10:30, 23 Октября 2012 Версия для печати

Известная певица умирала в страшных муках

15 октября – девять дней со дня смерти Ады Якушевой, поэтессы, исполнительницы песен, первой жены знаменитого барда Юрия Визбора. Именно ей он посвятил одно из самых лирических своих сочинений «Ты у меня одна». Летом нынешнего года врачи обнаружили у Якушевой рак легкого. Ей сделали операцию, которая прошла успешно. Казалось, болезнь побеждена. Но в конце августа Ада Адамовна снова почувствовала себя плохо: начали мучить кашель, удушье. Диагноз врачей прозвучал, как приговор: неоперабельные метастазы в мозге.

О смерти Ады Якушевой сообщили 6 октября. Писали, что она ушла в мир иной тихо, без страданий. Однако вскоре выяснилось, что ей пришлось пройти через страшные испытания. До последнего дня рядом с Адой Якушевой была Татьяна Визбор, ее дочь от первого брака с известным бардом Юрием Визбором.

– Все эти страшные события произошли всего за каких-то три дня, – говорит Татьяна Визбор. – Летом у мамы обнаружили рак верхней доли легкого. Операцию срочно провели в Медико-хирургическом центре имени Пирогова. Она прошла успешно. Мама постепенно шла на поправку. Но врачи не заметили метастазы. Видимо, новообразование было настолько крошечным, размером с горошину, что его не показала даже компьютерная томография головного мозга. Спустя два месяца после операции маме стало плохо дома, она упала в обморок.

Татьяна вызвала скорую. Ждать долго не пришлось. Однако медики не облегчили состояние больной.

– Меня поразили равнодушие и циничность врачей, – вздыхает Татьяна Юрьевна. – Они прекрасно видели: человек умирает от отека мозга, нужна срочная помощь. Про то, что рак вернулся, мы тогда еще не знали. Как вы думаете, что сделали медики? Они измерили давление, сказали, что оно в норме и у них, видите ли, нет показаний для госпитализации! То же самое повторила и второй врач из скорой: за ту ночь мы вызывали неотложку два раза. Потом мне понадобилось по работе срочно уехать в Нижний Новгород. С мамой осталась моя сестра Дарья. Ей тоже пришлось вызывать скорую. На этот раз эскулапы заявили: «Мы труп этот никуда не повезем, она нам не нужна». Сестра подключила всех друзей, все свои связи, мои коллеги среди ночи звонили по больницам. Вы представляете, какое безумие творилось?! Человек умирает, а ему отказывают в медицинской помощи! С трудом Дарье удалось договориться в одной больнице, чтобы взяли маму. За деньги конечно же. Это обошлось сестре в сто пятьдесят тысяч рублей! Когда маму туда привезли, врачи сняли отек мозга, тогда-то и обнаружили метастазы. В той больнице мама провела около недели, а потом мы забрали ее домой, рядом с ней круглосуточно была сиделка.

– А потом началось хождение по мукам в поисках лекарств…

– В поликлинике, к которой мы прикреплены, у моей мамы был лечащий врач. Она не раз бывала у нас дома, осматривала маму, но последнее посещение не отметила в больничной карте. Из-за этого начались проблемы. Сначала я пошла за лекарством, которое мне выписал онколог, в аптеку. Мне сказали, что следует идти в поликлинику. Я бегом туда, но там огорошили вопросом: «Где вас носило? Ваш врач уже ушла». Я начала объяснять, что моя мама умирает, ей плохо и очень больно, лекарство нужно сегодня. Но медики были непреклонны. В первый день я шесть часов провела в этой поликлинике.

Моими слезами там можно было полы мыть! Меня все время гоняли из одного кабинета в другой: то паспорта нет, то полиса, то какого-то штампа. Мало того, мне не могли дать на руки карту мамы! И все потому, что наш врач ушла домой.

Когда же я пришла получать препарат, мне сказали: «Ой, а в карте не записано, что больную смотрела наш доктор. А без этого мы не можем выдать лекарство». Я опешила: «А как же справка от онколога?! В рецепте он поставил три восклицательных знака. Это означает, что лекарство нужно немедленно!» В ответ мне заявляют: «Да нам плевать на эту справку!» Тогда я им еще раз повторяю, что мою маму уже обследовали!

На второй день все повторилось. Оказалось, что у них нет круглой печати – пришлось ехать в другую поликлинику. В итоге препарат я получила на третий день. Пыталась объяснить заведующей свою ситуацию, но, думаете, она стала меня слушать? Выслушав мой рассказ про высокое давление, про то, что я пережила три гипертонических криза, эта «добрая» женщина ответила мне: «Если вы умрете, ваша мама умрет тоже, потому что ей никто, кроме вас, не поможет». Услышав эти слова, я просто онемела от ужаса!

Общаясь с врачами в наших поликлиниках, я заметила, что у них у всех один вопрос в глазах: «Что ты здесь забыл? Зачем ты сюда приперся?!» Вы думаете, только я столкнулась с этим произволом? Рядом со мной в очереди сидели два старичка. Они со слезами на глазах умоляли выдать им результаты анализов. Но их врач тоже ушел…

Купленное с таким трудом лекарство не облегчило страдания Ады Якушевой.

– 3 сентября мне выдали препарат. Я привезла его маме, но оказалось, что он не обладает обезболивающим действием, – не может сдержать слез Татьяна. – Посоветовали приобрести наркотический пластырь, чтобы хоть немного уменьшить страдания мамы. Его тоже выписали с трудом – опять не было какой-то круглой печати. Врачи еще сомневались, можно ли мне доверять, а то вдруг я наркоманка и беру пластырь для себя. Все слова о маме они просто пропускали мимо ушей.

Когда Аде Адамовне в очередной раз стало плохо ночью, мы опять вызвали скорую, врач, услышав мою историю, сказала: «Да они обалдели совсем, что ли?» Она принялась звонить в различные инстанции. Только после этого наконец-то поставили эту печать, и я съездила за пластырем. Но было уже поздно. Если бы пластырь попал к нам на два-три дня раньше, может быть, ситуация была бы другая…

– За несколько дней до смерти Ады Адамовны вы поместили ее в хоспис.

– Жалею, что не положили маму в хоспис раньше. Это звучит дико: как можно жить в стране, где больному человеку лучше всего в хосписе, чем  в больнице?! Там абсолютно другое отношение к больным и их родственникам. Там понимают, какой ужас приходится переживать, и всячески поддерживают, подбадривают. Сотрудники хосписа проявили участие к моей матери, даже к ее сиделке. В другие больницы мы пробивались с какими-то пропусками, вынуждены были то деньги совать в паспорта, то еще на какие-то ухищрения идти. Здесь же ничего подобного не потребовалось. Когда мама лежала в реанимации в больнице, меня вдруг вызвали к ней. Я, конечно, побежала со всех ног. Но путь мне преградил охранник, мол, не положено. У меня в этот момент просто нервы не выдержали. «Да вы поймите, – кричала я, – нас вызвали в реанимацию!» Те стоят насмерть: «Нельзя, и все. Пусть за вами спустятся». А в хосписе на мой вопрос, могу ли я приехать к маме ночью, ответили: «Конечно, в любое время дня и ночи»… Бедная моя мамочка, сколько она пережила! Сейчас она в лучшем мире. Ей там спокойно и светло.

В тему

Вот что о страшных муках Ады Якушевой написала на своей странице в социальной сети телеведущая Ирина Петровская: «Только что вернулась от Татьяны Визбор, дочери Ады Якушевой, умершей вчера. Нашей любимой Ады… Ада, маленькая, хрупкая, весившая к моменту смерти 37 кг (!!!), умирала в страшных мучениях, потому что в этой поликлинике не было то печати, то Мариванны, выдающей справки… «Все страдают!» – отвечали люди, которых язык не повернется назвать врачами. Накануне ухода Ады приехал врач из хосписа, ужаснулся страданиям, которые она испытывает, потому что районные суки не прописывают ей наркотики, и увез ее с собой. Там ей впервые вкололи морфий, и наша любимая Ада впервые за месяц, наверное, заснула, повернувшись на бочок и подложив кулачок под щечку. Утром она ушла…

Прости нас, Ада!»

История их любви

Впервые Ада Якушева увидела Юрия Визбора в Московском государственном педагогическом институте им. В. И. Ленина в 1954 году.

«Визбор приглядывался ко мне и каким-то образом втянул меня в общество туристов, – вспоминала Ада Адамовна. – Несмотря на то, что от туризма я была очень далека, все же стала посещать это общество и даже ходить в походы. В этом обществе каждый второй сочинял стихи, каждый третий – музыку. Казалось, что там главный предмет – это сочинение песни. И поскольку все вокруг писали, то я тоже решила попробовать. А Визбор подарил мне три гитарных аккорда. Самое любопытное то, что у нас была большая симпатия и привязанность. О любви никто не говорил. Позже он по распределению уехал в Архангельскую область. Оттуда часто писал письма. Затем его забрали в армию. Мы писали письма друг другу почти каждый день».

В 1958 году они поженились, и у них родилась Татьяна. Но спокойная семейная жизнь Визбора не прельщала. Он жил на полную катушку: пел, безумствовал, гулял, в то время как у его маленькой дочки не было даже коляски. Когда Визбор купил горнолыжные ботинки, Ада была в ужасе. На эти деньги семья могла бы жить целый месяц. Любовная лодка постепенно разбивалась о быт. От этого быта и суеты Визбор убегал в горы.

Юрий и Ада расставались долго и упорно. Визбор то уходил, то приходил. Конец их отношениям положила сама Якушева, написав как-то мужу: «Наверное, у тебя появилась другая женщина, от которой тебе трудно отказаться». И уехала в командировку… Для Якушевой расставание с Визбором было большой трагедией на всю жизнь. Эта трагедия ощущалась и в ее песнях.

Юрий Визбор – один из основоположников жанра  авторской песни, родился 20 июня 1934 года в Москве. В 1951 году поступил в Московский государственный педагогический институт имени Ленина. После службы в армии работал журналистом. Был одним из организаторов звуковой газеты «Говорит Комсомолия», радиостанции «Юность». Его песни распространяли с помощью неофициальных магнитофонных записей, в середине 60-х они стали популярными.
 В 1965 г. Визбора пригласили на небольшую роль в фильм Марлена Хуциева «Июльский дождь». Затем он много снимался в кино. Самая яркая его роль – Мартин Борман в фильме «Семнадцать мгновений весны».

Юрий Визбор был женат три раза. В 1958 году он женился на Аде Якушевой. Их дочь Татьяна – журналистка. В 1967 году он вступил в брак во второй раз – с актрисой Евгенией Ураловой, познакомившись с ней на съемках фильма «Июльский дождь». Она родила ему дочь Анну.

В третий раз Визбор женился в 1974 году. С последней женой Ниной Тихоновой он не расставался до конца своей жизни. 17 сентября 1984 года Визбор скончался от рака печени.

Читайте также

Креативный редактор «Собеседника» Дмитрий Быков: Ада Якушева всегда была в тени мужа Юрия Визбора…

Трагедия семьи Елены Сафоновой


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:06, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил причины восприимчивости к погодным переменам и временам года
»
06:07, 08 Декабря 2016
На канале «Россия 1» завершается работа над сериалом о советских дипломатах «Оптимисты», узнал Sobesednik.ru
»
00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»