05:30, 18 Декабря 2013 Версия для печати

Как чиновников-коррупционеров ловят на детекторе лжи

Детектор лжи
Детектор лжи. Фото «Русский взгляд»

В последние годы администрации регионов и городов России вводят в свой постоянный арсенал борьбы с коррупционерами во время проведения торгов по госзаказам полиграф, или детектор лжи. Эффективность этого оружия «Собеседник» опробовал на себе.

Тот самый полиграф

Тот самый страшный и ужасный полиграф, из-за которого к торгам в Москве уже не были допущены более 300 прежде уважаемых специалистов, оказался невзрачной коробочкой с проводами, одни из которых тянулись к ноутбуку, другие – прямиком ко мне.

Первый датчик мне прикрепили на грудь, второй невесомым, но тяжким грузом – на спину с комментарием:

– Это чтобы фиксировать ваше дыхание, работу легких.

На стуле под ягодицами примостились еще две металлические блямбы.

– Они измерят вашу моторику, – пояснили, – уловят даже те движения, что вы сами не ощутите.

Завершили картину приготовления к антикоррупционному аутодафе еще четыре датчика на пальцах рук: три на левой и один на правой. Они ловят пульс и малейшее трепыхание сердца.

Как только полиграф включается, сразу начинает стучать в пальцах и в голове: в пальцах – кровь, в голове – мысль: «Что, если провалюсь?» Вроде ничего страшного и не сделал, а все равно боязно. Представьте, что должен чувствовать взяточник.

В этом году точно такую же проверку на полиграфе про-шли 1240 чиновников столичного правительства, большинство из которых участвуют в проведении госзакупок. 140 из них, то есть каждый восьмой, тест провалили.

Это не значит, что этих работников тут же уволили – просто в ближайшее время их не подпустят к большим деньгам.

– Крайне эффективная мера, – не нарадуется на детектор лжи руководитель департамента по конкурентной политике правительства Москвы Геннадий Дёгтев. – С инициативой тестирования мы выступили еще в конце 2010 года (Сергей Собянин ее поддержал), и сейчас у нас никто не может стать членом конкурсной комиссии, если он не прошел полиграф по своим моральным качествам. С каждым годом уровень ротации, когда человек не проходит тестирование, снижается. Если в конце 2010 года он доходил почти до 35–40%, то в этом году ротация чуть больше 12%.

Благодаря применению полиграфа риск возникновения так называемой коррупционной составляющей торгов снижен на треть.

29 уголовных дел

Не все, впрочем, благостно. У заместителя прокурора Москвы Владимира Ведерникова оказались под рукой совсем другие цифры:

– Наличие сговора на рынке госзакупок – одно из самых опасных явлений в сфере коррупции. И за 9 месяцев этого года нами возбуждено 29 уголовных дел по этим фактам, 8 из которых уже направлено на рассмотрение в суды. Действия злоумышленников, как правило, расцениваются как мошенничество, коммерческий подкуп, халатность, дача и получение взятки и как злоупотребление должностными полномочиями.

Всего же прокуратура только за эти месяцы накопала 636 нарушений законодательства при размещении госзаказов, за что были привлечены к административной ответственности полсотни чиновников! Даже полиграф взяточников недодушил.

– Вы-то сами как оцениваете успехи мэрии в борьбе с коррупцией при проведении тендеров? – интересуюсь у Дёгтева.

– Только честно, без лишних дифирамбов: у меня есть статистика прокуратуры.

– У меня она тоже есть, и я могу вам рассказать подробности по каждому эпизоду. Но вы забываете, что у нас в столичном правительстве – двухуровневая система размещения заказа (при величине контракта до и свыше 50 миллионов рублей). По всем возбужденным делам могу сказать, что они проводились на низком, так называемом втором уровне. Это тендеры, которые проводят коммунальные службы, школы, больницы. Там действительно еще есть проблемы с компетенцией тех, кто проводит эти торги, поэтому мэром была поставлена задача централизовать все эти закупки, чтобы изменить их порядок и компетенцию тех, кто за них отвечает. В том числе и с помощью полиграфа.

– Нескромный вопрос, но вы-то сами его проходили?

– Конечно, одним из первых. Это был 2010 год, мы тогда его только внедряли, поэтому я не мог этого не сделать.

Сердцу не прикажешь

Не смог и я пройти мимо детектора лжи, но перед тем, как опутаться проводами, поинтересовался у Сергея Раскатова, члена экспертного совета, тестирующего чиновников, часто ли те отказываются от тестирования.

– Из 1240 – 17 человек. Это дело добровольное, но руководство делает соответствующие выводы.

– А сколько стоит подкупить специалиста, чтобы он не сдал коррупционера начальству?

– Все заключения мы утверждаем на общей комиссии, так что не получится.

– И что, к этим вашим заключениям всегда прислушиваются? Неужели никто из не прошедших тест не остался на прежнем посту?

– Наши заключения не приговор. Они ложатся на стол руководителя вместе с другими документами, которые готовят ФСБ, налоговая и прочие службы, и решения уже принимаются по их совокупности.

– Так всё же? Были прецеденты?

– Специально не следил, но был один чиновник, который показал... не очень хорошие результаты, но был переназначен. Правда, не на пять лет, как обычно, а всего на год. Наверное, ему дали такой испытательный срок.

Говорят, есть какие-то способы обмануть полиграф, но моя попытка не удалась, как я ни старался. Трижды уверял, что моя фамилия на самом деле не моя. Чтобы запутать компьютер, неровно дышал и немного ерзал, так что мои легкие и моторика, судя по графику, были вроде бы в норме, а вот сердце… Сердцу не прикажешь – специалисты тут же вычислили, когда я говорил неправду.

Без конверта не обошлось

Тестирование на полиграфе всех желающих проходило в рамках международной конференции «Практики противодействия коррупции», хозяином которой стала делегация московского правительства во главе с вице-мэром Натальей Сергуниной. Вопреки ожиданиям мероприятие оказалось не из тех, что для галочки. Кроме иностранных гостей вроде Шеннон Буллок из ООН или Федерики Салиолы от Всемирного банка, приглашение, например, получил и неоднократно критиковавший столичных чиновников (за дорогое озеленение Тверской, за деньги, потраченные на приведение в порядок Крымской набережной) Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. И правильно: если уж бороться с коррупцией, то сообща, как во время войны. Да это, по сути, война и есть – на невидимом фронте.

Ставку в этой войне мэрия делает не только на полиграф, но и вообще на открытость власти и прозрачность принятия главных решений. Что лишний раз продемонстрировала онлайн-трансляция интерактивных торгов. А со вступлением 1 января в силу нового закона «О контрактной системе в сфере госзакупок» планируется и вовсе если не извести коррупцию на корню (что вряд ли возможно), то хотя бы свести ее к минимуму.

Некоторых участников, правда, насторожила врученная каждому папка с документами конференции, в которую был вложен пустой конверт. Я и сам было подумал: «Ну вот, и здесь начинается!» Но оказалось, в конверты надо было класть не взятки, а свои предложения по борьбе с ними. А что, вдруг поможет?

Читайте также:

Владимир Путин, коррупция и демонстративная пощечина Сергею Иванову

Выяснились причины, по которым Россия поднялась в ежегодном рейтинге Transparency International несмотря на прежнюю оценку ситуации с коррупцией в стране

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

11:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил подробности о новом сериале «Красные браслеты» на «Первом канале»
»
10:44, 07 Декабря 2016
Диакон Андрей Кураев опубликовал в своем блоге текст о многомиллионной «черную кассе церковной взаимопомощи»
»
10:08, 07 Декабря 2016
Политолог, профессор МГИМО Валерий Соловей – об очередном послании Путина Федеральному собранию
»