16:08, 14 Сентября 2015 Версия для печати

В деле Урлашова появились новые странности и перетасовки

Евгений Урлашов
Евгений Урлашов
Фото: Russian Look

Защитник отстранённого мэра Ярославля изобличил следствие в загадочной «перетасовке» документов уголовного дела.

Отстраненный от исполнения обязанностей мэр Ярославля Евгений Урлашов, обвиняемый в получении и покушении на получение взятки в особо крупном размере, сейчас находится в ярославском СИЗО и ждет предварительных слушаний по делу. Заседание суда пройдет 14 сентября в закрытом режиме.

Несмотря на то, что расследование по делу закончилось еще в июле прошлого года, документы уголовного дела были составлены с грубейшими нарушениями, о чем было объявлено на странице самого Евгения Урлашова в Facebook. Адвокат Урлашова Сергей Голубенков рассказал Sobesednik.ru только о некоторых нарушениях закона, допущенных следствием:

— Это история из области занимательной арифметики. Например, оперативники передали следствию 558 фонограмм, записанных при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Из них 58 файлов добросовестно отслушивают и оформляют в качестве вещественного доказательства, а остальные якобы к делу не относятся. Но мы, защита, тоже имеем право убедиться, что остальные 500 записей не имеют никакого отношения к делу. Нас убеждали, что они действительно не имеют никакого отношения к делу. Но прослушав часть разговоров, изучив распечатки телефонных соединений всех фигурантов дела, разговоры которых прослушивались, мы увидели, что там какие-то обрывки и на самом деле есть еще в несколько десятков раз больше фонограмм, которые не приобщили к делу. Заявили ходатайство об их истребовании — и получили ответ, что дисков с остальными разговорами давно уже нет.

Кроме того, и Урлашов, и защита уверены — в тех телефонных разговорах, которые не были приобщены к делу, и кроются доказательства невиновности отстраненного мэра.

Однако на этом история с телефонными разговорами не заканчивается. Через полгода после окончания следствия следователь истребовал и получил еще 1500 записей, и спустя три месяца их тоже приобщили к делу.

— Происходило это примерно так: оперативник, отвечающий за отслушивание записей, в описании к ним писал примерно следующее: «Здесь установленное лицо разговаривает с неустановленным лицом о всякой фигне». Видимо, всем участникам процесса, прокуратуре, суду предлагается верить ему на слово, что так оно и есть. Ни дословной расшифровки, ни даже содержания разговора расписано не было. Естественно, не было и фоноскопической экспертизы этих записей. А то, что следователь или оперативный сотрудник сам там услышал — это не доказательство, это надругательство над процессом. Как это можно в таком виде приобщать к делу?! — возмущается адвокат.

В новых фонограммах обнаружилось порядка 200 файлов на армянском языке. Без перевода, конечно. Однако, как утверждает Сергей Голубенков, в некоторых записях участники разговора поздравляют друг друга с арестом мэра.

— Мы слушали эти переговоры и, конечно, узнали слова «Шмелев», «Радострой», «Авдолян», — комментирует Голубенков, — Приобщение и исследование этих записей говорит о том, что следствие фактически продолжало предварительное расследование в тот момент, когда оно было уже окончено и сторона защиты знакомилась с делом.

Но и это еще далеко не все. Защита Урлашова сообщила, что оформление вещественных доказательств в виде «прослушек» — далеко не единственное слабое место в этом деле — само дело было оформлено совершенно неверно.

— 5 августа 2014 года, когда следствие закончилось, в нём было всего 59 томов, и в декабре двое из троих обвиняемых по делу — Дмитрий Донсков и Алексей Лопатин — закончили ознакомление с ними, — продолжает Сергей Голубенков. — 16 июля 2015 года, когда Басманный суд ограничил Урлашову срок ознакомления с делом до 3 августа, следователь пояснял, что в деле 59 томов «плюс примерно 8». Но уже 4 августа, когда ознакомление с материалами дела заканчивали мы, томов оказалось 70, и мы не успели все их изучить. А когда дело пришло в суд из прокуратуры, выяснилось: в деле 77 томов. Таким образом, к моменту поступления дела в суд в нем прибавилось еще 10 томов, которые никто не видел!

Сергей Голубенков
Сергей Голубенков
Фото: личный архив

По закону, следствие может дополнять дело, добавляя в тома документы, полученные по ходатайству сторон, но не может произвольно увеличивать количество томов и изменять их содержание.

Вот только один пример. Во всех судебных заседаниях следствие указывало на то, что 05.08.2014, по окончании следственных действий, Евгению Урлашову было предъявлено к ознакомлению 59 томов, но даже этот протокол, датированный 05.08.2014, содержится в 76-м томе, которого на тот момент просто не существовало! Таким образом, протокол, составленный 05.08.2014 и фиксирующий, что объем дела — 59 томов, расположен среди документов, появившихся уже после подписания протокола, составленного спустя ровно год, 04.08.2015, и подтверждающего, что в деле 70 томов.

В 74-й и 75-й тома «переехали» также протоколы предъявления материалов дела для ознакомления в отношении Дмитрия Донскова и Алексея Лопатина, датированные 06.08.2014 и 07.08.2014. При этом Дмитрий Донсков и Алексей Лопатин ознакомились со всеми документами дела (среди которых, естественно должны были быть и эти протоколы) в количестве 59 томов в декабре 2014 — январе 2015 гг.

Возникает ряд вполне закономерных вопросов: что находится в деле на месте этих документов? Что скрывает следствие бесконечной перетасовкой материалов? Что в черном ящике?

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»