тех пакетиках с солями для ванн, что мы изъяли, экспертиза никаких запрещенных веществ не обнаружила.

Экспертиза могла оказаться слепой по очень простой причине. Речь не о привычного вида гранулированной морской или косметической соли в баночках и коробочках, а о порошке в маленьких, похожих на пробники, ярких пакетиках. Стоит такая «соль» немыслимые для любителей домашних ванн деньги – от 1500 рублей за 1 грамм, и в воде ее, конечно, не разводят, а нюхают или колют в вену. В состав такой псевдосоли входят либо сильнодействующий наркотик мефедрон, либо не запрещенные еще аналоги, действие которых похоже на действие амфетаминов и кокаина. Употребивший такой порошок человек сначала испытывает эйфорию, потом – жуткую депрессию. Уже после третьего раза (!) у него возникает полная зависимость, развиваются психозы и шизофренический бред. Без порошков человек просто сходит с ума.

Самое страшное, что вещества, о которых идет речь, не входят в список запрещенных. Именно поэтому на наркоманском сленге такие «соляные» порошки называются «легалкой».

Ходовой товар

Ситуация с этой самой «легалкой» очень напоминает историю со стеклоочистителями типа «максимки», продававшимися в хозяйственных магазинах. Все продавцы знали, что используется этот товар не по назначению, что от него умирают алкоголики, но все равно продавали. Что касается «соли», она рассчитана на молодежь – в Интернете ее рекламируют как легальный клубный наркотик (будто наркотик у нас может быть легальным). И ларьки, в которых ее продают, нередко располагаются возле учебных заведений. Например, в Уфе такой киоск с косметикой стоял на улице Кирова по соседству с несколькими колледжами. Торговать «солями для ванн» в нем начали летом, милиционеры наведались туда 26 ноября. По словам сыщиков, продавщица отпускала до 15 пакетиков этой дряни в день, но сейчас уверяет, что не понимала, что именно продает, и никак не могла взять в толк, почему этот товар пользуется спросом. В октябре в Волгограде с острыми психозами от употребления «солей» попали в наркологию 13 подростков. Аналогичные случаи были в Казани, Питере, Москве. По данным Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков России, в этом году «соль для ванн» засветилась в 52 регионах России.

– Я сейчас как раз наблюдаю пациента, который в конце августа стал употреблять такую, а в октябре попал к нам в клинику с тяжелыми расстройствами психики, – рассказывает Алексей Кузнецов, старший научный сотрудник Национального научного центра наркологии Росздрава. – Первые две недели на него страшно было смотреть. Человек не понимал, что вокруг него происходит, головой о стену бился. Что намешано в этих «солях», непонятно. И тесты ничего не выявляют. Представьте: мать видит, что с ее ребенком что-то не то происходит, ведет его к медику, а определить, что сын или дочь превратились в наркомана, нельзя. Запрещать такие вещи надо как можно быстрее.

«Цвет, запах, эффект – всё осталось прежним!»

О запрете говорить легко, да только трудно воплотить в жизнь. Госнаркоконтроль пытается противостоять новой заразе как умеет. Например, тот же мефедрон под видом солей пошел в народ в конце прошлого года, а 29 июля 2010-го был внесен в перечень наркотических веществ. Постановление о его полном запрете вступило в силу только 12 августа. Наркодельцы тут же сориентировались – стали использовать другие вещества с аналогичным эффектом. И Интернет снова запестрел объявлениями о продаже «легальных» порошков. Продавцы, не стесняясь, нахваливают ядовитый товар, подчеркивая, что все законно. «Вся продукция, представленная на данном сайте, не противоречит законам РФ (включая все изменения 2010 г.), распространяется исключительно в ознакомительных целях и лабораторных опытов и не предусмотрена для употребления внутрь, – сообщает один из таких сайтов. – При покупке любого товара вы подтверждаете, что вам есть 18 и более лет, и берете на себя всю ответственность за дальнейшее его применение».
Представляете, какая это ловушка для подростка, которому хочется поскорее почувствовать себя взрослым? Вот вам сертификаты, что порошки прошли проверку на качество (об их реальной опасности не сказано ни слова), вот заверения в легальности, вот реклама «новинок» – для знатоков: «В продаже появилась легальная соль с новым составом, но с прежним эффектом! Теперь не содержит мефедрон и метилон!!! Но вы даже не почувствуете разницу!!! Цвет, запах, эффект – все осталось прежним!!!»

Звоню по указанному на сайте номеру, интересуюсь эффектом от употребления. Продавец на другом конце осторожно сообщает, что эти препараты предназначены для ознакомительных опытов. Перефразирую вопрос: мол, получу ли я от новинок тот же эффект при лабораторном опыте, что и с прежними препаратами?

Собеседник уверяет, что да:

– 1 грамм – от 2500 рублей плюс 200 за доставку. Доставка осуществляется по кольцевым станциям метро.


Медленная реакция

В Госнаркоконтроле распространяться на тему «легальных наркотиков» не любят. Для борцов с наркомафией это больная мозоль: с одной стороны, они боятся, что, озвучивая проблему, невольно будут пиарить новую наркоту, с другой – банально не успевают за производителями психотропных веществ.

 – Мы обновляем список запрещенных препаратов, но каждый год появляется до ста новых веществ, – рассказывает официальный представитель ФСКН Николай Карташов. Он считает, что обвиняют ведомство в медлительности несправедливо. Оперативники достаточно быстро выявляют новые вещества, проникающие на наркотический рынок. Но запретить их сразу невозможно. Потому что сначала эти вещества должны пройти ряд экспертиз, причем в лабораториях не только Госнаркоконтроля, но и Минздравсоцразвития. После того как спецы выносят заключение, что вещество можно отнести к наркотикам, начинается этап согласований. Как работает российская бюрократическая машина, ни для кого не секрет. Только переписка между ведомствами может длиться месяцами.

– А для запрета нужно специальное постановление правительства. В результате снижается оперативность, – резюмирует Карташов. – Так что надо и механизм по принятию таких решений менять. Ну, а кроме того, при запрете надо переходить к понятию «производные от аналогов». Ведь бывает и такое, что на основе уже запрещенного наркотика производители делают заменители.

Даже пресловутые спайсы с синтетическими каннабиноидами, запрещенные в прошлом году после серии скандальных публикаций в СМИ, снова выбрались из подполья. Теперь наркоторговцы продают их под видом корма для рыб и удобрений для цветов, вовлекая молодежь в страшные опыты над собственной жизнью.

наша справка

По данным ФСКН, ежегодно в России умирают более 100 тысяч наркоманов в возрасте до 30 лет. Еще несколько лет назад, по статистике ведомства, за год от наркомании гибли 30 тысяч человек.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания