Новости дня

18 декабря, понедельник








































17 декабря, воскресенье





Русскую деревню будоражат итальянские страсти

0

Многие мечтают уехать из России в сытую Европу. Больше всего наших сограждан манят Италия и Франция. А вот Жанна и Пьетро Мацца, наоборот, променяли солнечный Рим на… российскую деревню! И возвращаться на родину Рафаэля и Леонардо да Винчи не планируют. «Нам и в заснеженной России хорошо!» – улыбается сеньор Мацца.

Жанна – русская, выросла в Москве. В начале 90-х отправилась в гости к друзьям в Италию...

– Помните, в романе «Мастер и Маргарита» описывается, как на улице он и она шли навстречу друг другу, встретились взглядами, и вспыхнула любовь? – рассказала нам Жанна историю знакомства с будущим мужем. – Примерно так же было и у нас с Пьетро: познакомились мы на улице Рима. И буквально через 10 минут общения он предложил мне стать его женой.

– Не испугало, что Пьетро на 20 лет вас старше?

– На 21, если быть точной. Нет, не испугало, – рассмеялась собеседница. – Муж на этот счет говорит так: разница в возрасте не важна, надо быть «похожими головами», в смысле иметь одинаковые взгляды на жизнь.

– Некоторые думают, в европейских странах люди живут как в сказке: молочные реки и кисельные берега, а булки сами в рот прыгают, – рассуждает Жанна. – На самом деле это не так. И чтобы хорошо жить, надо много работать. По десять, пятнадцать часов в сутки… Пьетро – из простой семьи потомственных сыроделов, работы никакой не боится. В отличие от некоторых русских парней, которые любят полежать на диване после 8-часового рабочего дня с горестными стонами:  устал, ноги не держат!

В Россию после нескольких лет жизни в благополучной Италии семья приехала в гости к родственникам Жанны. Пьетро настолько проникся российскими реалиями, что… наотрез отказался возвращаться в Рим.

– Муж буквально влюбился в нашу провинцию, – продолжает Жанна. – Я-то сама, если честно, планировала вернуться в Италию. Но Пьетро загорелся идеей построить здесь семейный бизнес – ферму по производству сыров.

Место искали долго. В Московской области продавцы заламывали космические цены, да и экология оставляла желать лучшего. Наконец нашли участок в живописном уголке – селе Медное Тверской области. Обустроили ферму по производству сыров, дегустационный зал для туристов…

У супругов есть своя конюшня, куда как магнитом тянет многочисленных подруг дочери Джессики. В доме есть все удобства – и канализацию сделали, и ванную, и даже Интернет провели.

– Пьетро и сегодня считает, что в Италии хорошо отдыхать, а работать нормально можно только в России, – говорит Жанна. – Тверская область, например, размером почти как Италия. Но в Тверской области живут миллион человек, а в Италии 60 миллионов – муравейник. Сейчас, после мирового кризиса, в Италии тем более сложно. То, что мы построили здесь, там было бы невозможно сделать.

К русским реалиям сеньор Мацца адаптировался даже быстрее, чем его супруга.

– Зиму муж особенно любит, он не переносит жару. Водку не пьет, с пьяными не общается. Про дороги говорит: русские люди – герои, если могут вообще хоть какие-то дороги делать при таких погодных условиях.

С соседями по поселку отношения у итальянской семьи ровные: мужчины здороваются за руку, обсуждают проблемы, которых в жизни селян всегда хватает.

Есть, правда, завистники, которые ворчат вслед: мол, приехали, выкупили нашу землю, теперь жируют. Пьетро поначалу пытался простодушно объяснять, что обидеть никого не хотели, приехали работать. Но в итоге махнул рукой: на чужой роток не накинешь платок. Гораздо важнее атмосфера в семье, в которой порой бушуют нешуточные страсти. Как и положено в итальянской паре!

– Ругаемся часто, – признается Жанна. – Ведь начальник на любом предприятии должен быть один. А мы, получается, вдвоем руководим фермой, имеем разные взгляды на развитие производства, ссоримся из-за бытовых мелочей… Сейчас, правда, разделили «сферы влияния». Пьетро отвечает за технику, руководит рабочими-мужчинами. Я руковожу сотрудницами-женщинами, отвечаю за прием туристов.

Итальянские обычаи Мацца все же соблюдают, отмечают традиционные европейские праздники и два Рождества – католическое и православное.

– Одно из основных правил итальянского застолья: крепкие напитки можно выпивать только после застолья, а слабое вино – в любое время, – делится хозяйка. – А не до или во время, как бывает в России. Поели, поговорили, а потом, если хочется, можно и выпить.

Недавно Мацца купили два бывших колхоза в Тверской области, будут развивать производство.

– О чем вы мечтаете? – спросили мы Жанну напоследок.

– Даже не знаю, у меня и так все есть: прекрасная семья, любимая работа… И себе, и другим желаю прежде всего здоровья. Если оно есть, остальное зависит от нас самих.


 

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания